«А воевать придется рогатками и палками» – эксперт о взрывах на казахстанских складах боеприпасов

За последние двадцать лет взрывы на военных складах Казахстана происходили не раз, и всегда это сопровождалось не только разрушениями, но и человеческими жертвами. После того как два года назад случился Арыс, казалось, что в этом печальном списке поставлена жирная точка. Помнится, тогда с самых высоких трибун нам клятвенно обещали, что подобные трагедии больше не повторятся. И вот, несмотря на все заверения, рвануло вновь.

 

Похоже, ответ на вопрос, почему так происходит, удалось найти полковнику запаса Манасу Магулову, который в прошлом исполнял обязанности заместителя командующего войсками Южного военного округа по воспитательной и социально-правовой работе.

 

В 2022 году Вооруженные Силы Казахстана отмечают свой 30-летний юбилей. За эти годы происходили разные события, среди которых были как хорошие, так и не очень. После распада СССР Казахстану, где дислоцировалась большая часть Среднеазиатского военного округа, достались самые подготовленные вооруженные силы, поскольку выведенная из Афганистана 40-я армия переместилась на территорию нашей страны. Это был воинский контингент, имевший 10-летний опыт боевых действий. Кроме того, Казахстан имел четвертый по мощности ядерный потенциал в мире, войска численностью более 200 тысяч человек размещались в трехстах военных городках, на базах, аэродромах и полигонах. Поэтому нельзя утверждать, что Казахстан после развала СССР остался без боеспособных вооруженных сил, – это было бы неправдой. Все проблемы начались после того, как вооруженные силы в нашей стране стали самостоятельными.

Кадровая чехарда, устроенная руководством Министерства обороны, очень дорого обошлась государству. Отголоски ее сохраняются до сегодняшних дней.

 

Только в 1992-м, в год образования Вооруженных Сил Казахстана, из страны выехали две с половиной тысячи кадровых военных, а всего за период с 1992 по 1995 год из республики уехали 10 тысяч офицеров – фактически весь «золотой фонд» вооруженных сил. Сейчас, конечно, в качестве оправдания можно приводить различные аргументы, но случившееся с казахстанской армией однозначно можно считать обыкновенным разбазариванием кадров.

 

На места выбывших офицеров стали назначать тех, кем в тот момент располагали, что резко снизило боеготовность частей и соединений. В войсках возросли панибратство и протекционизм, а такие качества, как ответственность, порядочность и профессионализм, ушли – вначале на второй план, а затем и в небытие. И здесь не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы понять – рано или поздно быть беде.

 

Первый сигнал о взрыве боеприпасов поступил 8 августа 2001 года из поселка Токрау Карагандинской области, где в 18 подземных хранилищах были складированы авиабомбы и реактивные снаряды системы «Град».

 

Жертв тогда удалось избежать только благодаря экстренной эвакуации местных жителей и личного состава части. Причину взрывов так и не удалось установить. И если брать эту дату за точку отсчета, то за прошедшие 20 лет произошло восемь взрывов не только в частях Министерства обороны, но и в пограничной службе КНБ. И по странному стечению обстоятельств все взрывы за исключением одного прозвучали летом – с июня по август.

 

Самое громкое чрезвычайное происшествие произошло на станции Арыс 24 июня 2019 года. Тогда взорвался арсенал, содержащий более половины боеприпасов всех вооруженных сил. При взрыве погибли три человека, пострадали более 400, были разрушены и повреждены 7634 дома и различных построек. А ведь этого происшествия можно было бы избежать, если бы Министерство обороны делало правильные выводы и устраняло имеющиеся недостатки. Хотя что-то подсказывает, что правильные выводы не будут сделаны и после взрывов в Таразе.

 

К подобным умозаключениям приходишь, когда начинаешь анализировать ситуацию и вспоминать, что похожий случай уже был в Арыси 20 марта 2009 года. Тогда на складах ТОО «Казарсенал» загорелись взрывчатые вещества, предназначенные для утилизации боеприпасов, что, по официальным данным, привело к гибели четырех человек. Хотя местные жители утверждали, что жертв было гораздо больше, поскольку для оплачиваемой работы привлекались местные безработные жители.

 

Я в это время работал главным экспертом мобилизационного подразделения Комитета по госматрезервам. Примерно через две недели группа наших специалистов прибыла в Арыс для комплексной проверки подотчетных подземных хранилищ. После окончания проверки руководство комитета выступило с инициативой – силами нашей комиссии проверить состояние арсенала, порядок хранения и складирования боеприпасов, пожарную безопасность. Но Министерство обороны восприняло идею в штыки, сославшись на секретность объекта. Какие они там хранили секреты про свою некомпетентность и не профессионализм, мы так и не узнали. Но если бы такая проверка состоялась, то многих последующих трагедий мы могли бы избежать.

 

В системе госматрезерва я проработал более десяти лет, лично проверил сто с лишним режимных объектов – и крытых, и расположенных на открытом воздухе, и находящихся под землей. При всех проверках соблюдалось одно железное правило: перед ее началом начальник хранилища или объекта представлял журнал учета проверок и контроля состояния материальных ценностей, где отмечались все движения прибывающей комиссии – состав, результаты проверки, дата ее окончания, выявленные недостатки, указания по их устранению со сроками и назначенными ответственными лицами.

 

Проводился обход территории, изучалась система сигнализации, противопожарная безопасность, состояние пожарных водоемов. Поэтому перед началом проверки проверяющая сторона была в курсе всех предыдущих дел, могла уверенно приступать к работе. По итогам проверки составлялся акт, исполнение которого было на строжайшем контроле.

 

Но, как выяснилось, в Министерстве обороны такого правила нет. Это ведомство обособилось, прикрылось грифом секретности, и теперь никто не знает, какие проблемы разъедают его изнутри. А вот к чему это приводит, все мы имели возможность наблюдать.

 

ЧП под Таразом показало многое. Возьмем хотя бы тот факт, что полковник, не зная истинного положения дел на складах, послал сотрудников ЧС на верную смерть, заверяя их в отсутствии там взрывчатых веществ. Это свидетельствует о том, что, несмотря указание об обязательной своевременной проверке наличия и состояния взрывчатых веществ, он этим не занимался. И подобная безответственность наблюдается по всей цепочке – от низа до самого верха. Поэтому для устранения истинных причин, приведших к взрывам под Таразом, к ответственности надо привлекать представителей всей вертикали власти – от заместителя министра обороны, отвечающего за состояние вооружения и боеприпасов, его непосредственных подчиненных, руководства регионального командования «Юг», на чьей территории дислоцируется данная воинская часть, до командования части и всех должностных лиц вплоть до начальника хранилища. Только так можно прервать череду этих трагических событий. Если вовремя не принять жесткие меры, то после следующего взрыва (не дай Аллах) нам попросту нечем будет стрелять, потому что все боеприпасы будут уничтожены в мирное время. А воевать придется рогатками и палками…

 

Казахстанцы возмущены безответственным отношением должностных лиц Министерства обороны к своим обязанностям, подобное разгильдяйство приводит к гибели людей в мирное время. Только под Таразом погибли 17 человек, более 90 получили ранения разной степени тяжести, нанесен колоссальный материальный ущерб инфраструктуре региона. Народ требует объективного и подробного расследования происшествия, люди хотят, чтобы виновные были найдены и наказаны. Думается, в этой связи правительство должно наделить МЧС РК правом проверки один раз в год всех хранилищ боеприпасов, взрывчатых веществ, других опасных средств, находящихся в ведении Министерства обороны, Национальной гвардии и пограничной службы с обязательным донесением сведений об ее результатах в Совет национальной безопасности для принятия последующий решений. Мы не можем себе позволить и дальше пускать ситуацию на самотек – иначе рано или поздно дойдем до самой крайней точки…

Комментарии (3)
  1. Хрен несёт маразматик. Сейчас все изменилась. Личный состав баз и складов сократили до минимума, в добавок сократили сетки и звания начальников хранилищ. Кто после этого на должность начальника хранилища с миллиардами на шее согласится служить. К тому же (наряд,трава , б/г, учёт, занятия непонятные). Для несения суточного наряда на базах в штате была рота омср, а для работ на тех.терр. техрота. Начальники хр., занимался своим хранилищем, там работ у них хватает по учёту и проверкой б/п. Разбираться надо со штатом вернуть все привилегий нач.хр.. База(склад)хранения это отдельная служба со своими барабашками и спецификой, а их отдали в подчинение РгК., где зам.команд. технарь, а не спец.. и т.д.

  2. Не воспитатель вообще то, он из бывших прокуроров, пришёл за должностью. Ахинею несёт этот эксперт, потому как при создании ВС РК он рулил прокурорами на не пыльной должности. А те немногие, кто стоял у истоков ВС, в тяжелейших условиях безденежья первых лет суверенного государства неимоверными усилиями сохранили то что сегодня есть. Пусть не бздит этот эксперт.

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости
Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie