Герман САДУЛАЕВ. Почему осетины не аланы?

В январе 1995 года Северная Осетия получила своё нынешнее название «Республика Северная Осетия – Алания».

В таком виде имя региона внесёно в статью 65 Конституции Российской Федерации, как официальное наименование одного из субъектов федерации. Конституция была принята в 1993-м году; в 1995-м пришлось вносить в неё соответствующую поправку. Осетинское лобби продавило даже изменение Конституции страны в угоду своим псевдоисторическим фантазиям. А Москва на это пошла, по инерции фразы «берите суверенитета сколько сможете проглотить». Раз суверенитет можно глотать, то и историю можно переписывать и называть себя как угодно. На эти «мелочи» кремлёвское руководство не обращало внимания: главное было сохранить власть и возможность грабить народные богатства. Если не мешаете, то называйтесь хоть чучелом, хоть аланами, хоть марсианами. Не уступая «в главном» — в деньгах и власти, ельцинская администрация легко раздавала символические права, привилегии и пышные имена. Таким образом, фальшивая осетино-аланская гипотеза получила как бы государственное признание, статус официальной истории и идеологии.

Я очень груб с осетино-аланской фальсификацией, но только потому, что она стала «официальной», вернее, официозной. В качестве одной из дискуссионных гипотез версия о том, что из современных народов Кавказа именно осетины являются наиболее близкими наследниками древних и средневековых аланов вполне достойна существования в науке и в литературе. У этой гипотезы есть ряд обоснований и собственный набор более или менее убедительных доказательств; как и у нескольких иных гипотез есть свои обоснования и доказательства. Однако настоящая, серьёзная, неангажированная историческая наука не пришла к твёрдому и однозначному выводу относительно аланов и преемственности от аланов среди современных этносов. Ещё не пришла и, может, уже не придёт, так как свидетельства о веках минувших весьма ограничены и мы можем изобретать только новые интерпретации уже имеющихся источников. В такой ситуации провозглашать осетинов «аланами», Осетию «Аланией» — это верх некорректности, хамства, популизма, фальсификаторства и «администрирования» истории. Таким образом отметаются с порога все научные сомнения, возражения, все иные теории и взвешенный академический взгляд на историю. Вместо истории мы получаем футбольный клуб «Алания» и одноимённую республику.

Кроме того, осетинско-аланская фальсификация – это не что иное, как разжигание межнациональной вражды. Нет, не я разжигаю рознь, «отказывая» осетинам в праве именоваться «аланами». А внедрители фальсификации насаждают вражду. Не сумев убедить своих оппонентов, серьёзных учёных, не только соседских народов, но и российских, и с мировым именем, отстаивающих иные взгляды и продолжающих скрупулёзные исследования лингвистических и археологических данных, фальсификаторы воспользовались «административным ресурсом» и провели свою версию через законодательные органы.

Северный Кавказ на протяжении столетий был родиной великого множества народов. В их постоянном историческом совместном бытии сформировалась общая северо-кавказская культура, значительная часть отличительных черт которой является общим наследием и общим достоянием всех народов Северного Кавказа. И приватизация, узурпация важнейших эпох исторической жизни националистическими кругами одного из регионов отнюдь не способствует дружбе и взаимопониманию между всеми населяющими земли Северного Кавказа народами.

Как всегда, как и у всех казалось бы отвлечённых исторических фальсификаций, у этой есть своя весьма конкретная политическая и территориальная подоплёка. В 1992-м году произошёл кровавый осетино-ингушский конфликт. Не хочется поддерживать ни одну из сторон конфликта, такие события всегда трагедия для обеих сторон. Однако очевидно, что федеральные власти встали именно на осетинскую позицию, выдавив ингушское население и оставив спорные территории за Северной Осетией. Эта проблема не может считаться решённой и поныне. Пока одна из сторон межэтнического конфликта считает себя несправедливо притесняемой, корни вражды сохраняются. И в таких, без того накалённых обстоятельствах, Северная Осетия победно присваивает себе «символический капитал» древней Алании, недвусмысленно намекая тем самым на своё «историческое право» доминировать над этими и многими прочими территориями Северного Кавказа. Разве было бы такое возможно при мудром, взвешенном руководстве, учитывающем тонкости национальных отношений и болезненное внимание малых этносов к манипуляциям с историей?

Тему осетино-аланской фальсификации я упоминал вскользь в своей книге «Прыжок волка: очерки политической истории Чечни», в частности, в главе «Зеленчукская чушь». И тогда я обошёлся с фальсификаторами невежливо, но не уделил проблеме достаточно места, так как у очерков была иная тема. К тому же, я ещё не понимал всей серьёзности и всех возможных последствий победы фальсификаторов истории Северного Кавказа. Ныне же я считаю необходимым посвятить данному вопросу специальный материал. И делаю это в основном для своих друзей, для хороших знакомых, милых и приятных людей из числа осетинских интеллектуалов, с которыми уже неоднократно спорил; это прекрасные люди и умные, интересные авторы, однако, кажется, они не понимают, в какие дебри заводит их поддержка заведомо ложных измышлений «национально-ориентированных» фальсификаторов истории. Я ни в коем случае не хочу ни с кем враждовать и ссориться, я надеюсь, что мы сохраним мирные, дружеские отношения даже в разгар самой острой дискуссии. Однако я вынужден поставить проблему наиболее категоричным образом, потому что в конечном итоге именно правда всегда наиболее способствует и миру, и дружбе, а не потворство лжи. Таков санскритский девиз, начертанный на гербе Индии: сатьям эва джаяте, на анритам. Что значит: истина побеждает, не ложь.

Итак, осетины – это не аланы. Почему?

1.

Потому что аланов больше нет. Никаких аланов больше нигде нет. Как нет древних греков, древних египтян, готов, франков, бургундов, ариев, кривичей, вятичей, римлян и ещё многих прочих десятков и сотен, может быть, тысяч древних и средневековых народов, которые раньше были, а теперь их нет. Род приходит и род уходит, а земля остаётся вовек. Можно говорить об истории территорий, но на тех землях, где когда-то была Алания, до неё много чего, и после неё ещё много чего было. А сейчас Северная Осетия и несколько других республик. И Осетия – не Алания. Как Дагестан – не Хазария. Народы не вечны. Мы можем говорить о большей или меньшей преемственности между разными народами на разных территориях. Например, современные греки – не то же самое, что древние греки. Но какая-то связь есть и она исторически сохранилась, в том числе и в имени. От древнего Египта нынешней Арабской Республике Египет осталось разве что имя и почти ничего больше: только пирамиды, музеи и мумии фараонов которые, как говорят, даже генетически не близки современному населению Египта. А такие народы-завоеватели как арии, готы и аланы не сохранились совсем. Они оказали громадное влияние на культуру, поучаствовали в этногенезе не то что бы одного народа, а целых верениц народов, но сами растворились в них, оставив по себе только свою славу. Так тоже бывает. Это не хорошо и не плохо, просто бывает по-разному. Франки покорили галлов и дали имя Франция стране, населённой преимущественно потомками галлов, а сами исчезли в них. Англов покорили норманны, но норманны растворились, а страна осталась Англией. Белые арии пришли в Индию, санскритизировали весь полуостров так, что теперь негроид полинезийского типа, брахман-индус, называет себя арием и не пускает какого-нибудь немца или русского в свой «арийский» храм, потому что не-арии его оскверняют. Как писал блистательный Олесь Бузина, убитый на Украине нацистами, возможно через несколько веков население Евразии будет всё называть себя «славянами», имея при этом тёмную кожу и монгольский разрез глаз, а говоря на суржике из английского и китайского. Ничто не остаётся неизменным. В этнической реальности всё находится в постоянном движении, незаметном в масштабе человеческой жизни, но в масштабе тысячелетий выглядящем как роение мошкары. Даже современные евреи, претендующие на сохранение своей нации с древних времён, вовсе не те евреи, которые были покорены и рассеяны римлянами; современные евреи это результат постоянной метисизации и, возможно, что так называемые «сефарды» никак не родственны так называемым «ашкенази». Государство Израиль построено в голой пустыне из чистой мечты, а государственный язык Израиля, иврит, не так давно был «воссоздан», то есть, заново изобретён филологами. Что мы реально имеем в случае евреев, это культурная общность, сохранившая свою религию, культуру и самосознание. Это этнос не крови, но книги, которую они носили с собой, бесконечно смешиваясь и меняясь. Могут ли осетины предъявить книгу, написанную две или три тысячи лет назад на аланском языке и с тех пор хранимую в сундуках каждого осетина-алана, во всех его скитаниях от Африки до Сибири? Нет, такой книги нет. Такие книги есть только у евреев и индусов. Причём евреи со своей книгой потеряли изначальную родину и разошлись по чужим землям, смешавшись с жившими на них другими народами, а индусы остались на своей земле, только это уже вообще не те народы, которые сочинили книги, а те, что жили раньше или пришли позже; книга, получается, сохранилась не у народа, того народа больше нет, а у земли. И это не хорошо, и не плохо. Просто такова реальность. Такова правда. Аланы когда-то были, но теперь их нет. Русичей тоже нет. Но имя русских сохранилось за весьма изменившимся и выросшим народом, уже сохранилось, так исторически сложилось. Уже сложилось так, что русских зовут русскими, а греков греками. Но когда осетины через шестьсот лет после гибели Алании решают, что они «аланы», а их республика «Алания» — это в лучшем случае похоже на Румынию, «Романию», которая решила назначить себя наследницей Рима (Рума, Ромы) и начала эксперименты по латинизации своего языка. В лучшем случае! А так, это больше похоже на то, что жители Архангельской области проведут через парламент такой закон, чтобы называться им теперь не иначе как гипербореями, ведь есть античные свидетельства о том, что где-то кажется вот как раз тут обитали гипербореи; стало быть, мы они и есть, и требуем нас отныне называть «Архангельская область – Республика Помория – Гиперборея». Ещё могу с десяток таких же нелепых примеров привести. Только чтобы братья-осетины поняли: их притязания на Аланию ничуть не менее смешны, чем на Гиперборею, Гардарику, Атлантиду и прочие древние либо мифические края. Аланов больше нет. И вместе с тем все мы чуть чуть аланы, чуть-чуть готы, чуть-чуть греки и так далее; за многие века и кровь народов смешалась и, что более важно, культура непрестанно взаимодействовала и взаимообогащалась. Так что отпустите духи предков, не привязывайте их к ножке своего письменного стола и радуйтесь привилегии быть наследником не только аланов, но и римлян, и даже кроманьонцев, которых древнее только неандертальцы и австралопитеки, но за их наследством в очереди почему-то никто не стоит.

2.

Что же такое были сами аланы и как можно теперь, через тысячу лет «быть аланом»? Что это могло бы значить? Неловко напоминать об этом среди умных, образованных людей, каковыми несоменно являются мои читатели, особенно, осетины, но давно установлено многими исследователями и стало уже унылым общим местом в исторической науке то обстоятельство, что в древние и ранние средневековые времена понятие этноса сильно путалось с понятием сословия или образа жизни. А ещё то, что название скопищу племён и территории часто давалось по имени одного клана, как правило, господствующего, даже если он был остальным иноязычным и инокультурным. Мои предки жили в Алании? Да, весьма возможно. Мои предки были аланами? Хм, ну, в каком-то смысле, да. В том же смысле, в каком, например, древляне, зверски убитые русской княгиней Хельги, были «тоже русскими». А кто был русскими, русью, так сказать, в узком, специальном смысле? Открываем «Повесть временных лет» и читаем в одном из первых договоров, заключённым с Византией: мы, от рода русского… и далее перечень шведских имён. Особенно это касается именно таких обществ, как аланы и готы, которые, скорее всего, были племенами-сословиями воинов, покорителей, захватчиков, формировавшими эксплуататорский слой в ранне-государственных образованиях варваров. Соседи могли при этом называть всех покорённых тоже аланами, или готами, но сами они знали о различении. При этом и вертикальная мобильность наверняка была: какой-нибудь удалец из не-готского племени мог войти в дружину готского вождя и сам стать «готом». А тот из алан, кто вышел из воинского сословия, осел на земле, окрестьянился, оставался «аланом» только в очень широком смысле. При этом, этническая окраска у сословия, несоменно, была; и общность языка, и культуры. Но вот генетического единства мы вряд ли должны от них ожидать. Тут язык и культура скорее производны от сословия. Так русские дворяне все обязаны были говорить по-французски, хотя мало кто из них был француз. А как формируются племена-сословия мы видим из близкого нам примера казачества. Помните, как принимали в казаки у Гоголя в Запорожской сечи? Православный? Устав Сечи принимаешь? Ну всё, казак. Иди до какого сам знаешь куреня. Представляете, ни паспорта не спросили, ни теста на Y-хромосому ДНК не сделали. А может у него бабушка турчанка была? Потому среди терских, например, казаков, антропологически весьма заметны и кавказцы, и татары, и бог весть кто ещё, начиная от потомков готов. Но выходившие в казаки татары принимали православие, и русский язык в его казачьей версии понимали. Впрочем, и казаки бегло изъяснялись по-татарски, о чём нам даже Лев Толстой сообщает. Вот так, вероятнее всего, и племя-сословие аланов формировалось. Потому говорить о его генетически-этническом единстве, а, стало быть, о биологическом преемстве от него, как-то нелепо. Видимо, поэтому аланы, встретившись с готами, легко сформировали военную общность и племенной союз, такой тесный, что ни современники, ни историки не могут порой их разделить, да так и называют, через дефис: гото-аланы. Хотя вроде бы по языку и происхождению готы и аланы должны быть совсем различны! Однако сословная общность и одинаковость образа жизни (грабежи, завоевания, сбор дани с покорённых племён и получение «жалования за службу» — на самом деле рэкетирских поборов – у Рима) оказались важнее этнических корней. Так, бок о бок, готы с аланами двинулись на Запад, и дошли до Испании, где ныне область Каталония называется так почему? Правильно. Потому что это Гото-алания. Получается, что нам даже готов (германцев) с аланами (иранцами?) не различить; а вы хотите выделить потомков чисто-аланской линии в котле северокавказских народов через восемь веков после исчезновения предков. Если аланы – это не только этнос, но и сословие, то никакие «генетические маркеры» вам не помогут. Хотя, конечно, если вы позовёте Клёсова (и хорошо ему заплатите), то он вам легко докажет, что осетины и только осетины являются единственными потомками аланов по мужской линии. Или потерянным коленом Израилевым. Или ариями. Или гипербореями. Да что закажете, то и докажет. Смотрите только, чтобы его кабардинцы раньше вас не пригласили. Или не заплатили больше.

3.

Если осетины это вдруг аланы, то встаёт следующий вопрос: какие именно аланы – это осетины? Дело в том, что мы сначала видим одних аланов, которые вместе с готами, подгоняемые гуннами, как заградительным отрядом, штурмуют Европу (и Северную Африку!). Те аланы исчезают в своей Каталонии. Но несколько веков спустя мы находим других аланов, которые господствуют на Северном Кавказе. Возможно, это не просто одинаковое название разных племён. Может они и родственники. Одни пошли туда, а другие сюда, там и сям попрятались, потом повылезали. Бывает. Вот ведь и часть готов спряталась в Крыму и ещё несколько веков была в Крыму епархия, называемая Готией, и столица у неё была, Мангуп. Только крымская Готия всё же не та же самая Готия, которая была державой Германариха. В крымской Готии готы были уже сильно эллинизированы, и вскоре стали «греками» (из-за греческой православной веры). А население крымской Готии состояло меньше всего из готов, больше из разных других народностей, которых в Крыму всегда жило немало. Подозреваю, что и с кавказской Аланией произошло что-то похожее: раз уж выяснилось, что готы и аланы – народы-братья, то и судьба у них могла быть одинаковой. Ведь от разгула братишек аланов и готов на окраинах Римской империи до разгрома Алании монголами прошло около тысячи лет. Это очень много. Слишком много для того, чтобы такой подвижный народ-сословие как аланы сохранился тем же, чем он был. Тысячу лет. Нет, это вряд ли. Впрочем, повторюсь, я допускаю, что новые аланы были не чужие тем, древним аланам. И всё же корректнее будет различать: древние аланы поздней античности и последние аланы средневековья. Но и они были уничтожены. Полностью. Это признают все, даже очень национально-ориентированные осетинские историки. Нашествие монголов пошатнуло владычество аланов. А потом Тамерлан прикончил аланов. Это отдельная длинная история, но Тамерлан не просто пошёл войной на ордынского хана, который тогда владел и Северным Кавказом. Он отправился на джихад, уничтожать неверных. И была великая битва на Тереке, в которой сводное войско ордынцев и их вассалов было разгромлено. А потом Тамерлан вернулся, специально для того, чтобы добить Северный Кавказ. Об этом я, надеюсь, сделаю отдельный материал. Но вкратце, он уничтожил всех. Это был настоящий геноцид. После похода Тамерлана население края сократилось в разы. Цветущая земля стала пепелищем. И главный удар приняли на себя аланы. Они ведь были воинским, господствовавшим сословием! Естественно, все они воевали. И все были убиты. Тамерлан специально охотился именно за аланами. Именно их он намеревался изничтожить под корень. И изничтожил. После этого аланы исчезли. Как исчезли, например, печенеги, после того, как византийцы устроили им геноцид. Возможно, даже наверняка, какие-то особи аланского племени, или даже семьи, физически уцелели, и укрылись в горах, одни, либо нашли приют у горского народца, когда-то подвластного им. Но как политическая реальность, как правящее сословие и господствующий этнос аланы перестали существовать. Это неоспоримый факт. А прятаться у бывших данников, жить по их милосердию и доброте (а, стало быть, и по их обычаям) – это уже не значит быть аланом. Даже если такой человек уцелел, аланом он уже не был. Тем более, не были аланами его дети. Никто их уже аланами не считал. И сами они себя не считали аланами. Потому никто, включая осетин, не сохранил самосознание алан. Аланы погибли. И никак не могут осетины быть сохранившимися в секрете (прежде всего, от самих себя – пока интеллигенты не нашли исторические книжки про великих аланов и их не осенило: да это же мы!) потомками средневековых аланов. Легче им было быть потомками аланов испанских, каталонцев! Кстати, провели уже исследование? Сколько в осетинском языке слов, одинаковых с каталонским наречием? А антропологический тип? А «генетики» уже собрали биоматериалы у каталонцев, дежурят в каталонских туалетах, выпрашивая у каталонцев, например, слюну, чтобы провести анализ «маркеров»? Займитесь, дарю идею, чего уж там.

4.

Посмотрим теперь на некоторые из обоснований осетино-аланской версии. Вернее, на трепыхания осетино-аланской мечты.

4.1. Язык. Осетинский язык – это аланский язык.

Прекрасный довод. Если бы мы действительно знали что-то про аланский язык. Но у нас нет ни одного полного и обширного литературного памятника на аланском языке. Поэтому аланский язык можно считать утерянным. Готский язык тоже был бы утерянным, если бы не «Серебрянный кодекс» — Библия епископа Вульфиллы, переведённая на готский язык. По этой книге готский язык был восстановлен. Аналогичного источника по аланскому языку нет. А что есть? Есть «Зеленчукская надпись». Это рисунок с надписи, сделанной якобы на надгробии. Когда пошли за первоисточником, то не нашли. Исчезло надгробие. Растворилось. Какой-то алан или осетин несознательный уволок, сделал себе пол в бане. Остался только рисунок, сделанный неким Струковым, который, мамой клянётся, видел плиту. На ней было написано греческими буквами, кажется, на ясском языке: доблестных осетин скорбная могила. И имена. Постойте! А причём тут аланы? Ну так ведь осетины и есть аланы. Такое «убедительное» доказательство. Есть ещё 4 (четыре!) аланские фразы в одном византийском источнике XII века. Здесь их называет аланскими сам автор текста. По мнению лингвистов, фразы наиболее близки ясскому языку. Кто такие ясы? Это родственники осетин, жившие в Венгрии. Вы удивитесь, что ясские фразы обнаружил в византийском источнике в 1927 году именно венгерский исследователь? Я – нет. Осетинский исследователь просто пока ещё не добрался до библиотеки Ватикана, так хоть родственника послал. Ясы были известны и русским, и византийским летописям отдельно и независимо от аланов. Одним народом их, кажется, в то время никто не считал. Но путать между собой могли. Тем более, что ясы могли входить в союз племён, возглавляемый аланами. Да и языки их могли быть схожи, и не только у них, а и у многих племён иранского цикла: скифов, сарматов, аланов (если они были тоже иранцами), ясов, и тех, кого мы не знаем, но кто тоже был. Выходит, оба памятника, даже если признать их подлинность (ну мало ли, теряются оригиналы, даже могильные плиты теряются; а и что находят рукописи заинтересованные лица, тоже эка невидаль! Сплошь и рядом такое случается) являются памятниками ясского языка. Из чего мы можем заключить, что был такой народ, ясы, и что они очень родственны нашим осетинам. Ну у них даже имя похожее. В принципе, мы и раньше это знали. А аланы тут причём? Ну вот опять – отвечают нам наши друзья. Так ведь осетины – это и есть аланы. Что ещё по языку есть? Топонимика и имена. Прекрасно. Но недостаточно. Ведь, например, имя Атилла лучше всего переводится с готского («батюшка»), тем не менее, если верить римским историкам (а других историков у меня для вас нет), то Атилла всё же был гунн, а не гот. Приходится делать вывод, что имеющихся данных вполне достаточно для того, чтобы сформулировать дискуссионную гипотезу о том, что ясский язык, который близок осетинскому языку, возможно, был также близок и аланскому языку, если у аланов был какой-то свой специфический этнический язык. Но совершенно недостаточно для того, чтобы «отлить в граните» и напечатать в конституции, что осетины – это аланы и есть, потому что аланский язык нам известен (на самом деле, нет) и это то же самое что древний осетинский язык (наличие в древности или в средневековье осетинского языка скорее опровергает, чем доказывает аланскую гипотезу).

4.2. Религия. Аланы были христианами, и осетины сохранили аланскую христианскую веру.

На самом деле не только аланы и не только предки осетин были христианами. Христианство (вернее, его сантерийская смесь с местными верованиями) было весьма распространено среди народов Северного Кавказа вплоть до исламизации. Просто осетины позднее начали подвергаться исламизации. Зато сейчас «потомки аланов» исламизируются вовсю. Установить же непрерывную преемственность именно аланской епархии Византийского христианства с осетинской церковью невозможно, так как аланская епархия была уничтожена вместе с самими аланами при джихаде Тамерлана.

4.3. Археология. Где-то в горах обнаружены памятники, свидетельствующие о том, что в горах жили аланы.

Или не аланы. А какие-то иные ираноязычные племена. Или племена аланского союза. Что такое памятники? Визитка, на которой написано: здесь жил алан, которого внук стал осетином? Нет. Чаще всего это черепки битой посуды. Остатки построек. Оружие (весьма возможно сделанное за тридевять земель) и, если очень повезёт, кости. На которых тоже ничего не написано (но если извлечь из них ДНК, то при некоторой ловкости суждений можно доказать всё, что угодно). А если это и действительно были аланы, то что это доказывает кроме того, что когда-то, веке в VI-VII, где-то здесь жили аланы? Ну, мы и сами об этом догадывались. Тем более, смотря кого ещё считать аланами. Причём тут осетины? А, ну осетины – это же и есть аланы. Да, слышал. Даже в конституции записано. Задним числом.

5.

Кто же такие осетины, если они не аланы? О, здесь всё до неприличия просто. Аланов никаких нигде давно уже нет. А осетины – это осетины. Потому они так и называются. Или можно использовать их самоназвания (которых несколько у разных племён, объединённых неразборчивыми соседями под именем осетины, но ни одно из самоназываний никак не напоминает про аланов). Этногенез осетинских племён начался, как и у многих других племён Северного Кавказа, где-то около XV века, после нашествия Тамерлана. Потому что Тамерлан все бывшие прежде этнополитические общности умножил на ноль. После него никаких организованных народов не оставалось, были только выжившие семейки, что бродили по развалинам и пепелищам и заново, с чистого листа начинали жизнь. Это как новое человечество после апокалипсиса: раньше были Франция, Германия, Италия, а теперь только ядерный пепел, и в пепле возятся потомки выживших немцев и румын, соединяются в новые банды, учатся выращивать картошку и откачивать из заброшенных цистерн бензин, чтобы заправлять свои ужасающего вида собранные из металлолома мотоциклы. Глядишь, через века два-три у них появились новые племена. Но то уже не румыны, а какие-то другие общности. Хотя, если кто сохранил способность к чтению и нашёл книжку Толкиена, то может провозгласить, что они – сыны Мордора! И будут этим гордиться. Так, из остатков, ошметков геноцида, образовались и осетины, с одной стороны, и вайнахи, с другой. Хотя и общего между ними достаточно. Один на всех нартский эпос (книжку Толкиена, найденную в ядерной золе, читали вместе сначала; потом своим детям пересказывали уже каждый кто как запомнил и понял). Но был же субстрат? И язык был же? Конечно, как без этого. Здесь, я думаю, было так: во время оно на Кавказ и через Кавказ шло и по пути оседало много племён иранского цикла. Некоторые известны как скифы, как сарматы, аорсы, сираки (?), роксаланы (?), кто-то, может быть, как ранние древние аланы, а прочих имён мы не знаем, но они были. Эти выжившие остатки различных иранских племён составили основу для нынешних осетинских народностей. Возможно, к ним присоединились и чудом уцелевшие аланские дезертиры (воины все погибли). Но едва ли они стали основой нового этногенеза. Ведь если бы сохранились не отдельные особи, а какие-то значимые куски бывших владетельных кланов, то они скорее присоединились бы к новому владетельному клану кабардинских князей. Потому что вскоре они, адыги-черкесы-кабардинцы, как новое военное племя-сословие стали править этой землёй. А свой свояка видит издалека. Для человека того времени своим был близкий по духу, образу жизни, по сословию, более, чем тот, у кого язык похожий, но он воевать не умеет, а выращивает злаки. Потому аланы так легко слились с готами ранее. А позже могли легко сочетаться с адыгами и стать адыгами; скорее, чем стать крестьянами. Свой – это сословный признак, а не этнический. Такова суровая реальность прошлого. Да и нынешнего времени отчасти тоже. И мне ещё обидно за ясов. Ведь не последний был в древности народ. Не так прославлен как аланы. Но более похож на этническую общность, а не только на сословно-профессиональное обозначение. И ведь скорее всего ясы, или их северокавказкая версия, были наиближайшими предками осетин. А потомки о них забыли, плюнули на их могилы, стыдятся настоящих отцов, но стараются примазаться в наследники к непонятным, но красиво звучащим аланам. Так что осетины – это потомки осетин, родственники ясов. И не надо этого стесняться. Осетин – это звучит гордо. Все мы любим осетинский сыр. Осетины – умные, храбрые, замечательные люди. Быть осетином вполне достаточно. Вовсе не обязательно считать себя гиперборейцем или атлантом.

6.

В заключение хочу немного рассказать о метисизации. О смешанных браках, полукровках и прочем «генетическом мусоре», как это определяют сторонники «чистоты крови». Если очень коротко, то «генетический мусор» иначе называется аристократией. Потому что смешанные браки наиболее характерны для высших сословий, для правителей, эксплуататоров, для богачей, воинов, купцов и путешественников. А «чистота крови» — верный признак зависимого крестьянства. И я, конечно, сам целиком за трудящийся народ. Но несколько удивляют зоологические националисты, которые никак не могут определиться: то ли им крестик снять, то ли трусы надеть. «Беспримесность крови» заявляют признаком некоторого как бы «аристократизма», а смешанность – уделом низшей касты. Хотя в жизни всё было и есть ровно наоборот. Многонациональность – свойство элиты, королей, князей, бояр, дворян, воинов. А «чистота крови» — признак холопов. Если кто говорит, что он «чистый русский», или «чистый грузин», или «чистый чатланин», то тем самым он признаётся, что предки его, скорее всего, были бедного, холопского сословия. И это не плохо. В советское время такого человека привечали бы за правильное, трудовое, рабоче-крестьянское происхождение. Но аристократы почти всегда «многонационалы». Самого чистого русского можно найти в самой глубокой деревенской глуши. Особенно если его предки были крепостными. Они, конечно, и женились друг на друге в одной деревне. Дальше ездить барин не велел. То же и с другими народами, не исключая горских. Бедные, бесправные вынужденно хранили чистоту крови. Но аристократия всегда была склонна к межнациональным бракам. Вот, читаем в Ипатьевской летописи, что в 1116-м году князь Ярополк взял в плен осетинку, дочь ясского князя, потому что она была очень красивая, и женился на ней. Такой русско-осетинский смешанный брак в XII веке. Потому что князь, мог себе позволить. А в то же время, конечно, где-то в глубоком лесу, на болоте, русские крестьяне хранили чистоту крови, женясь на троюродных сёстрах; и так же поступали их далёкие классовые братья, ясские бедные зависимые люди. А смешивать кровь – это дело князей. И зря вы думаете, что аристократы были в этом деле неразборчивы. Тот же Ярополк, он украл себе не просто красавицу, а княжну. Потому что жениться на «своей» — это не ключницу обрюхатить, будь она хоть трижды славянка, а поиметь жену из княжеского же сословия. Аристократия предусмотрительна в браках. Брак для аристократии – не просто получить кухарку и с кем спать, это возможность объединить имения, владения, укрепить дипломатические связи и так далее. Элита женится на своих. Но свои для неё – не лапотники из народа (эксплуататоры никогда не считают подвластный народ своим), но такие же аристократы, не важно, своего народа или чужого. Чужого даже лучше. Перед нами пример не только князей, но и всего русского дворянства, которое составлено было из: русских, татар, литовцев, поляков, немцев, шведов и так далее. Вроде разные народы? Нет, один, потому что одна каста. Потому что не какие-то любые татары становились русскими дворянами, а только ханы, беи, богатые и властные люди. Человек мог сменить веру и, как следствие, язык и этническую принадлежность, но сословие его оставалось прежним. Если в Русь из Орды выходил хан, то он причислялся к княжескому сословию, если бей – то к боярскому, а простой татарин-воин мог стать только стрельцом или, если повезёт, казаком. Иногда в знак особых заслуг лично монарх мог повысить сословный статус верного слуги; и то, ещё два-три поколения род этот считался выскочками. Для аристократии сохранение «чистоты крови» — это браки внутри сословия, а не внутри этноса. Этнос это вообще кто? Холоп мне что ли пара? Когда потомок немецкого барона выдавал свою дочь за потомка татарского мурзы – это и была наследственная русская аристократия, безупречное происхождение. А когда русский помещик рожал ребенка от своей русской крепостной, то это не просто дитя мезальянса, а бесправный выродок, увы. Александр Пушкин чрезвычайно гордился своим происхождением. И никакому дворянину не пришло бы в голову упрекнуть его «негритянской примесью». Тот самый легендарный предок Пушкина по материнской линии, Арап Петра Великого, во-первых, был вовсе не галерным рабом, а сыном африканского князя (!!!), прямого вассала турецкого султана, а это уровень практически королевский; во-вторых, крёстным отцом имел самого императора и дослужился до генерал-аншефа. А то, что он был чернокожим, для нормального дворянина ничего не значило, потому что настоящий «негр» – это свой русский белокожий холоп, а князь, будь он хоть чёрным, хоть зелёным – он и есть князь. Пушкин гордился своей родовитостью и по материнской, и по отцовской линиям, никто его даже в бреду не считал «метисом», «выродком», «полукровкой», сам же Пушкин язвительно говорил о некоторых свежеиспечённых «аристократах» которые «прыгают в князья из хохлов». И дело, опять же, не в этносе, а в сословии, потому что хохлы – это малороссийские крестьяне, обыватели или малоземельные худые помещики. Аристократом невозможно стать, аристократом может быть только рождённый аристократами. Таков был сословный принцип, таковы были представления о «чистоте крови» в среде господствующего сословия, почти всегда и почти везде. Ничего общего с этнической или даже расовой однообразностью они никогда не имели. Могу привести ещё тысячу иллюстраций, но остановлюсь. Надеюсь, мысль понятна. А зачем я это объясняю и причём тут аланы? Ну вот при этом самом и аланы. Поскольку аланы были, скорее всего, не просто узким этносом, а владетельным племенем-сословием, слоем воинов и правителей, то не может быть особенных сомнений в том, что они за несколько веков (если они существовали или хотя бы их имя существовало несколько веков) смогли сочетаться с верхушкой и подвластных им северокавказских обществ, и с соседями – грузинами, армянами, греками, русскими, персами и кем угодно вообще. По принципу не этническому, а сословному – князья в своём кругу, дворяне в своём, дружинники в своём. И ко времени гибели, этнически, культурно и по языку «аланы» были то же самое, что «русские дворяне» ко времени своей гибели: широкий набор кровей и знание нескольких языков, особенно, «международных» — греческого, латыни. Потому и нет памятников на аланском и письменности на аланском нет, несмотря на развитость аланской цивилизации. Поиски литературного аланского языка бессмысленны, потому что его могло вовсе не быть. Зачем он нужен? Все настоящие аланы, то есть, элита: воины, правители, священники, купцы – говорили и писали по-гречески, как и прочие элиты восточного христианского мира. И между собой они постепенно начинали общаться по-гречески. Иной язык нужен был им только для общения с подвластными. И таким весьма возможно был ясский язык, если ясы и родственные им прото-осетинские, пост-иранские племена составляли значительную часть подвластного населения. Был ли их собственный язык, или то, что от него осталось за несколько веков сословного существования похож на ясский? Может и был. Этого мы никогда не узнаем. Может, они могли понимать ясов так же, как польский шляхтич худо-бедно понимал русских, «украинских» крестьян. А до своих Ломоносовых, Державиных, Пушкиных, которые у русских стали создавать литературный язык на основе церковного и летописного старо-болгарского, народного наречия (от крестьянской няни), опыта греческой поэзии и с заимствованием грамматических структур французского и немецкого языков, аланы не дожили. Тамерлан их зачистил. Вполне могли этот народный ясский язык Алании иностранцы принимать за аланский, хотя сами аланы не обязательно так считали, но даже этому крайне мало свидетельств (четыре фразы, найденные ясом-венгром в библиотеке Ватикана в XX веке и всё). Такова подкладка, такова подноготная претензий на аланское наследство. На Кавказе все понимают, что тот, кто называет себя «аланом» на самом деле претендует не на какую-то этническую идентификацию, а хочет причислить себя к «высшему», господскому сословию, призванному править кавказцами. А этого не любят у нас. После долгих веков войн и усобиц горские общества Северного Кавказа выработали правила строгой военной демократии, равенства прав, отсутствия сословий. Этому весьма были удивлены российские авторы, которые писали, что на Северном Кавказе каждый «уздень», каждый свободный, независимый, сам себе господин. После аланов равнинами долго владели кабардинские феодалы. Но и их постепенно вытеснили местные общества – вайнахские и иные. Освободились от князей. И есть с тех пор одна основанная на непереводимом созвучии пословица на чеченском языке, которая гласит: кто называет себя князем, тот собака. Поэтому, любя и уважая все наши народы, почитая свою историю, а в ней и хазар, и аланов, и адыгов, мы должны, тем не менее, считать общим достоянием всех северокавказских народов нашу культуру; общим наследием считать историю и легенды; и не заявлять себя, вопреки исторической правде и вопреки братским, демократическим обычаям наших народов, наследниками правящих кланов, громко звучащих «аланов» или кого-то ещё. Лучше в мире и дружбе вместе изучать историю, вместе гордиться предками и вместе учиться у них – учиться и доблести, и из их трагического опыта извлекать урок. И не повторять ошибок, не потворствовать розни, которая и так веками точила наш край, обескровила его и сделала слабым перед врагами. Вместе мы, все северокавказские народы, а ещё и татары, и казаки, и, конечно же, русский народ, опора и основа нашей общей государственности – великая непобедимая сила.

7.

Мои осетинские друзья наверняка найдут в очерке немало ошибок и укажут мне на них. Я с благодарностью исправлю все детали, но вряд ли изменится общий смысл и посыл моего сочинения. Хочу повторить, что я искренне люблю всех своих земляков, всех братьев, которыми я считаю все народы нашей прекрасной земли, и только ради добра и общего блага предпринял этот труд, не получая за него ни денег, ни почестей. Прошу простить мне вынужденные резкости, так надо, чтобы чётче обозначить проблему. Особого извинения и понимания прошу у глубоко уважаемых мною осетинских интеллектуалов, которых я безгранично ценю, потому и вступаю в дискуссию; иначе какое бы мне было дело? Когда чужой человек совершает странные поступки или говорит странные речи ты из вежливости сделаешь вид, что не замечаешь; но когда твой брат держит руки над открытым огнём и может обжечься, ты подойдёшь к нему и постараешься убедить его не причинять себе и другим вреда; так и я обращаюсь к осетинам потому что они мне как братья, не буду же я обьяснять кастильцам в чём они неправы, споря с каталонцами – это далёкие нам люди, они сами разберутся. Но мы друг другу близкие, не чужие. Поэтому примите с любовью то, что сделано с любовью к вам. И мы можем спорить, но как братья спорить, не прибегая к оружию или к административному вмешательству «сверху». В этом споре мы можем быть остры и язвительны, но не обидимся друг на друга, а после вместе пойдём кушать осетинский пирог или чеченский чепелгаш, которые тоже братья, как и мы с вами. Обнимаю вас всех, мои дорогие, и, позвольте шутливо подписаться.

 

Автор: Герман Амал Садулаев-Готский, чеченец, казак и гот, прямой потомок Германариха Амала Готского, Рюрика и Чингисхана

Санкт-Петербург-юрт, 14 декабря 2017 года

Мнение автора не всегда совпадает с мнением редакции

http://www.gumilev-center.ru/pochemu-osetiny-ne-alany/

 

Рейтинг: 
Средняя: 5 (2 votes)

Комментарии

Очень занимательная и интересная статья-исследование. Хотелось бы чтобы ее прочли наши казахи. которые на голубом бану утверждают аткие вещи. что Чингиз-хан был казахом. а значит и его сын Джучи и внук Батый...(((((  

Прикольная статья. У нас такого уровня полемики и близко нет ни по какому ворпосу..

"У нас..." в смысле в Казахстане? 

Аттила, а н Атилла.

 

Читал "Прыжок волка". Сильная вещь антроопологическая 

Оставить комментарий

(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.
(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.
(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.

Filtered HTML

Plain text

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
5 + 15 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.