Тимур Сулейменов: В госаппарате, как в футболе, можно быть каким угодно продвинутым, но если нет командной игры, результата не будет...

На прошлой неделе исполнилось 100 дней работы Тимура Сулейменова в должности министра национальной экономики. Возвращение Сулейменова в министерство состоялось 28 декабря, до этого он работал в ведомстве в качестве вице-министра. До назначения главой министерства национальной экономики Сулейменов около пяти лет трудился в Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) в Москве. В интервью Сулейменов рассказал о том, какие напутствия ему дал Президент Нурсултан Назарбаев, каким он видит свое ведомство, о своем видении ситуации в ЕАЭС, а также о семье и любимом хобби.
 
- Тимур Муратович, прошло 100 дней с Вашего назначения. Уход ваших двух предшественников - Ерболата Досаева и Куандыка Бишимбаева - был ознаменован разными инцидентами. И когда Вас назначал Президент, он говорил, что Вы образованный, подготовленный специалист, проходили обучение за границей… Были ли Вы внутренне готовы к этому назначению?
-  Как Вы знаете, до этого я пять лет работал в Москве в Евразийской экономической комиссии, но, естественно, у меня всегда было желание вернуться, чтобы работать уже непосредственно в Казахстане - в казахстанском госаппарате. Евразийская экономическая комиссия – это наднациональный орган, в котором мы, работая на развитие и благо всего Евразийского экономического союза, конечно же, представляли, отстаивали интересы Казахстана, но тем не менее всегда хотелось более нацеленно поработать на благо нашей страны у себя на Родине. Поэтому, конечно же, желание вернуться было очень большое. Когда эта возможность представилась, я с большим удовольствием ее принял, это огромная ответственность и высокая честь для меня. Сказать, что я был на сто процентов уверен, что меня позовут и предложат, конечно, нет, тем не менее внутренняя готовность для этого у меня была всегда. Это то, что мне нравится делать, это то, к чему, я считаю, подготовлен, и где я могу принести пользу нашей стране.
- За сколько времени до назначения Вы узнали, что теперь будете возглавлять Министерство национальной экономики?
- Я узнал об этом, честно говоря, за день, когда мне позвонили накануне вечером, я находился в Москве, и сказали: вылетайте. Я прилетел в Астану, прошел все необходимые подготовительные процедуры и собеседования, в том числе с премьер-министром. В обед меня принял Президент, и после обстоятельной беседы он сказал: "Я тебя назначаю, работай честно, работай целенаправленно, все должно получиться". О своем назначении я узнал непосредственно из уст Президента. После уже премьер-министр меня представил, и я начал работать. Сразу же после официальной церемонии принесли большое количество бумаг и началась работа, которая продолжается по сей день.
- Министерство национальной экономики после Вашего прихода было немного оптимизировано, сфера строительства передана в МИР, СЭС вернули в Минздрав, вообще, какое у Вас видение этого министерства?
- Во-первых, вы сами знаете, Президент несколько раз говорил, и премьер-министр говорил о том, что Министерство национальной экономики должно быть экономическим штабом правительства, вообще госаппарата в целом. Мы должны готовить аналитику, вырабатывать предложения, обеспечивать координацию экономической деятельности всех государственных органов, разрабатывать государственные программы, чтобы все решения, которые готовятся в рамках других министерств, соответствовали стратегическому вектору, отраслевым и государственным программам. Это одна из наших основных задач, потому что если не иметь такого координирующего органа, то усилия государственных органов могут быть разнонаправленными. То есть, к примеру, Минсельхоз нацелен на увеличение субсидий, министерство финансов, естественно, всегда заботится о бюджете и не склонно раздувать его расходную часть. Находить баланс в этом с точки зрения интересов отраслей, бюджета, граждан, бизнеса как раз-таки и призвано министерство экономики, которое должно готовить грамотные, выверенные решения и вносить их на уровень Правительства, Администрации Президента. В нахождении этого сложного баланса, наверно, и заключается наша самая важная задача. Во-вторых, у министерства есть сугубо отраслевые задачи. Мы отвечаем за налоговую политику, защиту конкуренции, регулирование естественных монополий, ведение статистики, внутреннюю торговлю, внешнеторговую политику. Тем не менее еще раз повторюсь, наша главная задача – это работать как экономический штаб Правительства. С передачей функций в сферах общественного благополучия, так называется сейчас этот комитет, и строительства нам стало, наверное, несколько проще работать, потому что мы смогли сконцентрироваться на своей главной задаче.
- Многие управленцы приводят с собой свою команду. Вы меняли состав сотрудников после прихода в Министерство национальной экономики?
- С точки зрения внутренних процессов мы никого не меняли. Все заместители министра, которые работали до меня, также продолжают работать, остались на своих местах все директора департаментов. Я на самом деле очень рад, что в Министерстве национальной экономики такая хорошая преемственность. Я до 2012 года работал в качестве вице-министра этого министерства, и когда я пришел сейчас, с удовольствием встретил знакомых коллег, директоров департаментов. Процентов 60-70 руководящего состава сохранилось, и в этом, я считаю, сила министерства экономики, в сохранении преемственности и институциональной памяти. Эти люди знают, как разрабатывался бюджет, как разрабатывалась та или иная государственная программа, и могут обеспечить дальнейшую преемственность этой работы. Поэтому какой-то необходимости значительного пересмотра структуры и состава нашего министерства нет. Оно и так очень сильное, в этом отношении мне очень повезло.
- Некоторые эксперты говорят, что Комитет по статистике необходимо вывести из состава министерства, ссылаясь якобы на конфликт интересов. Как вы относитесь к такому мнению?
- Мне кажется, на самом деле это не совсем правильное утверждение, что тот или иной государственный служащий влияет на других государственных служащих с целью искажения информации. Фактически это подлог и, мне кажется, что в данном случае ни один здравый человек, тем более руководитель, этим заниматься не может и не будет. И здесь неважно, в чьем подчинении находится Комитет по статистике, потому что необходимо полагаться, как я уже говорил, на благоразумие, честность и гражданскую ответственность госслужащего, руководителей. На мой взгляд, здесь мы видим комплиментарность, взаимодополняемость двух ведомств, потому что министерство экономики, как я уже говорил, это аналитический центр. Аналитика без статистики невозможна, и поэтому когда это делается в рамках одного ведомства, это взаимодействие более быстрое, гибкое и оперативное. И, соответственно, то решение, которое было принято относительно включения агентства по статистике в состав министерства в качестве комитета, оно правильное. Каких-либо предпосылок, чтобы этот комитет выводить обратно, я не вижу. А вот работать над совершенствованием государственной статистики, конечно, нужно, потому что экономическая среда и жизнь в целом усложняются, и нам нужно получать ту статистику, о которой мы раньше не задумывались. Работа над совершенствованием должна вестись, и неважно, будет это происходить в рамках одного ведомства или разных. Главное - внутренняя кропотливая работа.
- На чем сейчас сосредоточена работа министерства в первую очередь? Что, по-Вашему мнению, уже удалось сделать Вам за время работы в министерстве?
- Сейчас большая работа проводится по улучшению бизнес-среды. Министерство национальной экономики готовит масштабный пакет мер по дерегулированию, оптимизации контроля и надзора за бизнесом, который позволит увеличить долю МСБ в экономике. Важное направление посвящено развитию продуктивной занятости и массового предпринимательства. Бизнесу будут предоставлены льготные микрокредиты без отраслевых ограничений по ставке вознаграждения до 6 процентов. В целях решения проблемы залога будет внедрено гарантирование микрокредитов. Для начинающих предпринимателей размер гарантий составит до 85 процентов от стоимости микрокредита, для действующих – до 50 процентов, при том что гарантирование для предпринимателей будет бесплатным. Это очень выгодные условия, которые позволят открыть собственное дело. Кроме того, мы пересматриваем подходы к ГЧП, значительно сократили предварительные процедуры и документы. Для привлечения инвесторов в июне будет создана Единая информационная база по всем республиканским и местным проектам ГЧП. Отмечу, что Министерством национальной экономики ведется работа по разработке нового Налогового кодекса, принятие которого запланировано до конца 2017 года. Мы, прислушавшись к бизнесу, отказались от идеи объединения налогового и таможенного кодексов. В настоящее время концепция нового Налогового кодекса опубликована на сайте МНЭ для того, чтобы с ней могли ознакомиться, а также внести свои предложения и замечания бизнес-ассоциации, предприниматели и все лица, заинтересованные в этом вопросе. В рейтинге Всемирного Банка "DoingBusiness 2017" Казахстан занял 35-ю позицию, повысив свой рейтинг на 16 пунктов по сравнению с прошлым годом. Это хороший результат, но останавливаться на этом нельзя. Мы сделаем все, чтобы в этом году результаты были еще лучше. Впереди еще очень много работы.
- Если вернуться к Вашей прошлой должности, то вы изнутри знаете ситуацию, то, что сейчас происходит в ЕАЭС, некоторые высказывания Беларуси. В Бишкеке на этой неделе будет очередное заседание ЕАЭС. Как вы сами считаете, что происходит? Считаете ли Вы, что ЕАЭС из-за определенных разногласий может потерять Беларусь?
- Я искренне надеюсь и, более того, я уверен, что Беларусь - наш экономический союз не покинет. Беларусь является страной - основательницей нашего союза, она обеспечивает очень большую долю взаимного товарооборота, у нее очень хорошая динамика торговли с Россией, Казахстаном. Соответственно, в интересах и Беларуси, и Казахстана, и России, и Армении, и Кыргызстана, чтобы взаимоотношения у нас складывались лучшим образом, поэтому эту ситуацию, наверно, зная изнутри, я исключаю. Какие-то проблемы, связанные с торговыми отношениями, они всегда были и остаются, и будут в дальнейшем, потому что это, в первую очередь, экономический союз, который дает много свобод и преференций бизнесу друг друга, но тем не менее каждый из государственных аппаратов отвечает за развитие своей экономики. Поэтому в любом случае будет определенная конкуренция, состязательность между предприятиями и здесь необходимо, конечно же, находить баланс. Мы уже видим сдвиги – Беларусь подтвердила свое участие на саммите глав государств в Бишкеке 14 апреля, это знак того, что они готовы к диалогу, готовы обсуждать те вопросы, которые накопились. Соответственно, уверен, что и на узкой, и на расширенной частях заседания все вопросы найдут свои решения. Повторюсь, Евразийский экономический союз – это серьезный проект с большим количеством интересов, зачастую пересекающихся, где-то вступающих в противоречия, но у него есть настоящее, и есть будущее, надо просто работать.
- Вот еще интересно узнать Ваше мнение по поводу того, что казахстанцы, по данным Нацбанка, стали меньше покупать доллары. Некоторые высказываются, что у казахстанцев просто нет тенге, чтобы покупать эти доллары. Сами как относитесь к такой точке зрения? И в чем храните свои сбережения?
- Иностранная валюта - это тоже актив, это такая же единица, как, к примеру, ручка или шоколад. То есть, если раньше ручка стоила 30 тенге, а сейчас - 60, очевидно, что сейчас мы можем купить меньшее количество этих ручек. То же самое с долларами. Поэтому определенная доля истины в этом есть. Но мне кажется, самое главное, что постепенно меняется сложившийся стереотип о том, что мы все - и зарплаты свои, и стоимость машин, и недвижимость меряем в долларах. Постепенно мы отходим от этого, и это правильно. В национальную валюту нужно верить, потому что это один из символов нашего суверенитета. Поэтому я верю в тенге. Безусловно, нужно уметь управлять своими финансами, и в этом вопросы экономической грамотности выходят на первый план. Но тем не менее это наша валюта. Прямо отвечая на ваш вопрос, скажу, что у меня есть небольшие сбережения в долларах, процентов, наверное, 20, остальное все - в тенге.
- Казахстанские министры не очень любят говорить о своих увлечениях, но временами все-таки какая-то информация просачивается в социальные сети. Скажите, у вас есть хобби? Хватает ли времени на что-то, кроме работы?
- Я очень люблю читать. Предпочитаю историческую литературу, иногда фантастику. Чтение помогает переключиться, отвлечься. Люблю играть в футбол и наблюдать за этой игрой как зритель, как болельщик. Мы регулярно играли в Москве, у нас была своя команда, с которой мы выступали не только внутри ЕЭК, но и на различных турнирах, на дипломатических, международных, парламентских играх. Футбол еще интересен и тем, что в этом виде спорта сочетаются индивидуальное мастерство и командная игра. Это очень похоже на работу в государственном аппарате. Ты можешь быть умным, продвинутым, креативным, но если у тебя нет сплоченной команды, если команда не настроена на цель, на победу, то у тебя ничего не получится. Свободное время стараюсь проводить со своими детьми, могу погонять с ними мяч или сходить в кино.
- Когда вот Вы сказали, что для того чтобы себя разгрузить, читаете фантастику, к слову, о "разгрузить", чиновники всегда на связи, онлайн, со смартфонами. Недавно Багдат Мусин высказался по смартфонам, что этот запрет не эффективен в борьбе с утечкой информации, что в век информационных технологий как-то странно отказываться от смартфонов.
- Конечно, трудно обсуждать вышестоящий приказ, тем более изданный по инициативе специального органа, ответственного за защиту информации, но отмечу следующее. У нас в стране разрабатывается программа "Киберщит", которая будет направлена на защиту всего нашего информационного пространства. Я думаю, в рамках этой программы защите госсекретов будет посвящено одно из ключевых направлений. И в рамках этого мы все вместе сможем найти такие решения, которые будут ее обеспечивать. Будут ли это какие-то прошитые специальным образом смартфоны либо какая-то особая защитная программа для госаппарата, не знаю, но мы к этому придем. Поэтому, я думаю, что это временная мера.
- В целом у нас сейчас активен класс молодых управленцев, это очень заметно, что уже и другой подход, и другое мышление, в том числе и Вы. Интересно, у Вас нет там какого-нибудь сообщества?
- У нас нет какой-то специальной группы в WhatsApp, если Вы об этом (смеется). Но есть коллеги примерно моего возраста, с которыми у нас очень хорошие отношения, мы можем с ними встретиться и вне работы. То же самое могу сказать и о более старших своих коллегах - руководителях министерств и ведомств. В целом отмечу, что в госаппарате сложились здоровые неконкурентные, а, наоборот, товарищеские отношения. Работать очень приятно, потому что со всеми коллегами мы находим взаимопонимание, и вот эта товарищеская взаимовыручка очень помогает.
- Как Вы относитесь к социальным сетям? Некоторые Ваши коллеги активно используют их как для продвижения своего имиджа, так и для разъяснения каких-то инициатив.
- Конечно, это хороший инструмент. Я зарегистрирован, к примеру, на Facebook, достаточно давно, где-то с 2009 года, но у меня нет склонности там что-либо комментировать или выкладывать события из своей жизни. Это не связано с должностью, это связано с характером. Кроме того, переписка с очень большой аудиторией требует много времени, которого у меня нет, а прибегать к помощи блогеров я не намерен. Но все равно считаю, что соцсети – это важный инструмент, его нужно учитывать, при этом целиком и полностью полагаться на мнения в соцсетях все же не стоит, потому что далеко не все люди у нас в стране ими пользуются. Крайне важно прямое общение. Что касается деятельности Министерства национальной экономики, то в большинстве популярных соцсетей мы уже представлены и планируем дальше расширять свое присутствие.
- Вы рассказывали, что любите погонять мяч с детьми. Скажите, у Вас большая семья? Чем занимаются Ваши родители?
- Родители у меня врачи. Папа - руководитель Павлодарского диспансера, он врач-онколог, до сих пор оперирует. Мама - врач-узист, ее хорошо знают в Павлодарской области. Родителей я своих люблю и горжусь ими. Супруга у меня тоже из Павлодара, мы познакомились в юности. Я долгое время за ней ухаживал без особой взаимности (смеется), но потом добился взаимности, и мы поженились. У нас четверо детей. Старший сын Жангир - 15 лет, дочка Мерейлі - 12 лет и двое близнецов Таир и Мадияр - им по 6 лет. Они очень смешные и прикольные, и вообще наблюдать за ростом близнецов - это очень интересно. Выходные дни я стараюсь посвящать им.
 
Беседовала Асемгуль КАСЕНОВА
Подробнее:
https://tengrinews.kz/conference/199/

 
Рейтинг: 
Средняя: 3.3 (3 votes)

Комментарии

Симпампуля какой ))))

Ого? Какое большущеее интервью.

Господи, и эти фруккты недозрелые и уже сипорченные будут править Казахстаном в блиажйшие пару-тройку десятилетий? В топку уродов.

Совершенно врено. Это все отребье и дубликат, кстати, очень плохой, того самого режима, который олицетворяет, сами знаете кто!

Пусть лучше скажет, что конкретно было сделано для КЗ за пять лет работы в ЕЭК?

Оставить комментарий

(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.
(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.
(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.

Filtered HTML

Plain text

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
3 + 17 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.