419.66 500.44 5.62

Балташ Турсумбаев: Какие качества казахов ценят турки

Как проходило становление дипломатических отношений Казахстана и Турции.

 

Турция стала одним из первых государств, признавших государственный суверенитет Казахстана сразу после объявления об этом 16 декабря 1991 года. А 2 марта 1992 года были установлены дипломатические отношения между двумя странами. В октябре 1992 года открыто первое зарубежное посольство РК в Анкаре. Первым послом в Турции стал Канат Саудабаев.

 

За годы независимости отношения двух стран укрепились по многим направлениям, включая торговое сотрудничество и обмен студентами. О том, как проходило становление этих отношений, рассказывает видный государственный и общественный деятель Балташ Турсумбаев, ставший вторым послом РК в Турецкой Республике.

 

– С чего именно началась ваша работа в Турции, на что был сделан акцент?

 

– Надо вспомнить, что мы только тогда получили государственный суверенитет, и его нужно было укреплять. Естественно, я это осознавал и понимал, в чем состоит моя миссия, как посла. Прежде всего, задача стояла, чтобы турки ближе узнали казахов, Республику Казахстан, а для этого следовало искать пути сближения. А надо сказать, что и раньше в Турции проявляли интерес к нашей истории, культуре. Такой маленький штрих: когда-то один из писателей Турции собрал стихи Магжана Жумабаева, перевел их и издал на турецком языке. Конечно, не на кириллице, а на латинице. В МИДе мне подсказали, что есть такой писатель, вот он издал книгу Магжана Жумабаева. Потом я его отыскал, все книги, которые он опубликовал, не были распространены, лежали на складе каком-то. Я договорился через МИД, чтобы его труды оплатили. Эти книги мы забрали в посольство. А потом на встречах я стал их раздавать турецким гостям. Повторяю, что это – маленький штрих, маленькая деталь, но в Турции узнали, что наш поэт Магжан Жумабаев – один из тех, кто думал о великом Туране.

 

Кстати, в Анкаре, у подножия горы, установили барельефный памятник Магжана. И там высечены его слова: «Туркістан – менің алтын бесігім» («Туркестан – моя золотая колыбель»). Турки начали посещать место, где находится этот барельеф. Стали покупать книги Магжана Жумабаева, Абая Кунанбаева. Потом я организовал фонд имени Абая Кунанбаева. Помогли турецкие бизнесмены, внесли определенную сумму, и за счет этой суммы мы разбили парк в Анкаре, назвали «Парк Абая». И там установили памятник уже Абаю. Я даже помню, как мы создавали памятник. Турецкие специалисты подсказали, какой гранит взять для памятника. Оказалось, что красный гранит, из которого изготовили постамент для бюста Абая, имелся лишь в Италии. Оттуда мы его и привезли. Парк, в котором находится памятник нашему великому Абаю, стал настоящей зоной отдыха для вблизи живущих турок, потому что Анкара летом жарче, чем даже Стамбул, поскольку там водоемов нет, палящее солнце, ну, и мелкосопочники вокруг Анкары. Ну, это вот в идеологическом ключе то, что сделали.

 

Сферы сотрудничества

 

– Балташ Молдабевич, насколько знаю, именно при вас началось сотрудничество в образовании, например, стали создаваться казахстанско-турецкие лицеи. Или это позже пошло?

 

– Да, одним из важных направлений двустороннего сотрудничества стала сфера образования. Были приняты соответствующие документы. Не могу не подчеркнуть, что турецкая сторона оказалась заинтересованной в сотрудничестве с нашей страной в разных областях. Да, именно тогда стали организовываться турецкие лицеи в Казахстане.

 

– Плюс университет имени Демиреля.

 

– Именно так. Напомню, что университет имени Демиреля основали в Алматы при жизни самого Сулеймана Демиреля, когда он был президентом Турецкой Республики.

 

– При вас стали создавать первые казахстанско-турецкие предприятия. Пошли деньги, инвестиции со стороны Турции в экономику Казахстана. И сегодня Турция находится в первых рядах иностранных государств по привлечению инвестиций в нашу страну и созданию совместных предприятий. Однако вы стали уделять особое внимание организации отдыха казахстанцев в Турции.

 

– Обстоятельства к этому располагали. Наши люди после получения суверенитета стали активно выезжать на отдых за рубеж. Главным направлением отдыха на юге стала Турция. Было много отдыхающих из нашей страны. Работу посольства мы сосредоточили на помощи казахстанцам, приезжающим на отдых.

 

Конечно, к нам обращались не только по вопросам, но и другим проблемам. Не могу не сказать и о негативе.

 

– А какого рода негатив?

 

– Негатив какого плана? Например, когда объявили, что бесплатно будут обучать в Турции наших студентов, то примерно за два года набежало туда более 2000 студентов. Ну, и среди них оказались и такие, кто не учились, были исключены из университетов, но обратно в Казахстан не уезжали, занимались неблаговидными делами. Родители обращались к нам в посольство, мы их разыскивали через министерство внутренних дел Турции. Многих нашли. Я знаю один случай: женщина обратилась: «Дочка пропала, найти не могу. Она приехала учиться, теперь не учится, пропала где-то». Ну, она занималась непристойными делами, там ее из рук в руки передавали. Мы нашли девушку на окраине Турции, в не совсем благополучном городе, привезли в посольство. Потом с матерью устроили в гостинице, а утром рано она от матери убежала. Записку оставила: «Я вышла замуж за турка, я его люблю и буду с ним жить». А любила она или не любила, я не знаю. Таких случаев много было.

 

Другой пример: наши ребята ураносодержащий материал где-то добыли. Хотели в Турции продать другим иностранцам. Нам это стало известно. Мы туда тоже включились и благополучно отправили их обратно в Казахстан.

 

– А чем вы объясните такой интерес со стороны казахов к Турции? И то, что сегодня все больше казахов уезжают не просто отдыхать, а на постоянное место жительства и получают как временное, так и постоянное гражданство Турции?

 

– Я могу объяснить одним. Потому что в основном в Турции к казахам относятся очень хорошо. Когда я работал послом, там проживали на всей территории Турции примерно 25 000 человек (казахов – прим. ред.). Турки выделили денег, построили культурный центр. И казахи там сейчас проводят свои мероприятия: ораза, айт, независимость отмечают, даже семейные мероприятия там организуют. Потому что место в самом центре Стамбула. Наши казахи – народ мирный, дружелюбный, гостеприимный. К труду казахи относятся добросовестно, в этом я убежден, хотя у нас очень многие, начиная от верхнего эшелона руководителей в Казахстане, заявляют, что «казахи ленивые, вот китайцы трудолюбивые, корейцы трудолюбивые, а казахи не хотят работать, казахи ленивые, поэтому мы не процветаем». Это не так. И турки ценят эти качества казахов.

 

Быть ли Великому Турану?

 

– Скажите, пожалуйста, когда вы работали послом в Турции, уже тогда начинали подниматься настроения создания одного, единого тюркского государства – построения Великого Турана?

 

– Ну, идея Великого Турана существует издавна. Конечно, идеологи – турки. Ну, а когда развалился Советский Союз, и уже пять самостоятельных государств выделились: это туркмены, узбеки, казахи, кыргызы, азербайджанцы, то эта идея стала приобретать особое звучание. И везде, где тюрки проживают, они тоже начали просыпаться. Те же Татарстан или Башкирия. В этих республиках тоже ставили вопрос: мы исторически народ тюркских корней, поэтому будем сотрудничать и с Турцией, и с Казахстаном.

 

А еще по мусульманской линии усилилось общение. Поэтому после развала Советского Союза создание Единого Турана встало на повестку дня.

 

– Весь апрель в российских, да и в наших СМИ, поднимали вопрос о создании Великого Турана и о том, что Турция усиливает влияние в регионе Центральной Азии и, в частности, в Казахстане. Вы согласны с такими утверждениями?

 

– С утверждениями я согласен. Связи Турции с Центральной Азией и Казахстаном имеют многосторонний характер. Во-первых, финансы, бизнес, другие вопросы. Во-вторых, есть идеологическая составляющая. И разговоры о великом Туране, как и публикации на эту тему, усилились вследствие недавнего азербайджано-армянского конфликта.

 

– Вы связываете усиление публикаций и разговоров о том, что Турция пытается доминировать в регионе и в Казахстане именно с этим конфликтом? Но есть еще другой повод. Турция создает своего рода военный совет, куда приглашает и Казахстан. А Казахстан – член ОДКБ. Как с этим быть? 

 

– Ну, с этим очень просто. Они создают союз, двери открыты. Но в связи с тем, что мы являемся членом ОДКБ, мы пока воздерживаются принять это приглашение. Насколько хватит воздержания – я не могу сказать, потому что транзит власти еще не закончился. Транзит власти, наверное, будет иметь продолжение уже осенью. Когда окончательно закончится транзит власти и сформируется устойчивая власть в Казахстане, тогда и получим ответ на этот вопрос. Новая власть решит, как поступить.

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости
Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie