420.32 509.34 5.7

Данияр Ашимбаев: Парламентские выборы могут принести сюрпризы

Как считает казахстанский политолог Данияр Ашимбаев, отсутствие работы с протестным электоратом со стороны власти может привести к неожиданным результатам на январских выборах в парламент страны.

 

– В каком состоянии находится партийное поле Казахстана перед народным волеизъявлением?

 

– Предвыборная гонка проходит достаточно стабильно. Как мы можем видеть, что все шесть партий проявляют высокий уровень активности. Раньше других стартовал Nur Otan, который начал кампанию праймериз: партия уже формирует списки депутатов, а региональные филиалы выдвинули более 70 кандидатов. Причем из «старых» депутатов у них осталось только пять человек, остальные – новые люди. Хорошую активность демонстрируют «Ак жол» и Народная партия Казахстана, которые наряду с Nur Otan также были представлены в последних двух мажилисах. Они заметны, о них слышно, их инициативы широко обсуждаются в обществе.

 

Сейчас можно наблюдать, как такие небольшие партии, как «Ауыл» и бывший «Бірлік», а ныне Adal, начали демонстрировать достаточно большую активность, пытаясь наверстать упущенное и набрать очки перед выборами. Проблема здесь заключается в том, что у них нет явного электорального ядра. Всегда было ясно, что Nur Otan – это центр, НПК – левый фланг, «Ак жол» – правый. Что собой представляют Adal и «Ауыл» и как они будут позиционировать себя на электоральном поле, пока сложно предсказать.

То же самое можно сказать и про ОСДП. Когда-то это была главная оппозиционная партия, но за последние несколько лет она «сдулась» и растеряла своих лидеров. Их региональный актив сильно изменился, теперь там в основном мало кому известная молодежь. Поэтому говорить о высоких шансах ОСДП на выборах пока сложно. Тем не менее партия готовится к съезду, и какие-то движения к этому моменту вполне могут быть.

 

– Что стоит за внезапным ребредингом отдельных партийных организаций?

 

– Безусловно, своеобразным сюрпризом нынешней кампании стало переименование двух партий. Так, например, КНПК стала НПК. Это, скорее всего, связано с тем, что среди представителей элиты присутствует определенный настрой на декоммунизацию и в обществе уже давно велись разговоры о запрете слова «коммунистический». Во-вторых, экономическая и социальная ситуация 2020 года просто «толкает» протестный электорат.

 

Понятно, что данный контингент людей уйдет не к ОСДП, которую не видно и не слышно, а, скорее, к коммунистам. Поэтому, чтобы поддержать другие партии-сателлиты, власть надавила на КНПК. Однако теперь те, кто ранее не хотел голосовать за коммунистов, с большей вероятностью отдадут свои голоса Народной партии. В этом плане ребрендинг может сыграть положительную роль.

 

Что касается «Бірлік» и ее нового названия, то тут ситуация несколько проще. Партия традиционно занимала последние места на выборах, так как была образована путем слияния «карликовых организаций» и никаких особых инициатив не проявляла. Мне кажется, смена названия – это перезапуск, чтобы набрать хоть какой-то процентов голосов. Так, название Adal дало возможность партии стать первой по алфавиту. Может, у ее лидеров есть некая надежда на то, что новое название позволит партии излечиться от старых «болячек». Учитывая, что актив партии достаточно слабый, хотя и создан с использованием человеческой ресурсной базы НПП «Атамекен», говорить о ее дальнейших радужных перспективах очень сложно.

 

– Какова вероятность того, что в состав нового парламента вновь попадут нынешние парламентские партии?

 

– Если давать прогнозы по январским выборам, то наибольшие шансы на победу имеет Nur Otan. Здесь речь идет где-то о 65% голосов избирателей и выше. На втором месте по узнаваемости, состоянию работы и подготовки идут НПК и «Ак жол». Обе партии, как мне кажется, могут спокойно преодолеть семипроцентный барьер и набрать до 10% голосов.

 

При той накачке, которую ведет «Ауыл», шансы этой партии можно оценивать, как близкие к семипроцентному барьеру. Шансы Adal, на мой взгляд, остаются нулевыми. С ОСДП непонятно: во-первых, пока не ясно, кого она выдвинет в депутаты, во-вторых, эту партию принято называть проектом «против всех». В такой ситуации ОСДП вполне может выстрелить.

 

Но точно предсказать, каковы будут электоральные настроения ближе к декабрю, пока сложно. Только проанализировав списки депутатов от этой партии, можно будет сказать, насколько серьезно она подготовилась к работе. Пока же все три партии, представленные в мажилисе, имеют наибольшие шансы остаться в нем и дальше. Шансы остальных расцениваются как 50 на 50.

 

Снова возникает всем известная тема – бойкотировать выборы или разыграть какую-либо из партий в качестве графы «против всех». Конечно, в бойкоте нет ничего противозаконного – это право граждан не ходить на выборы. С другой стороны, определенной части населения ни одна из партий на данный момент не подходит, поэтому ожидать 90-процентной явки, да еще и в карантинных условиях не стоит.

 

Каким будет бойкот, будет ли протестное голосование за ОСДП и какие сюрпризы преподнесут наблюдатели – пока на эти вопросы сложно дать однозначные ответы.

 

В этой кампании есть отдельные недоработки и отсутствие планирования в работе с протестным и оппозиционным электоратом. Тему просто пустили на самотек. Может получиться, как на выборах 2019 года с Косановым. То есть неожиданно кто-то выстрелит.

 

Более того, мы видим, что ни одна крупная общественно-социологическая организация не участвует в мониторинге предстоящих выборов. Как известно, независимый экзитпол является одним из важнейших элементов легитимации плебисцита.

К сожалению, если все эти моменты по-прежнему будут оставаться «за бортом», то мы можем получить неожиданные сюрпризы в январе.

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости
Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie