429.37 504.34 5.55

Александр Мазманьян – потомок казаков, игравший за алматинский «Кайрат»

В 1970 году я впервые оказался на Центральном стадионе Алма-Аты. Мой дядя Карим – страстный любитель футбола («любитель» потому, что слово «фанат» нам тогда еще не было знакомо) взял меня, пятилетнего пацана, на матч «Кайрата». С тех самых пор футбол всегда присутствует в моей жизни. Сменилось несколько поколений кайратовцев, но для меня самым «золотым» навеки останется состав команды 70-х и 80-х годов.

 

Одним из тех, на кого «ходили» в свое время поклонники «Кайрата», в том числе и я, был Александр Мазманьян. За прославленный клуб он играл недолго, однако надолго запомнился зрителям своими дерзкими проходами к воротам соперников, виртуозными передачами и хорошо поставленными точными ударами по воротам.

 

– В дубль «Кайрата» я попал в возрасте семнадцати лет, – делится воспоминаниями Александр Мазманьян, но вскоре был призван в ряды Советской армии. Службу проходил в целиноградском «Динамо», где и задержался на целых семь футбольных лет. Меня все устраивало в команде, но в 1977 году Станислав Францевич Каминский снова пригласил в «Кайрат». От такого предложения я не мог отказаться и вернулся в родную команду и родной город.

 

Я – коренной алматинец, причем уже в пятом поколении. Мой прадед по материнской линии в звании есаула казачьего войска служил в Верном еще при царе-батюшке. Жили мы на самом настоящем хуторе недалеко от школы № 8, в которой я учился, и Центрального стадиона, где я тренировался в ФШМ у Бориса Брониславовича Ляха. Директором там был патриарх казахстанского футбола Аркадий Вольфович Хохман. Эти два замечательных человека и предопределили мою судьбу, за что я им очень благодарен. С особой теплотой я также вспоминаю Котлярова Владимира Алексеевича, у которого играл в «Динамо».

 

– Александр Николаевич, в Вашей карьере футболиста было несколько клубов. Какой из них считаете родным?

 

– За двадцать лет я играл за четыре команды, и каждая из них стала мне родной. В Целинограде за команду «Динамо», впоследствии ставшую «Целинником», я в общей сложности отыграл одиннадцать сезонов. Сами понимаете, что в нелюбимой команде так надолго не задержишься...

 

В жамбылском «Химике» был капитаном команды, завершал карьеру футболиста в талдыкорганском «Жетысу», впоследствии в этом клубе работал тренером.

 

«Кайрат» – это особая команда для любого казахстанского футболиста того времени. Выходить на поле с такими матерыми футболистами и надежными товарищами, как Фарид Хисамутдинов, Владимир Чеботарев, Султан Абенов, Борис Евдокимов, Владимир Кисляков, Курбан Бердыев, Валерий Круглыхин, Сеильда Байшаков, Владимир Шевчук, Александр Убыкин, Владимир Лихошерстных, Сергей Гороховодацкий, Воит Талгаев, Владимир Никитенко, Анатолий Ионкин, всегда считал за честь для себя. Со многими из ныне здравствующих ветеранов футбола поддерживаю отношения. С ними мы часто созваниваемся и по мере возможности встречаемся.

 

Но есть и такие, кому до сих пор руки не подаю. И не по причине коронавируса, а потому, что в силу своего характера не приемлю непорядочности в людях. Я всегда был неуступчивым, мог сказать неприятную правду, поспорить, не подчиниться. Иногда это было мне на пользу, но чаще – наоборот. Бог не обделил меня футбольным талантом, я привлекался в юношескую сборную Советского Союза, где играл и дружил с Виктором Чуркиным, впоследствии ставшим игроком ташкентского «Пахтакора» и кандидатом в сборную Советского Союза. К сожалению, в 1979 году он погиб вместе с другими членами команды в авиакатастрофе. А я в итоге оказался в «Кайрате», где отыграл два сезона, но из-за конфликта с руководством клуба и республиканского спорткомитета был вынужден вернуться в «Целинник».

 

Вообще у меня по-разному складывались отношения с наставниками, но я благодарен им всем. Просто им со мной не повезло. Да и сам я надолго не задержался на тренерской работе. Не потому, что мне не нравился тренировочный процесс, а потому, что не мог по 6-8 часов сидеть в акимате, а затем объяснять чиновникам необходимость финансирования команды. Возможно, я просто не в то время оказался на тренерском поприще.

 

– Зато Вы стали судьей, а впоследствии – инспектором...

 

– Вот здесь мой характер как раз и пригодился. К тому же я сам был футболистом и знаю, что с ними слабины давать нельзя – быстро сломают психологически. Инспектирование – тоже занятие непростое. Вот совсем недавно, когда уже ввели запрет на присутствие болельщиков и посторонних на матчах, в одном из городов местный полицейский начальник вместе со своей свитой направились на VIP-трибуну стадиона, игнорируя режим карантина. Пришлось «остудить» его, написав рапорт на имя акима. За долгое время практической работы, а также в Департаменте судейства и инспектирования случалось всякое. В рамках одного интервью всего и не расскажешь…

 

– Александр Николаевич, не могу обойти стороной тему «Третьего Тайма» – культового футбольного заведения Алматы. Этот бар-клуб, где Вы работали директором, неожиданно закрылся, находясь на пике популярности. Почему так произошло?

 

– Наш бар действительно был очень популярным. Мы были рады видеть у себя любителей футбола, хорошего пива и домашней кухни. Нам всегда было, что им предложить. Частенько в гости заходили известные люди, футбольные знаменитости и звезды шоу-бизнеса, политические деятели. Помимо просмотра футбольных матчей, они отмечали здесь семейные мероприятия, корпоративы, презентации. Поэтому было странно и обидно, когда арендодатели отказали нам в продлении аренды. Тогда наша команда отработала до конца договора, а потом я зашел в помещение и за один день кувалдой разнес все, что мы создавали своими руками в течение нескольких лет.

 

– И сейчас Вы – пенсионер без хобби?

 

– Я продолжаю инспектировать футбольные матчи. Хобби это не назовешь. Принимаю участие в воспитании внуков, которых подарили мне дочь Марина и сын Александр. Дочка, став женой внука популярнейшего казахстанского певца Ермека Серкебаева, породнила меня с этой замечательной семьей музыкантов. Сын вполне успешно трудится в строительном бизнесе. Я живу полноценной жизнью. Правда, на футбольное поле в качестве игрока выхожу теперь не так часто… Но в следующем году у меня юбилей, и, даст Бог, я еще соберу своих друзей-пенсионеров – и на футбольном поле, и за праздничным столом!

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости
Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie