В Казахстане нет общества в его классическом понимании

Редко кто в Казахстане берется изучать изменения, происходящие в общественном сознании, особенно в масштабах всей страны. Многие отечественные ученые считают, что это невозможно в принципе. И дело не только в том, что наше общество сильно расколото и дезориентировано – оно вообще почти не поддается «препарированию» с точки зрения социологии. О том, почему это произошло и что получилось в итоге,  мы беседуем с независимым политологом Талгатом МАМЫРАЙЫМОВЫМ.

Другая реальность

- Талгат, как вы оцениваете современное казахстанское общество?

- Если следовать классической трактовке, принятой в социологии, то в нашей стране общества как такового нет.  То же самое касается таких часто употребляемых в нашей речевой практике понятий, как «парламент», «политические партии», «выборы», «СМИ», «рыночная экономика», «бизнес» и т.д. Эти институты в Казахстане уже давно не соответствуют тому смыслу, который изначально был в них заложен.

Как известно, социология возникла на основе разделения понятий «общество» и «государство». Она всегда рассматривала общество как нетождественную государству реальность, которая порождает это самое государство и лежит в его основе. В нашей же действительности, напротив, государство является основой общества, направляет его и контролирует его структуру. И вот такая политическая система существует в Казахстане на протяжении уже нескольких веков, а ее нынешний облик сложился в советское время.

Любопытным в этом плане выглядит исследование «Левада-центра». Оно показало, что воспроизводимые «советские люди» (к которым можно отнести и большинство казахстанцев) по сути своей лукавы, циничны, завистливы, наделены двоемыслием и никому, кроме самых близких, не доверяют. Они почитают власть, но в то же время ожесточенно ругают ее, стремятся ее обмануть.  

Понятно, что стать таким «советского человека» заставили годы репрессий и жесткого прессинга со стороны государства, когда люди были вынуждены идти на все, чтобы выжить. Существует концепция известного российского социолога С. Кордонского о том, что в России подавляющая часть населения придерживается так называемого распределенного образа жизни – это когда жизнедеятельность людей происходит и в городе, и на даче с погребом, сараем, гаражом и т.д. Иначе говоря, россияне пытаются прокормить себя с помощью «альтернативной экономики» - вопреки различным запретительным и контролирующим нормам, которые устанавливает государство.

Этот самый распределенный образ жизни широко распространен и в Казахстане. У нас сложился такой уклад, когда институт государства со всеми присущими ему законами и атрибутами выглядит формальностью в глазах граждан, которые при этом пытаются обмануть его, использовать в своих целях. Впрочем, точно так же относятся к «юридическому государству» и сами представляющие его чиновники.

Поэтому неудивительно, что основой существования такого «государства-общества» стала раздаточная экономика – одна из форм административной экономики…

Государство велело «делиться»

- В чем, по-вашему, суть раздаточной экономики? И что мешает Казахстану жить по законам рынка?

- Рыночная экономика основана на механизме «купли-продажи». Что же касается экономических отношений в Казахстане, то они базируются, главным образом, на механизме «сдач-раздач» государственных ресурсов. Такая экономика, в терминологии  российской ученой О.Бессоновой, и называется раздаточной. К примеру, в России она  существует аж с IX века, хотя и были небольшие перерывы, когда преобладали рыночные отношения. А СССР – наиболее характерный пример раздаточной экономики.

В Казахстане она существует несколько веков. В начале 1990-х у нас, так же, как и в России, появились какие-то зачатки рыночной экономики, следы которой кое-где можно  наблюдать и сегодня - в основном это те фермерские хозяйства, которые работают  практически без государственных дотаций, давая при этом почти половину валового объема сельскохозяйственной продукции.

В целом раздаточная экономика выглядит следующим образом. Правящий центр раздает ресурсы сословиям, элитным группировкам в зависимости от их места и роли в функционировании государства. Те же в ответ на «раздачи» делают «сдачи» в виде финансирования различных фондов, проектов, а также национальных празднеств, инициированных государством и т.д. В качестве примера можно привести шефство над какой-нибудь спортивной ассоциацией.

То есть в условиях раздаточной экономики потенциал компаний зависит от уровня их связей с властным центром. Согласитесь, бизнесом (в классическом его понимании) такое сотрудничество назвать сложно.

Весьма показательны в этом плане участившиеся в последнее время заявления о том, что государство, мол, позволило бизнесменам (в частности, крупным) заработать, разбогатеть, и теперь те должны «делиться». Из этой же серии разного рода «общественные нагрузки», которые, по сути, и есть «сдачи», которые бизнесмены и интеллигенция отдают государству. То же самое касается меценатства. Недаром в нашем социуме хорошими бизнесменами и чиновниками обычно считают тех, кто занимается благотворительностью, то есть «хорошо делится»...

Интересно и то, что в рамках раздаточной экономики взятки лицам, состоящим на службе у государства, расцениваются не как проявление коррупции, а как ответная любезность (тоже своеобразная «сдача») за полученные госресуры, социальную помощь и т.д. Причем в наших условиях это выгодно и тем, кто берет взятки, и тем, кто их дает. Вот почему с коррупцией бесполезно бороться. Как говорят многие бизнесмены, уж лучше пусть будут взятки -  по крайней мере, так «легче вести дела».

Всеобщая «пацанизация»

- Наверняка корни лежат еще и в традициях?

- Безусловно, все это является порождением традиционного общества. Ключевой термин теории раздаточной экономики «раздаток» коррелирует с термином «редистрибуция» (Карл Поланьи), который отражает архаичную передачу ресурсов от властного центра другим субъектам.

Процессы архаизации в Казахстане стали развиваться в начале 1990-х, с возрождением доминирующего статуса ценностей и норм традиционного общества. Как правило, в такой системе отнюдь не законы, а традиции и «понятия» санкционируют и направляют деятельность людей. Одним из следствий архаизации отчасти стала «пацанизация». У нас, как и в большинстве других постсоветских стран, где принцип верховенства закона превратился в формальность, «пацанские» нормы и ценности заменили собой право,  стали критериями социализации и рекрутинга в верхние слои сословий.

Более того, в Казахстане воспроизводится некая форма военного общества с культом милитаризма. Современная форма такого социума - это криминализированные ценности и нормы «пацанского» сообщества. И это стало основой для продвижения по служебной лестнице. Необходимость быть компетентным в какой-либо сфере деятельности здесь не так уж важна. Главное - преданность патрону, нордическая выдержанность, невозмутимое «батырское» выражение лица даже перед лицом смертельной опасности.

Наша милитаристская культура имеет корни в далеком прошлом. Одно из ее проявлений - структура «государства-общества» империи Чингисхана... Она способствует выстраиванию социальной иерархии по принципу командования. В ней обязательны к исполнению приказы старших командиров - агашек. Вверху этой пирамиды - правители, которые по умолчанию задают различные ориентиры обществу и, мягко говоря, не приветствуют препирательство с ними младших «командиров», а тем более рядовых.

Игра по негласным правилам

- А как же оппозиция? Или ее, как и общества, в Казахстане не существует?

- Весь политический процесс в нашей стране, в конечном счете, ориентирован на борьбу за доступ к ограниченным ресурсам государства. Эту цель преследуют все политические группы без исключения, в том числе и оппозиция. Ведь все они - закрытые корпорации с «пацанскими понятиями». У нас даже в среде «демократической оппозиции» своя закрытая в социальном плане корпорация, куда не пускают людей не из «своего круга». Она, как правило, гневно выступает против коррупции, непотизма, кумовства, требует реформ, хотя ей не помешало бы начать с себя.

Но самое интересное, что и народ, и оппозиция начинают выражать резкое недовольство деятельностью государства в основном тогда, когда властные элиты отходят от «своих обязанностей» - соблюдения базовых принципов ресурсно-распределительной системы социальной справедливости.

Если наша оппозиция и говорит о необходимости демократического транзита, то в терминах западной политической науки. То есть она не понимает, как устроено наше «государство-общество», как нужно его модернизировать, чтобы прийти к наиболее эффективной форме государственного устройства - демократии.

В этом смысле можно сказать, что политическая борьба в Казахстане - это некая форма игры, где даже оппозиция придерживается заданной ей роли в соответствии с исторически сложившимися правилами нашего «государства-общества». Это как ритуал - социально санкционированное упорядоченное символическое действие.

Наши главные «оппозиционеры» сидят во власти, поскольку именно они все время озабочены «реформированием общества и государства по западному образцу» с его справедливым распределением ресурсов, социальной помощью и т.д. А простой народ тем временем думает лишь о том, как обойти все эти нововведения и вытянуть из государства деньги на свои нужды. Во власти, конечно, тоже не дураки сидят: они прекрасно понимают, что все эти госпрограммы -  лишь ширма, за которой скрывается намерение «освоить» госресурсы. Причем желательно с помощью «своих» бизнесменов, родственников…  

Вот эта практика двоемыслия (или двойной морали) и определяет настоящую жизнь в Казахстане.

Аморальное мышление

- Чем опасно такое раздвоение?

- Как и в СССР, в казахстанском социуме органично сосуществуют  две морали. Первая (внешняя) – показная. Она провозглашает приоритет патриотизма, долга и ответственности перед государством и обществом, социальной справедливости. А вторая (внутренняя) мораль создает запрос на такие качества, как двуличие, корыстолюбие, властолюбие, лесть и раболепие перед «крутым» чиновником, оправдывает личное обогащение любыми путями.  

Для «государства-общества» характерно догматическое мышление, руководствующееся слепой верой в авторитеты, в доктрины, которые, как считается, нельзя оспорить, поставить под сомнение. Оно воспринимает и понимает только чиновничий язык. Суждения, идущие вразрез с генеральной линией, выглядят для носителей догматики как нечто несуразное, ненормальное. Это санкционная мораль «советского» типа, при которой  поведение человека оценивается лишь на основе двузначной логики – есть только белое и черное. В этой «системе» ценят не самих людей, а их материальное и социальное положение, связи с властным центром.

Средства массовой пропаганды

- Как в обрисованную вами схему вписываются интеллигенция и СМИ? И вписываются ли вообще?

- Казахстанская интеллигенция – это тоже сословие, существующее на «раздачи» (по мере служения государству, государственным ценностям, генеральной линии). Это форма посредничества между народом и властью. «Служение государству» со стороны как интеллигенции, так и СМИ заключается именно в том, чтобы посредством надзора поддерживать функционирование всей распределительной системы социальной справедливости.

- «Надзора» за кем или чем?

- Все наши правозащитники, политологи, социологи, журналисты следят за тем, как соблюдаются права сословий на их долю в государственной «раздаче».  Объектами их «надзора», критики являются элитарии, не входящие в круг людей, которые составляют корпорацию «государство». Хотя отдельные интеллигенты и стремятся к внедрению понятийного мышления рыночной экономики, демократии и правового государства, однако все эти попытки будут тщетными, пока они находятся в системе «раздач». В противном случае  они будут их лишены и станут фриками, диссидентами.

Что касается наших средств массовой информации, то они являются неким отделом, в задачи которого входит освещение функционирования этой системы - подобно отделу пропаганды ЦК КПСС. Их функция (так же, как представителей интеллигенции) - сообщать о каких-либо нарушениях принципов «справедливого» распределения государственных ресурсов.

Короче говоря, у нас нет полноценных СМИ как источника всесторонней информации и различных точек зрения на те или иные вопросы, в том числе политические. Скорее, их можно назвать средствами массовой пропаганды.

Собственно, все свои проблемы мы адресуем власти, а не частным и вообще  неправительственным структурам, поскольку в нашей стране практически все процессы контролируются и направляются государством…

Автор: Сауле Исабаева

https://camonitor.kz/30219-talgat-mamyrayymov-v-kazahstane-net-obschestva-v-ego-klassicheskom-ponimanii.html

Рейтинг: 
Средняя: 5 (2 votes)

Комментарии

И все таки до конца не понятно; ну почему наше правителсттво не умеет ловить мышей: ни тогда, когда денег  было залйеся, ни в условиях кризиса?

Но спикер же отвечает - из-за того, что все слишком замкнуто на самом государcтве, на  чиновничьем классе. В итоге государство становится неуклюжим!

Чушь и отмазки. Если наступит власть НПО, эти НПО будут действовать по-казахски. И все равно будет бардак. 

Совершенно верно! Эта мантра о гражаднскмо обществ и прочей лабуде в условиях Казахстана не действет. И никогда действовать не будет.

Оставить комментарий

(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.
(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.
(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.

Filtered HTML

Plain text

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
16 + 4 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.