Политические реформы: не пора ли вводить квоты на профессионалов?

Ожидания, вызванные внедрением квот для женщин, молодежи и лиц с ограниченными возможностями в партийные списки для их участия в процессе принятия решений и законотворчества, с легкостью можно отнести к разряду ложных, поскольку подобное насильственное «переливание крови» способно привести разве что к сепсису.

 

Женская доля

 

Последние политические реформы, рожденные в недрах НСОДа и активно продвигаемые представителями власти, – это, скорее, не более чем попытка повысить инклюзию и расширить плюрализм. Без дополнительных уточнений и триггеров подобное численное увеличение теряет всяческий смысл, поскольку никак не увязывает особенности физиологического развития и гендерный аспект с профессионализмом и возможностью «квотируемых» эффективно представлять интересы неограниченного круга лиц.

 

Нам сейчас всерьез пытаются внушить, что нахождение в парламенте большего количества, например, тех же женщин приведет к кардинальным изменениям в стране. Мол, это уменьшит уровень коррупции и будет противодействовать архаизации общества. Звучит, конечно, красиво, но довольно самонадеянно, поскольку аргументация, скажем прямо, так себе. Женщина женщине – рознь, и тут даже за примерами далеко ходить не надо.

Давайте вспомним депутатку (распространенный ныне феминитив) маслихата Каракат Абден с ее институтом благородных казашек и системой воспитания, описанной в просто-таки пропитанном предрассудками «бестселлере» «Ты – казашка. Гордись!». Уж не эту ли даму и ей подобных авторы идеи с квотированием хотят преподнести нам в качестве борцов с архаикой?

 

Что до рассуждений об уменьшении уровня коррупции, то это утверждение не выдерживает никакой критики, особенно если брать во внимание громкие коррупционные скандалы с участием женщин, которые и по сей день у всех на слуху. Имя той же Анар Мешимбаевой, обвиненной в махинациях при проведении предыдущей переписи населения, давно уже стало нарицательным – как-никак ей удалось кинуть нас всех аж на пять миллионов долларов. Впрочем, госпожа Мешимбаева не одинока, ведь представительницы прекрасной половины человечества «нахлобучивают» бюджет ничуть не хуже мужчин.

 

В прошлом году вышла на свободу экс-замакима Атырауской области Нурсауле Сайлауова, обвиненная в хищениях, взятках и злоупотреблении должностными полномочиями, принесших ущерб казне на семь миллионов тенге. В этом году в Алматинской области за крупную взятку на сумму почти в 38 миллионов тенге задержали главу Управления образования Майгуль Омарову. Аналогичное дело было возбуждено в Туркестанской области в отношении руководителя отдела развития человеческого потенциала Сайрамского района Куралай Шадиевой. В Атырау сотрудники Департамента по противодействию коррупции задержали заместителя руководителя Управления образования региона, которая подозревается в хищении бюджетных средств путем начисления заработной платы не работавшим в управлении людям, завышении сумм командировочных расходов, перечислении денег на счета за фактически не проведенные образовательные мероприятия. И этот список можно продолжать еще очень долго.

 

Молодежная «сборная»

 

С молодежью все вообще сложно. Чтобы убедиться в этом, достаточно повнимательнее присмотреться к самому молодому депутату мажилиса Мади Ахметову. Молодежную повестку он в основном реализует в рамках возглавляемого им Республиканского общественного совета по поддержке молодежи при партии Nur Otan, поднимая действительно серьезные проблемы вроде нехватки студенческих общежитий и скрытой безработицы среди выпускников вузов. Но обязательно ли для этого быть депутатом парламента? В мажилисе он ведет себя тише воды ниже травы, а если с чем-то и борется, то это явно не имеет отношения к молодежным проблемам (думается, все помнят про так сильно взбудоражившие его психику одноразовые вейпы). Наша молодежь в принципе плохо зарекомендовала себя в политике. Взять тех же молодых да ранних Куандыка Бишимбаева и Серика Абденова.

 

Во всей этой истории с квотированием к положительным моментам можно отнести пребывание в парламенте лиц с ограниченными возможностями. До этого у граждан с инвалидностью никогда не было доступа к столь высокой и авторитетной трибуне для озвучивания своих проблем.

 

Хотя и здесь все не так гладко, как хотелось бы. Все, наверное, помнят недавно ушедшего из жизни Али Аманбаева, председателя Союза организаций инвалидов, который благодаря своей активности и бескомпромиссности был вхож во многие высокие кабинеты и являлся полноправным участником диалога с властью в различных форматах. Но даже этому человеку с его небывалой настойчивостью мало чего удалось добиться для улучшения жизни лиц с особенностями развития. А уж таких, как он, у нас в стране единицы.

 

Признаться, наблюдая за процессом политического реформирования в нашей стране, все чаще ловишь себя на мысли, что кто-то умышленно пытается завести нас в тупик, акцентируя внимание на деталях, которые, безусловно, важны, но не первостепенны. Нам давно уже требуются квоты не для женщин и молодежи, а для профессионалов в своем деле, причем таких, которые вне зависимости от пола, возраста и физиологических особенностей будут способны не только выявлять имеющиеся недостатки, но и успешно бороться с ними. Однако властями Казахстана ставка на таковых почему-то не делается. А ведь приход в парламент такого качества депутатов мог бы помочь реально переформатировать его работу и повысить авторитет в глазах населения, ну или хотя бы привести к внедрению института парламентских расследований, про который наши зацикленные на женщинах и молодежи реформаторы почему-то так не любят говорить…

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости

Новости партнеров

Подпишитесь на нас, чтобы получать интересные новости!

Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie