Дилемма релоканта: уехать или остаться

Фактор релокантов в геополитике Большой Евразии.

 

Мир вокруг неудержимо меняется, и отражением этого колеса перемен становится вхождение в повседневный лексикон новых слов, одним из которых стало «релокант». Этим собирательным названием обозначают тех россиян, которые в силу обстоятельств покинули свою родину после начала войны в Украине.

 

Оценка ситуации в режиме реального времени дает две крупных волны, первая связана с началом специальной военной операции, вторая волна исхода связана с объявлением частичной мобилизации.

 

Нет точной статистики по выезжающим ни со стороны России, ни со стороны принимающих стран. Поэтому количественные оценки, важно дополнить качественными характеристиками с целью системно проанализировать формирующийся фактор социально-политической реальности.

 

Сергей Абашин, говоря о релокантах первой волны, приводит цифру в 200 тысяч, уверенно утверждая, что в реальности она больше. После 24 февраля 2022 года одномоментно огромная масса людей выезжает в другие страны, как жители столиц, так и регионов. Четкого плана мигранты не имели, покупая билет туда, куда получалось найти из-за стремительно растущих цен и схлопывающихся границ. Основная масса отправлялась по тем направлениям, где не были нужны визы, справки о прививках, куда летали самолеты, и была возможность наладить дешевую и относительно комфортную жизнь. Перечень этих стран и направлений ограничен: Армения, Грузия, Кыргызстан, Узбекистан, Казахстан, Турция, а также Таджикистан, какие-то страны Персидского залива и Юго-Восточной Азии. Некоторый отъезд, обеспеченный визами, произошел в Европу, страны Балтии, и Израиль.

 

Весьма генерализировано портрет отъезжающих первой волны выглядел так: мужчины и женщины молодого и среднего возраста (25-45 лет), имеющие законченное высшее образование, не имеющие детей. Профессионально преобладали специалисты сферы ИТ, которые не имели возможности продолжать свою профессиональную деятельность в России из-за ухода крупных компаний. При этом были и гуманитарии, менеджеры, представители творческих профессий.

 

Комплекс мотивов, побудивших к смене места жительства, был весьма разнообразен: нежелание продолжать жизнь в стране-агрессоре, отсутствие условий для продолжения профессиональной деятельности условиях санкций, морально-этические аспекты и пр.

 

Наблюдения фиксируют большой спектр сильных эмоций у покидающих Россию, среди которых преобладают страх, тревога, растерянность, тоска, злость, стыд, но вместе с тем и облегчение, чувство освобождения и надежды, желание открыть новые возможности и получить новый жизненный опыт.[1]

 

Вторая волна отъезда началась с момента объявления частичной мобилизации. Считать ее законченной рано, поэтому оценивать, сколько и куда уехало, пока сложно, и любые цифровые оценки будут иметь приблизительный характер.

 

Попробуем прояснить феномен релокантов второй волны на примере ситуации в Казахстане. Официальные данные говорят о том, что этом году в Казахстан въехало порядка 4,3 млн иностранцев, а выехало 4,1 млн, в том числе граждан России въехало 1 млн 700 тыс., а выехало 1 млн 640 тыс. человек. Фактор длинной сухопутной границы сыграл свою роль в том, что после объявления частичной мобилизации россияне, не согласные с ней, стали рассматривать нашу страну как потенциально возможное местожительства. Последние дни сентября стали временем, когда на контрольных пунктах пропуска вблизи Петропавловска, Павлодара, Уральска, Костаная и Атырау стали быстро скапливаться люди, которые следовали из России.

 

Дальше ситуация развивалась по нарастающей. По данным МВД РК, с 21 сентября границу пересекли свыше 100 тысяч россиян. По состоянию на 27 сентября 64 тысячи из них выехали из страны. Осталось порядка 35 тысяч российских граждан. Для оценки миграционного потока важно знать, что только 30 сентября в Казахстан заехало в три раза больше человек в сравнении с аналогичным периодом прошлого года. В Уральск за период 27-30 сентября въехало более 9 тыс. человек. Со стороны Атырау рост потока машин со стороны России составил 20%. В Павлодар въехало 13 тыс. человек из РФ. Время ожидания перехода границы со стороны Костаная достигало трех суток.

 

Любые опросы и аналитика носят приблизительный характер. Простой замер численности чатов релокантов показывает многократный рост. Тематические чаты в Telegram за период с 21 сентября выросли по численности, более чем в 20 раз. Появились локальные чаты релокантов по основным городам. К примеру, подобные чаты в Telegram по Астане насчитывают сегодня более 11 тысяч участников. Понятно, что это условная величина, так как это не только переселенцы, но и сами казахстанцы, которые хотят помочь адаптироваться тем, кто покинул привычные места, и строит свою жизнь заново.

 

Важно понимать, что казахстанские города, для многих — не конечный пункт назначения. Но дороговизна билетов, их дефицит, необходимость оформления заграничных паспортов (многие заезжали в Казахстан по внутренним документам) побуждают переселенцев остаться в республике на некоторое время. И это значит, что у них возникают трудности с ночлегом, регистрацией, да и просто бытовыми вопросами.

 

Скопление желающих въехать на территорию Казахстана со стороны России привело к определенным проблемам и для граждан РК, которые возвращаются на родину. Комитет миграционной службы МВД РК сообщает о том, что ежедневно более 40 тыс. наших граждан выезжают из Казахстана, каждый третий в направлении Российской Федерации. Для решения этой проблемы работали зеленые коридоры.

 

Необходимость оказать поддержку тем, кто прибывает из-за рубежа, признал глава государства Касым-Жомарт Токаев, который в ходе рабочей поездки в Туркестанскую область заявил о том, что преференций релоканты не получат, работа с ними должна вестись в соответствии с законом и текущими обязательствами.

 

Никаких ощутимых рисков прибытие россиян в Казахстан не несет. Их число не способно серьезно повлиять на ситуацию, однако, безусловно, определенные последствия есть, растущий спрос на жилье повлек рост цен на аренду недвижимости, будет отсроченное усиление конкуренции на рынке труда. Обобщенно релоканты второй волны — это мужчины призывного возраста, соответственно они не оказывают большого давления на социальную систему. Т.е. они не нуждаются в особой инфраструктуре, которая требуется пенсионерам, детям или женщинам.

 

А если размышлять шире, налицо интересный вариант социального протеста российских граждан. Выражается он не в открытом неповиновении, что сейчас в связи ужесточением внутреннего законодательства чревато серьезными проблемами. Не желая входить в столкновения, несогласные просто покидают родину. Понятно, что в соотношении с теми, кто остается, их число крайне мало. Сложно согласится с теми, кто в разного рода мессенджерах и социальных сетях призывает к митингам, это никак не повлияет на ситуацию.

 

Исторически формы социального несогласия в России скорее были связаны с попытками ухода, и такой массовый отъезд просто на новом витке повторяет историю. Новые мигранты, или в принятой сейчас системе координат релоканты, не станут решающим фактором геополитики. Однако рано или поздно российским властям придется признать факт высокой степени атомизированности современного российского общества, когда несогласие не ведет к тому, что осознанная часть гражданского общества идет на диалог, выбирая стратегию ухода.

 

А для тех стран, где новые мигранты найдут свой дом, пусть даже на время, это будет означать приезд квалифицированных специалистов, приход новых финансовых потоков со всеми вытекающими из этого минусами и плюсами. Т.е. пока вопросов больше, чем ответов, и работы предстоит довольно много и для государства, и для экспертного сообщества.

 

[1] Абашин С. Релоканты. URL: https://liberal.ru/povestka/relokanty (дата обращения 16.10.2022)

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости

Новости партнеров

Подпишитесь на нас, чтобы получать интересные новости!

Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie