Манкурт ШАЛАКАЗАХОВ. Клиника д-ра Цукерберга. Оппозиционный синдром

Предыдущий материал

Прямо под занавес уходящего 2017 года на просторах Facebook разразился грязный скандал. Вообще, прошедший год был эпохой почти перманентного хайпа — критика учебников, ұят-скандалы, выходки представителей шоу-бизнеса, забастовка шахтеров: вот далеко не полный список того, что привлекало полчища ФБ-обитателей, оставлявших миллионы гневных комментариев и прибавлявших популярности ряду блогеров.

Кстати говоря, в соседней России профессия блогера — особенно, видео-блогера — сейчас достаточно активно монетизируется, превращаясь в бизнес. У нас этот вид деятельности пока находится в зачаточном состоянии, несмотря на попытки использовать популярных блогеров, пишущих посты в ФБ и на других платформах, в целях продвижения определенной информации. Примечательно, что государство начало прибегать к услугам этой зарождающейся отрасли раньше, чем в эту сферу погрузились его вечные критики из числа бывших оппозиционеров и нынешних сторонников Мухтара Аблязова. Последняя группа проявляет большую активность, нежели традиционные критики власти — возможно, вследствие этого представители последних довольно часто и весьма жестко проходятся по Аблязову. Во всяком случае, не хотелось бы видеть в этом исключительно коммерческий интерес. Аблязов и его сторонники отвечают на подобные выводы традиционными тезисами о заказном характере этой критики, причем не сверху, а скорее справа и чуть-чуть ниже.

И все же для начала хотелось бы проанализировать развитие нашей блогосферы, которое все же имеет место быть. Главное отличие наших ФБ-посиделок и редких блогеров, пишущих на иных платформах, от ситуации даже в той же России, во-первых, в количестве пользователей, способных превратиться в самостоятельные информационные единицы. Низкое количество и тем более низкое качество человеческого материала в Казахстане приводит к тому, что мы будем плестись в хвосте прогресса в этой сфере достаточно долго.

Во-вторых, наш сегмент того же ФБ, за редкими исключениями, лишь реагирует на внешние раздражители, сам не создавая трендов. Представители сферы шоу-бизнеса (например, Баян Есентаева) такие тренды задают, но редко и в абсолютно ненормальном направлении. Причем далеко не всегда по своей воле. 

Пожалуй, единственным положительным эффектом от использования большим количеством пользователей популярных соцсетей является возможность объединиться ради какого-то общественно-полезного дела, благотворительности. Розыск пропавших людей и особенно детей волонтерами, которыми становятся пользователи ФБ, объединения по защите животных, по экологическим проблемам, по помощи инвалидам и просто малоимущим гражданам — все это уже работает. Общественная акция #НеМолчи, вызвав серьезный информационный резонанс, переросла в формат общественного объединения.

Однако все вышесказанное не отменяет редких фактов использования ФБ и других соцсетей в создании политических информационных трендов. Ярким примером может являться недавняя забастовка шахтеров компании «АрселорМиттал». Информация о том, что 200 горняков не поднялись из забоя, объявив начало стачки, появилась именно в ФБ, после чего ее подхватили электронные СМИ. Примечательно, что распространяли эту информацию блогеры, связанные с НПП «Атамекен». Затем с попытками доказать, что шахтеры в своих требованиях неправы, выступили несколько провластных блогеров. Из этой бесконтактной схватки (носители прошахтерских и антишахтерских позиций не входили в прямую полемику) стало очевидно то, о чем уже сообщали некоторые политологи — конфликт между властными кланами обостряется.

Мухтар Аблязов также поучаствовал в забастовке на свой привычный лад. Схема весьма похожа на ту, что использовалась экс-банкиром при подготовке жанаозенских беспорядков 2011 года. На первом этапе шахтерам на пальцах объяснили, насколько они должны требовать увеличения зарплат — не в два, а в три раза и даже больше. На втором этапе зазвучали призывы стоять до конца. Справедливости ради, шахтерам желали продержаться до Дня независимости не только сторонники Аблязова или представители других экс-оппозиционных кругов, но и прежде лояльные к власти пользователи.

В итоге забастовка окончилась в ночь на 15 декабря.

Проблема роста протестных настроений хотя бы в социальных сетях в виде повышающегося количества критических в адрес Астаны постов и демотиваторов в том, что растущая масса пользователей пока не имеет возможности собраться в некое единое сообщество. Которое станет массово требовать нормальной жизни для казахстанцев здесь и сейчас, а не в светлом будущем, до которого не все догребут. И делать это методами XXI века — онлайн-петиции, флеш-мобы и т.п.

Можно сказать, что Аблязов уже создал вокруг себя в нескольких социальных сетях группу если не последователей, то активных потребителей информации, исходящей от него и его команды. Однако это результат не столько мастерства людей, обеспечивающих ему сетевое продвижение и изготовляющих пропагандистские продукты, сколько результат общей усталости граждан от тянущегося уже не первый год кризиса, погружающего государство и все население, не приближенное к бюджету, в экономический и социальный мрак.

Аблязов предлагает себя в качестве мессии, и в то же время в его окружении происходят то и дело грязноватые разборки. Примечательно, что в последних центральной фигурой стала Жанна Бота — словно бы из ниоткуда вынырнувшая сетевая персона. В прошлом осужденная за мошенничество и находящаяся на режиме пробации, Жанна внезапно превратилась в блогера и «гражданского журналиста». Когда тучи сгустились, она сумела бежать в Украину, откуда активно включилась в продвижение идей Мухтара Аблязова. Поскольку в Киеве собралась уже приличная группировка сторонников беглого банкира — Айдос Садыков с женой Натальей (она записала первое интервью Мухтара Аблязова после освобождения в формате прямого эфира), а также Ермек Нарымбай (правда, сейчас он уже перековался, правда, непонятно в кого).

Затем Жанна занялась словно бы выдавливанием Ермека из «команды», после чего Нарымбай сам «выдавился», сделав многочасовое интервью с Альнуром Мусаевым, за что был бит все той же Ботой, а также Айдосом Садыковым.

Потом настал черед Жанны — по запросу из Казахстана ее задержали и посадили под экстрадиционный арест. Тут выяснилось, что Айдос Садыков с ней незнаком и ни в какой команде Аблязова она не состоит. Да и есть ли команда?

Жанна отделалась легким испугом и непродолжительным пребыванием в заключении. Все это время, как выяснилось позже, за ее сыном, благодаря которому срок отбывания наказания за мошенничество был отложен, приглядывал Ермек Нарымбай и его подруга, с которой он бежал в Киев, оставив в Алматы жену и детей.

Оказавшись на свободе, Жанна... написала заявление в СБУ о том, что Ермек — агент российской ФСБ. В своем посте, позже ею же удаленном, она обвинила Ермека в том, что тот настраивал ее сына против нее. Ермек утверждает, что ничем подобным не занимался, а обеспечил сына Жанны едой и игрушками, а также присмотром. Позже в комментариях к посту Ермека о заявлении против него в СБУ сторонники Жанны начали утверждать, что Бота этого не делала, а Нарымбай лжет. Ждем развития этого сюжета.

Такой вот синдром современной оппозиции — протестные настроения имеются, однако канализировать их в какое-то устраивающее большинство сетевое объединение не получается. Аблязовская попытка была бы успешной, если бы не слишком частые скандалы повышенной загрязненности, разворачивающиеся в среде тех, кто считается его сторонниками

Рейтинг: 
Средняя: 3.5 (4 votes)

Комментарии

Манкурт был...да весь по ходу вышел. Что за тексты?

Да уж. Веселуха просто шерсть дыбом!!!! 

Аблязов как Мессия  - это печально канишна. Очень.

Но и режим уже совсем погнал. Не тянет на вызовы.

На какие? Страна в прошлом году укрепила своё дипломатическое реноме. В этом году будет председательствовать в важнейшей комиссии ООН. 

Нарымбаев агент ФСБ? Что за бред. Нашли Матьу Хари

Оставить комментарий

(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.
(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.
(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.

Filtered HTML

Plain text

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
11 + 4 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.