Без предупреждений и уговоров – военный эксперт о январских событиях

Чем дальше от нас «январская трагедия», черной полосой вписанная в историю независимого Казахстана, тем все более полярными становятся мнения свидетелей этих событий. Не успели отзвучать траурные марши по погибшим, как в информационном пространстве уже появились вбросы о том, что решения, принятые в эти страшные дни руководством нашей страны, были ошибочными.

 

Не то чтобы каждый из нас не имел права на собственное мнение. Вопрос в другом: можем ли мы, не будучи обремененными соответствующим жизненным опытом и всей полнотой информации, высказывать столь безапелляционные мнения? Прежде чем честно ответить себе на этот вопрос, ознакомьтесь с тем анализом, который дал текущей ситуации и трагическим событиям января профессиональный военный, кандидат исторических наук, полковника запаса Манас Магулов.

 

Решение Токаева было правильным

 

– Прокатившаяся по Казахстану серия террористических атак, а также неудачная попытка госпереворота не только раскрыли цели и долгосрочные планы боевиков-экстремистов, но и позволили увидеть истинное лицо многих власть имущих и депутатов парламента. Как только они убедились в том, что Касыv-Жомарт Токаев сумеет удержать власть (а президент, надо признать, проявил в этой ситуации твердость характера и непоколебимое стремление отстоять конституционный строй), так сразу же развернулись на 180 градусов и, на ходу переобуваясь и брызжа слюной, стали клясться в верности главе государства и его курсу на строительство «нового Казахстана».

 

Откровенно говоря, наблюдать за таким «перерождением» противно, особенно если вспомнить, как всего три года назад – в момент добровольного ухода Нурсултана Назарбаева с поста президента – эти же господа навзрыд рыдали перед объективами телекамер. Они так сильно увлеклись «сменой ориентиров», что даже не замечают, как своим поведением провоцируют вопросы у здравомыслящего большинства: а способны ли эти люди в принципе честно кому-нибудь служить, особенно народу Казахстана или их интересуют только «теплые места» и собственные привилегии?

 

Остается только надеяться на то, что президент Токаев сделает из всего случившегося правильные выводы. И не только в отношении этих господ. Хотелось бы, чтобы глава государства дал оценку каждому руководителю области, района, другим должностным лицам и их действиям в период ЧП, равно как и поведению «народа», который не только не противостоял действиям экстремистов, а, наоборот, потворствовал им и принимал участие в грабежах и мародерствах. Если сегодня мы пустим все на самотек и не расставим точки над i, то построить «новый Казахстан» будет довольно проблематично.

 

Многие сейчас осуждают решение президента Токаева о применении оружия для наведения порядка в стране. Но лично мне не до конца понятна природа этой критики. Пусть тогда эти «умники задним числом» расскажут нам, какими иными способами можно было удержать обезумевших от безнаказанности людей, добравшихся до дармовщины. Население неоднократно предупреждали как о введении чрезвычайного положения, так и об ответственности за его нарушение, вплоть до применения оружия. Те, кто не внял этим требованиям, пострадали из-за своего наплевательского отношения к закону и порядку, которые они за 30 лет независимости страны так и не научились уважать.

 

Мне по долгу службы приходилось неоднократно бывать в аналогичных экстремальных ситуациях в разных странах, и на этих примерах я могу объективно судить о правильности принятых мер.

 

Впервые с подобными ограничениями я столкнулся в 1984 году в Польше, когда генерал Ярузельский ввел там военное положение. Помнится, в стране на вокзалах и в других общественных местах ходили полностью экипированные военные патрули – в касках, бронежилетах и с автоматами.

 

Любое их требование поляки выполняли беспрекословно, так как они имели право применять оружие без предупреждения и народ об этом знал. Другой пример – Нагорный Карабах, где я в составе миротворческих сил ВДВ наводил конституционный порядок. Но тогда еще существовал СССР, а Армения и Азербайджан были соседними союзными республиками, и миротворческие силы действительно стояли между двумя народами, не давая им воевать друг с другом. Так же было и в Киргизии во время ошских событий – кровопролития между братскими киргизским и узбекским народами. Тогда приказом министра обороны СССР маршала Язова нам было дано разрешение применять оружие. И мы, исходя из обстановки, его применяли.

 

Конечно, «алматинская трагедия» протекала при несколько других обстоятельствах. Здесь с одной стороны был народ, административные здания и торговые центры, с другой – явный враг, экстремист-террорист, ваххабит-салафит, настроенный на государственный переворот. Нужно было сразу, без предупреждений и уговоров, стрелять на поражение. Так что приказ на применение оружия был дан президентом даже с некоторым опозданием. В этом плане у общества не должно быть вопросов. Лично я считаю, что в первую очередь необходимо озаботиться другой проблемой – подготовленностью личного состава силовиков, тех же патрулей, спецотрядов и прочих.

 

До основанья мы разрушим… А затем?

 

– Наши ребята во многом уступают боевикам-экстремистам как в боевой, так и в физической и психологической подготовке. Я нередко встречаю патрули Нацгвардии в том районе, где проживаю. Как бывший командир бригады, не могу пройти мимо, частенько интересуюсь их службой. Одеты гвардейцы, конечно, хорошо, по сезону, но у них нет никакой экипировки – ни резиновых дубинок, ни баллончиков с газом, ни наручников. И что они могут сделать при задержании преступника или хулигана? Да практически ничего!

 

Даже старший наряда «вооружен» только рацией. Если вы не доверяете патрульным оружие, так хотя бы выдайте старшему «травмат» – это хоть какое-то вооружение. Как правило, в патрулирование ходят пацаны по 18–19 лет, не имеющего никакого жизненного опыта. И в этот раз они остались один на один с боевиками, имеющими опыт реальных боевых операций.

 

Впрочем, так было не всегда. Помню, как в 1995–1998 годах я командовал полноценной бригадой внутренних войск численностью 2,5 тысячи человек.

 

Это было боевое соединение, охранявшее спецконтингент в трех областях, с хорошо обученными и опытными офицерским составом и прапорщиками. В 1996–1997 годах мы дважды направляли миротворческие роты на таджикско-афганскую границу для выполнения боевых задач, и они всегда возвращались оттуда с честью и без потерь. Боевую подготовку с ними проводил заместитель командира бригады, опытный офицер, грамотный боевой офицер подполковник Ерекешев. У нас были свой учебный центр, стрельбище, подземный тир и другие помещения. Однако при переезде столицы из Алматы в Астану эту боевую бригаду сократили. Такое решение приняли министр МВД Сулейменов и командующий внутренними войсками Джанасаев. Все попытки убедить их в том, что во многих столицах государств – в Москве, Киеве, Ташкенте – на охране общественного порядка стоят не бригады, а целые дивизии внутренних войск, на них воздействия не возымели. Я написал письма в Администрацию президента, акиму города Астаны, но ответа от них так и не получил. Вот так была уничтожена полнокровная боевая бригада: 160 офицеров пополнили ряды безработных и разъехались по городам и весям – кто в Россию, кто в Украину, а кто в Кыргызстан. Территория бригады была приватизирована, а учебно-материальная база – разграблена.

 

Сейчас же – после указания президента Токаева об увеличении численности оперативных частей – некоторые «умники» предлагают все это восстановить. У меня к ним есть один-единственный вопрос: где они были 20 лет назад, когда разогнали боевую бригаду?

 

Пшик и показуха

 

– Как боевой офицер, командир бригады, я предлагаю увеличить численность оперативных войск Нацгвардии на 15–20 тысяч человек, сформировать в столице Казахстана и в городе Алматы оперативные бригады численностью 2,5 тысячи человек, в областных центрах, где сейчас нет оперативных частей, создать оперативные полки численностью от одной до полутора тысяч человек и подчинить их напрямую штабу Нацгвардии, минуя региональное командование и создав главное управление оперативных частей. Также необходимо предусмотреть для них в планах подготовки совместные учения с частями Минобороны и погранслужбы два раза в год.

 

К сожаленью, недостаточную готовность к борьбе с террористами продемонстрировали не только бойцы Нацгвардии и курсанты погранвойск, но и бойцы Минобороны. Даже хваленая Капчагайская десантная бригада не смогла должным образом дать отпор боевикам. Положение спасло только то, что бойцы находились на своей территории, в противном случае все могло бы быть намного печальнее.

 

С сожалением приходится констатировать, что проблема подготовки войск во всех казахстанских силовых структурах находится на крайне низком уровне. И это учитывая тот факт, что в последние годы все совместные войсковые учения были направлены на противостояние боевикам-экстремистам. И хотя по результатам этих учений все рапортовали об успехах, на практике все оказалось пшиком и показухой. Или, может, таким образом руководству страны специально «замазывали» глаза?

 

Если говорить прямо, то учить войска боевой науке у нас некому. Боевые традиции, которые закладывал в Министерство обороны его первый министр – генерал армии Нурмагамбетов, исчезли в никуда. Сейчас про них никто уже не вспоминает, о них даже не пишут в учебниках военной истории.

 

Командуют в армии и других войсковых структурах «пиджаки», у которых своя иерархия и собственные принципы. Когда «пиджаки» выходят на парад, на их кителях нет свободного места от орденов и медалей – разве что на спине. Такому количеству «заслуженных наград» сам Брежнев позавидовал бы. И зачем им какая-то там боевая подготовка?! У них и так все прекрасно.

 

Именно они выжили из армии профессионалов. У них отсутствуют войсковой дух, понятие войскового братства, а есть только холодный расчет и личная выгода. Посмотрите, кто руководит сегодня военными кафедрами и факультетами Национального университета обороны: там сложно найти тех, кто имеет базовое военное образование. Если вы сумеете отыскать хотя бы одного-двух, то это будет удачей. Да и то потому, что их еще не успели выжить из системы.

 

Но так дальше продолжаться не может, всему когда-то приходит конец. Безответственность должностных лиц силовых структур поставила государство на грань катастрофы. Казахстан, имеющий многовековую историю, выстрадавший свою независимость в борьбе с многочисленными врагами, не раз побеждавший в этих битвах, в этот раз чуть было не проиграл. И виной всему – беспечность и безответственность.

 

За последние 30 лет в наших войсках чего только не происходило: неоднократно взрывались склады с боеприпасами, тонули в море БТРы, лавиной засыпало солдат в горах. Никто из руководства не понес за это наказания, все спускалось на тормозах. Я абсолютно уверен, что президент Токаев, как Верховный главнокомандующий, наведет порядок в армии. Со своей же стороны позволю себе внести несколько предложений.

 

Во-первых, призвать в Вооруженные Силы РК и другие воинские структуры пенсионеров-ветеранов для несения военной службы и повышения боевой готовности войск. Критерием оценки может быть только профессионализм и состояние здоровья. Уверен, они с радостью будут служить и ответственно выполнять свой долг еще как минимум лет 5–10.

 

Во-вторых, провести в Вооруженных Силах военную реформу, избавиться от «пиджаков», провести аттестацию и назначить на вакантные должности ветеранов, призванных из запаса.

 

В-третьих, убрать из структур Минобороны, Нацгвардии, погранслужбы надуманные подразделения – всякие РГП, центры и ТОО. Оставить только то, что отвечает интересам боевой подготовки войск.         

Только такой серьезный и ответственный подход поможет повысить боеготовность казахстанских войск, а это в свою очередь будет способствовать сохранению нашей страной своих суверенитета и независимости.

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости

Новости партнеров

Подпишитесь на нас, чтобы получать интересные новости!

Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie