Известный казахстанский медиаменеджер прокомментировал свое присутствие на семинаре россиянина вызвавшее ажиотаж в соцсетях

В минувшие выходные Казахстан со своим семинаром посетил известный российский тележурналист Владимир Соловьев.

За несколько дней до начала мероприятия известные политологи резко осудили приезд популярного телеведущего, как и раскритиковали тех, кто посетил сам семинар. Бизнесмен, издатель Forbes Kazakhstan Арманжан Байтасов поделился впечатлениями от встречи с Соловьевым и ответил критикам в интервью «Саясат».

- Как вы относитесь к критике, которая посыпалась после того, как вы опубликовали фото с Соловьевым?

- Меня пригласили на это мероприятие, я не организатор. Я на самом деле очень спокойно отношусь к критике. Поскольку я медийщик, я понимаю, что у любой медали есть две стороны. Без критики нет развития. Единственное, что может вызывать беспокойство,  - это когда переходят на личности и когда поступают угрозы.

- Что вы ответите критикам?

- У каждого есть свое мнение. Тем, кто критикует меня за то, что я пошел на семинар, я могу сказать одно: я профессиональный медийщик, тележурналист, мне было интересно посмотреть на работу другого профессионала. То, что Соловьев профессионал своего дела, у меня не вызывает сомнения. Я не хочу говорить про его политические взгляды. Я их не знаю. Он про них не рассказывал. Вопросы и ответы после семинара были не про политические взгляды, а про его личную жизнь, его отношение к жизни и богу и др.

К слову, в мае этого года я собираюсь пригласить создателя российского оппозиционного телеканала «Дождь» Наталью Синдееву в рамках Forbes club. А что если она кому-то не нравится, то значит, мне нужно отказаться от того, чтобы пригласить профессионала, который мог бы нам рассказать о том, как вести бизнес и вести независимые масс-медиа? Я более чем уверен, что многие сторонники Новороссии будут против её присутствия в Казахстане.

- С одной стороны, вы выступали против российской пропаганды в Казахстане, с другой, складывается впечатление, что вы её легитимизуете.

- У меня до сих пор позиция не поменялась. Я считаю и считал, что у нас засилье российских СМИ, мы проигрываем своё информационное пространство. Это факт.

С другой стороны, назовите мне звезду в Казахстане, которая может выступить на одной площадке и адекватно выступать против Соловьева на телерынке. Чтобы оппонировать, надо иметь образование, понимать, как работать, как выступать….Из этой ситуации с Соловьевым выходит, что у нас люди выступают против того, чтобы получать образование.

Чтобы что-то изучить я буду читать книги, пособия, заходить в интернет, опять же – ходить на семинары, практиковаться, выходить в эфир. То есть это нормальная работа. Я за то, чтобы у нас в Казахстане появились сильные телеведущие, которые бы воспринимались на всем евразийском пространстве. В Казахстане пока нет такого человека, которого бы как рупор одинаково воспринимали в Москве, Астане, Минске, Тбилиси. Я с уважением отношусь ко всем, но такого телеведущего или сильной личности, которая могла бы сейчас противостоять, у нас нет. Нам надо ещё таких людей воспитать, нам нужны такие люди, которые будут в медиа отстаивать интересы нашей страны.

- И напоследок – чему вы научились на этом семинаре?

- Я не скажу, что я там услышал что-то сверхновое по переговорам. Я шел туда с мыслью о том, какие переговоры могут быть жесткие. Потому что я сам не сторонник жестких  переговоров. Я был готов оппонировать по поводу того, что жесткие переговоры – это путь в никуда. Но Соловьев сам в этом признался и сказал, что жесткие переговоры – это не выход.  

записал Халил МУКАНОВ (http://sayasat.org )

 

Рейтинг: 
Средняя: 5 (1 vote)

Комментарии

Cрач знатный случился в Сети по сему поводу. Но Арманжан нормалег отвеил.

Херня. Тут, да... А вот в Фейсбуке, очень слабо ответил.

от бля и на хуй сесть и рыбку съесть...

байтассофф считает что охуенная отмазка типо "я не в курсе его позиций и взглядов..... далее если ктото чтото то то не значит что он не рукопожатен ... 

1.итог- байтасов слеп глух и не видел и не слышал о проститутке - театарале и клоуне пропагндистского кривляки соловья? он с какого аула выпал? 

2. то есть если мы мило встечаться- обниматься и мило беседовать с - кажгельдиным, аблязкиным, храпунковым, а главное! лидерами хитбутахрир, аль- каеды, имамами и наставниками ваххабитов, и потом скажем что просто говорили о их быте- семье и так чисто по братски .... то нам не педъявит ни кто нихуя? - итог- можно сгонять в ирак сирию и т.д..? если что прецедент байтасофф???

ну ипро научится....

ну еб вашу машу!

чему бля учиться? пиздаболству?  а самб байтаска пробовал дать площадку  ашим пиздаболам? пригласи ради прикола- мамая, ергалиеву, тайжика, того типа не помню- ряженого что на шевченко держинского все плааты ввешал, одуванова, нарымбайкина и пару нац шовинистоф...

 в студии такооой срач будет! соловьев и пукнуть не успевать будет! 

он бля театрал! не стоит говорить о уме и прочем его- по слушайте его бред в перемешку с истериками и потоком гонора на радио в утреннем эфире- радио россии. все- все кто в студии проплачены и с ролями! не спорю- умнейший сатановский но... ему пообещали неприкосновенность его металлургической империи и как на чай платят за типо выступления на том ж радио, еще паре персонажей так же дали эфиры на том ж радио, оппоненты типо укро и польско и немецко- тож подстава, 

посмотрите https://www.youtube.com/watch?v=IWZ1jyNXRko

в общем суть такова- у нас просто тупо ни кто не берется за режиссуру. а актеров и у нас море. как и персонажей разного пошиба. так что говорить о соловье как о умнейшем.. я лично не раз и не два слушал и передачи и эфиры смотрел- суть одна одни и тее мнения реплики и фразы с эпитетами, наборы заученых   реплик, пафос и гонор. мания величия и прочее. но- но это все бываеет и есть при каждом руководстве росии вспомните того ж доренко рупор- где он кто он? ноль? а кааак пеел... это современный клоун  он такж впадет в небытие с уходом его выставившего руководства. придет новый и т.д.

а у нас.. а у нас тишь .. так как тот  байтас ссыт. ссыт как при энурезе. не дай аллах правящим не понравится передачка и его за яйки и заберут все и вся  у всей сеемейки обвинив а точнее просто огласив все махинации и пути как он нажил свое бабло. 

у нас страна ссыкунов. а попиздеть и у нас мастеров мооооооооре

 

Арманжан очень мирный и не жесткий человек. И решил вот узнать шо цэ таке "жесткий переговорщег":-))) И попал

У парня есть траблы посложнее каких-то там наездов из-за какогото Солоьева....

 

4 апреля Медеуский районный суд Алматы вынес решение о взыскании с Forbes.kz, Ratel.kz и журналистов этих изданий 50,2 млн тенге в пользу бывшего министра Зейнуллы Какимжанова и его сына Ильхалида. Решение суда прокомментировал издатель Forbes Kazakhstan Арманжан Байтасов

Арманжан Байтасов.
Арманжан Байтасов.

Напомним, Зейнулла Какимжанов, его сын Ильхалид, а также подконтрольные им компании АО «К-Дорстрой», ТОО «Фирма «Автодорсервис» и топ-менеджеры этих компаний обратились в Медеуский районный суд Алматы с исками о защите чести, достоинства и деловой репутации к Forbes.kz, Ratel.kz и журналистам этих изданий.

 

Истцы пытаются оспорить ряд публикаций, в которых рассказывалось, как бывший министр госдоходов Какимжанов вступил в конфликт с партнером своего сына по товариществу «Автодорсервис». Участниками конфликта высказывались предположения о рейдерском захвате предприятия. Какимжановы посчитали, что факты, изложенные в публикациях, не соответствуют действительности, и выдвинули иски против названных СМИ. В исках они просили суд удалить публикации с сайтов, опровергнуть сведения и взыскать с журналистов десятки миллионов тенге. Суд полностью удовлетворил иск Какимжановых во время закрытого процесса. Впереди еще несколько процессов.

F: Арманжан Мерекеевич, каково ваше мнение по поводу решения судьи Медеуского районного суда Тимура Жумамуратова?

- Решение суда, конечно, было ожидаемым и не стало для меня новостью. Ничего не утверждаю, но нам показалось, что суд изначально имеет какое-то свое видение по исходу дела.

F: На что вы обратили внимание?

- Процесс был завершен в рекордные сроки, складывалось впечатление, что судья Жумамуратов зачем-то торопился: если сторонам необходимо было знакомиться с новыми обстоятельствами дела или с принятыми ходатайствами, то слушания переносились чуть ли не на следующий день. Хотя, конечно, может быть, я ошибаюсь по поводу спешки.

Могу сказать, что журналистские расследования – это большой серьезный суд, который требует сбора огромного числа документов. Это поиск аффилированности того или иного лица с компаниями, выявление подконтрольности активов и многое другое. На основании документов делаются определенные выводы, которые затем снова проверяются. Мы как журналисты не имеем своего мнения в материале, мы – «упаковщики» фактов, которые находим, собираем.

Наша сторона предоставила суду все необходимые документы: выписки с e-gov, документы надзорных органов, контролирующих организаций, переписку между властью, компаниями и другие официальные бумаги. Суд счел, что нам необходимо опровергнуть данные, полученные от официальных государственных органов. У нас нет слов. Уверен, что вышестоящие суды помогут найти нам эти слова.

Дело в другом – от нас требуют удалить эти материалы! А вот это уже совсем другое дело. То есть не опровергнуть какие-то отдельные моменты, а удалить материалы целиком. Безусловно, мы прекрасно понимаем стремление Какимжанова предать забвению те факты, о которых писали мы и наши коллеги из Ratel.kz.

F: Есть уверенность в своей правоте?

- Forbes – это не только бренд, но и западные бизнес-процессы, а также стандарты, которые мы используем в работе, при подготовке материалов. Мы опираемся на открытые источники, внимательно проверяем документы, в нашем штате работают отличные аналитики.

Более того, я давно знаю Марата Асипова, Геннадия Бендицкого, Сапу Мекебаева. И могу сказать, что это профессионалы высочайшего класса, которые внимательно относятся к каждой строчке, выходящей из-под их пера. Они давно работают в масс-медиа и занимаются темами, за которые возьмется не каждый журналист. Это профессионалы с большим стажем, знающие наши реалии. Я могу сказать, что и у них отношение к информации и её интерпретации очень серьезное.

F: Как вы думаете, что вынудило Зейнуллу Какимжанова обратиться в суд?

- Мне трудно понять, зачем Какимжанову судиться и что он хочет доказать в суде. Факты, озвученные нами, проверены, уголовные дела, о которых мы пишем, нами не выдуманы; проблемы со своими акционерами и партнёрами, которые есть у Какимжанова,  – тоже не наши домыслы, а реальный факт; качество взлётно-посадочной полосы в Уральске вызывает сомнения не только у нас; арестованные сотрудники его компаний – тоже правда. Что мы должны опровергать? Может быть, нам тогда из суда выдадут какой-то точный текст, который мы опубликуем? Но только такой, чтобы потом на нас в суд уже не подали другие люди, другие организации.

Утопия, конечно, но, я хотел бы пригласить на работу в Forbes судью Жумамуратова. Пусть он у нас ведет журналистские расследования, ведь он так быстро справился со своей работой, так хорошо всё исследовал, всех расспросил и вынес свой вердикт. А что, если судья ошибается? А что, если он плохо ознакомился с делом? Но он так просто накидывает журналистам 50 миллионов тенге, словно это какой-то пустяк. В редакциях, между прочим, работают люди, получают зарплаты, платят налоги. Издатели СМИ создали дело, создали рабочие места, а что создал судья Жумамуратов? Не знаком с судьей лично, но очень бы хотел спросить у него: до конца ли он осознаёт, что делает? Ведь такие суммы могут раздавить СМИ. До конца ли он уверен в своей справедливости? Ведь если он ошибается, то недоверие к судебной власти влечет за собой недоверие к самому государству. Если судья так уверен был в своей справедливости, то почему сделал этот процесс закрытым?

Мне даже немного жаль Какимжанова: его победа в суде ничего ему не даст, факты, изложенные нами, - это правда. Ему нужно решать свои проблемы, при чем здесь суд с журналистами? Суд же не уладит его дела с партнёрами, с работниками, с контролирующими органами. А если наши деньги ему нужны для того, чтобы залатать дыры на взлётно-посадочной полосе аэропорта Уральска, то, может, и стоит ему их заплатить, главное чтобы не случилось никаких инцидентов и да, надо проследить, чтобы было целевое использование средств.

F: Вы так спокойно про это говорите. Вы что, совсем не переживаете по поводу решения суда?

- Нет. Правда на нашей стороне.

F: Кстати, об этом. Судья Тимур Жумамуратов принял невероятное решение, сделав процесс закрытым, хотя оснований для этого по сути не было: на суде не рассматривались документы, связанные с государственной тайной, не было несовершеннолетних и так далее. Были лишь претензии гражданина Какимжанова и его сына к другим физлицам и СМИ… Есть ли у вас мнение по этому поводу?

- Я сейчас отвечаю на этот вопрос, а имею ли я право вообще говорить или даже думать об этом? С самого начала судебного процесса судья Жумамуратов запретил Forbes.kz, Александру Воротилову, Ratel.kz не только писать об этом деле, сделав процесс закрытым, но и делать какие-либо публикации в социальных сетях в личных и редакционных аккаунтах. Мы не могли освещать процесс, говорить что-то о подконтрольных Какимжанову компаниях. Следуя логике судьи Жумамуратова, можно было бы запретить нам думать о Какимжанове, обсуждать его с нашими юристами.

Обычный гражданский процесс сделали закрытым. Хотя на суде не рассматривались дела о государственной измене, об изнасиловании или других подобных вещах.

F: Будет ли издание оспаривать решение судьи Жумамуратова?

- В настоящее время мы не получили на руки решение суда, а слышали только, как его зачитал судья Жумамуратов. Мы не согласны с тем, что зачитал нам судья, и поэтому, разумеется, продолжим борьбу, и будем оспаривать это решение. Мы уверены в своей правоте и не оставим это дело просто так. Мы считаем, что, вынесенное решение суда – это нарушение наших конституционных прав, и оно направлено против свободы слова.

F: Процесс «Какимжанов против журналистов» не закончен: впереди рассмотрение в суде ещё двух исков. Претензии к СМИ есть у подконтрольных Зейнулле Какимжанову ТОО «Автодорсервис» и АО «К-Дорстрой» - эти компании защищают свою деловую репутацию. Кстати, не так давно заместителя генерального директора «К-Дорстрой» арестовали за взятку… Есть ли у вас какие-то ожидания по поводу исхода этих процессов? «Автодорсервис», к примеру, требует взыскать с обеих редакций в общей сложности более 72 млн тенге.

- Арест топ-менеджера АО «К-Дорстрой» еще раз показал, какую деловую репутацию защищают наши оппоненты. Да, на нас продолжают подавать в суд, и все по одному и тому же делу. Я думаю, что и суммы исков могут вырасти. Какие ожидания у нас по другим судам? Думаю, что решения будут похожими. Но мы будем подавать апелляции.

F: Республиканские СМИ, общественность обратили внимание на этот процесс. Вы чувствуете поддержку с их стороны?

- Мы чувствуем поддержку коллег, многие звонят, предлагают помощь. Персонаж, с которым мы судимся, хорошо известен бизнес-сообществу и сотрудникам СМИ, тут ничего объяснять не нужно. Друзья, хочу выразить всем и каждому слова благодарности за поддержку.

F: Вы лично, Forbes Kazakhstan, сайт Forbes.kz неоднократно поднимали тему необходимости реформирования судебной системы в Казахстане, и вот сейчас сами столкнулись с проявлениями правового беспредела. Что это: коррупция, непрофессионализм или простое наплевательство? И как бороться с этим?

- Я считаю, что несправедливая судебная система – это прямая угроза национальной безопасности, угроза независимости государства. Что происходит, когда суд выносит уже подготовленное решение? У людей появляется апатия, недоверие к одной из ветвей власти. Это не ведет ни к чему хорошему, ведь граждане перестают доверять власти. Эту проблему нужно решать, ведь она выходит далеко за пределы одного гражданского дела и затрагивает стабильность всего государства.

Бремя «эластичных казахов»

Недавно в общественное пространство Казахстана с легкой подачи известного политолога Айдоса Сарыма было введено такое понятие как «эластичный казах», которое описывает людей с неустоявшимися политическими и морально-нравственными взглядами.

Таким образом, г-н Сарым отреагировал на посещение известным медиамагнатом Арманжаном Байтасовым семинаров одиозного российского пропагандиста Владимира Соловьева. Общественность была удивлена его решением «послушать Соловьева», так как ранее г-н Байтасов неоднократно выражал недоумение по поводу действий России в Украине, а принадлежащие ему каналы массовой информации занимали достаточно принципиальную позицию по поводу российской пропаганды. Так что же изменилось? Или принципы — это лишь пустой звук. С чем связан такая «эластичность» людей с хорошим бэкграундом и репутационным капиталом? Может в этих нападках скрывается архаичность подходов — ты можешь быть только за белых или за красных и третьего не дано? К примеру, на Западе условный либерал никогда не пойдет слушать лекции какого-нибудь левого популиста. Является ли эластичность отличительным свойством постсовковых паблисити или это свойственно в принципе человеку, как мятущемуся существу?

О бремени так называемых «эластичных казахов» Exclusive.kz спросил у экспертов.

Долгие годы идеологическая неопределенность способствовала такому «эластичному» существованию или адаптационной стратегии.

Толганай Умбеталиева, директор Центральноазиатского фонда развития демократии:

Возможно, это не двуличие, а, скорее не сформировавшаяся политическая идентичность, отсутствие политических норм и правил, которые приводят к таким противоречивым действиям. Долгие годы идеологическая неопределенность способствовала такому «эластичному» существованию или адаптационной стратегии. Неопределенность в смыслах происходящего вплоть до нравственного замешательства и непонимания привели к ситуационному реагированию на происходящее. Поэтому не исключаю, что, возможно, господин Байтасов проникся какой-то личностной симпатией к Соловьеву и хотел выразить свои впечатления, тогда как идеологическая составляющая осталась вне внимания. Конечно, это только мои предположения, которые основаны на моем сугубо личном опыте. Помню, как в годы своего обучения в аспирантуре нас «загнали» на встречу с президентом Белоруссии Александром Лукашенко. Я была очень недовольна этим, поскольку была вынуждена сидеть и слушать политика, действия которого оценивала очень негативно, но после встречи я вышла почти очарованная им. Поэтому личностное восприятие очень важно. Но, если раньше такую политическую всеядность прощали и интерпретировали как политическое дистанцирование, то сегодня в публичной сфере идет формирование стандартов поведения и появляются требования к идеологической определенности. На мой взгляд, подвергаются серьезному пересмотру моральные и политические дилеммы, существовавшие ранее, переосмысливаются так называемые «новые идеи», в которых очень много еще советского. Активная часть общества ищет новые политические опоры, жестко критикуя тот тип поведения, который она считает неприемлемым. Но не думаю, что это повод для оскорблений и унижений. Можно критиковать и дискутировать по спорным тем моментам, но переходить личные границы нельзя. В нашем обществе личные границы пока очень тонкие и хрупкие и о них очень часто забывают.

Эластичность характерна постсоветскому человеку, который довольно слабо отличает политические идеологии и имеет слабое представление о политическом поведении, основанном на идее.

Что касается моего отношения к эластичным казахам, то, как я уже отметила ранее, это стратегия сформировалась давно. Это был своего рода способ выживания, адаптации к ситуации неопределенности. Несмотря на то, что ситуация неопределенности в ее таком жестком формате, как голод, война, репрессии уже завершилась, стратегия поведения сохранилась. Это не вопрос мировоззрения, на мой взгляд. В противном случае, господин Байтасов либо не пошел бы на этот семинар, либо идеологически объяснил бы свою позицию, а не стал делать заявления, что не знает политических взглядов Соловьева. Его противоречивость видится и прочитывается именно как обман, отсутствие политических принципов. Не думаю, что такое бурное реагирование следует оценивать как архаичность, больше было эмоций, нежели какой-то идеологической дискуссии. На него эмоционально «нападали», он не менее эмоционально «защищался». Из этого следует вынести урок, принять критику общественности и сформулировать четко свою политическую позицию и поведение. Особенно это важно, когда человек публичный и работает в сфере политики. На Западе политические противники могут встретиться вместе на дебатах или на каком-то общеполитическом мероприятии. Но не думаю, что активный либерал пойдет слушать своего противника. Могут пойти эксперты, чтобы послушать политика, даже если не разделяют его точку зрения, сделать свои выводы или задать свои вопросы. Но даже при таком случае, они не будут фотографироваться и выставлять на публичное обозрение свое позитивное отношение. Политическая принципиальность важна.

Думаю, что в большей степени это характерно постсоветскому человеку, который довольно слабо отличает политические идеологии и имеет слабое представление о политическом поведении, основанном на идее. Постсоветский человек привык бороться за свои идеи, но не дискутировать.

Соловьевы приезжают к нам, потому что мы за 25 лет не вырастили своих Соловьевых и теперь вынуждены слушать и учиться у других.

Экс-дипломат Казбек Бейсебаев:

Прежде всего, нужно сказать, что наш социум время от времени выделяет определенную категорию своих сограждан и дает ей какое-то название. Делается это специально или получается спонтанно, трудно сказать. Вспомним, что совсем недавно было разделение на нагыз и шала казахов. Что касается известного российского журналиста Владимира Соловьева, то нужно сказать следующее. Может быть, кому-то не нравятся его передачи на российском телевидении, но он, как журналист, свое дело хорошо знает. Как известно, к нам он приезжает не вести передачи, а для того, чтобы провести мастер-класс по ведению переговоров. В определенной среде на него есть спрос, скажем так, не было бы спроса, он не приезжал бы. В том, что в Казахстане есть люди, которые хотят послушать Владимира Соловьева и за это платят деньги - в этом нет ничего особенного. Для него это нормальный бизнес. Что касается тех, кто его клеймил в социальных сетях, а потом пошел на мастер-класс, значит, они клеймили на публику, чтобы быть в тренде. Получается, что они на самом деле являются эластичными. С другой стороны приезд российского журналиста с целью проведения мастер-класса показал гораздо большую проблему, чем разделение на эластичных и прочих. Владимир Соловьев и другие приезжают к нам и дают разные мастер-классы по одной простой причине: мы за 25 лет не вырастили своих Соловьевых и теперь вынуждены слушать и учиться у других.

«Преклонение перед героем бывшей метрополии» это свойство провинциальности мышления, которое, к сожалению, доминирует в мозгах большинства граждан Казахстана.

Историк, PhD, научный руководитель проекта ДНК-шежире Жаксылык Сабитов:

Сразу хочу обозначить свое отношение к Соловьеву. Безусловно, он не журналист, а пропагандист. И вряд ли можно его назвать «моральным авторитетом». Соловьев является мини-эпигоном Геббельса. Но при этом он, скорее всего, профессионал в сфере пропаганды и обладает харизмой, безотносительно его моральных качеств. Наверное, некоторые люди думают, что у него есть чему поучиться, но, по моему мнению, эра пропаганды и пропагандистов уже давно прошла. Их инструментарий груб и вызывает неприятие у многих образованных людей. Поэтому я думаю, большинство людей выбросили деньги на ветер, сходив на этот тренинг. Мне кажется «преклонение перед героем бывшей метрополии» это свойство провинциальности мышления. Причем эта провинциальность доминирует в мозгах большинства граждан Казахстана, к сожалению. Насчет эластичных казахов, я думаю, что не открою Америки, сказав, что люди «носят разные маски» в разных ситуациях и перед разными аудиториями. По-моему, эластичность свойственна большинству людей, просто Арманжану Байтасову не повезло. Он показал не ту маску перед не той аудиторией. Это то же самое, если бы мальчик дома вел себя как примерный ботаник, а выходя на улицу, становился матерым хулиганом. Если бы родители видели бы его «уличную маску», они бы сильно разочаровались, также как его дворовые друзья увидевшие его примерное домашнее поведение. Так что мы сейчас являемся свидетелями именно такой ситуации. Эластичное поведение свойственно для большинства людей, вне зависимости от национальности. Поэтому осуждать никого не стоит, просто нужно пожалеть тех людей, которые выкинули деньги, на ветер, сходив не на тренинг, а на «пьесу одного актера», хвастающего перед провинциалами своей «успешной биографией».

The color palette is quite simple, giving this replica watches uk a tasteful look of simplicity and taste. It can be perfectly accessorized to a quality suit, and can be worn to any occasion, from an important replica watches uk meeting to a fancy night out at the opera, to an important social event or gala. It can be worn to more casual hublot replica watches but this watch will shine in a high class environment. The quality materials that were used to build this watch give it a timeless quality and are assured to make this watch look great for a very long time. The diameter of this watch is watches store, making it perfect for all types of wrists from the very small to the bigger types of wrists. It has a 21 rolex replica uk automatic breitling replica sale with a smooth sweeping second hand. The case, strap and bezel are made out of high quality stainless steel. Steel that is brushed and polished to give off an replica watches of toughness and smooth elegance.

Оставить комментарий

(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.
(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.
(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.

Filtered HTML

Plain text

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
6 + 7 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.