Для глобальных инвесторов Казахстан — это улучшенная Россия

«Роснано» уважает права своих кредиторов не больше, чем в свое время ЮКОС и «Сибнефть» — эксперт.

 

Для финансового рынка уходящий год оказался относительно стабильным. Вместе с тем скачки цен на нефть и политическая нестабильность в мире могут сказаться и на финансовой ситуации в наступающем 2022 году. Возможен и новый дефолт, и падение банков. Оправданны ли опасения пессимистов? На этот и другие вопросы отвечает Александр Разуваев, член наблюдательного совета гильдии финансовых аналитиков и риск-менеджеров, Москва.

 

— Александр Юрьевич, недавно на сайте «Росбалт» появилась ваша публикация о досудебных претензиях компании «Роснано» к трем российским банкам о признании недействительными кредитных договоров. Суммы немалые. Но насколько такие претензии со стороны компании резонны?

 

— Ситуация стала неприятным сюрпризом для российского финансового рынка. Государственная компания «Роснано» направила трем банкам досудебные претензии о признании недействительными заключенных с ними кредитных договоров. Суммы, действительно, немаленькие. По состоянию на 30 июня 2021 года «Роснано» была должна по кредитам Совкомбанку 38 миллиардов рублей, Промсвязьбанку – 16 миллиардов рублей, а банку «Ак Барс» — 850 миллионов рублей.

 

Многие на финансовом рынке сейчас задают вопрос – насколько подорожают для госкомпаний заемные средства и выпуск публичного долга? Теперь любой кредитор или инвестор первым делом спросит: «А что, если вы к нам через несколько лет придете и скажете, что не будете платить?». А сами долгосрочные потери бюджета России от такого сдвига парадигмы только предстоит оценить.

 

— Если эти претензии будут удовлетворены, как это скажется на финансовом рынке России и на ее репутации для международных инвесторов?

 

— После дефолта по обязательствам СССР в 1991 году и памятным всем российского дефолта августа 1998-го репутация России на долговом и, шире, финансовом рынке была подорвана. И у государства ушло много времени и сил на ее восстановление. Но сегодня опять получается, что государственная компания «Роснано» уважает права своих кредиторов не больше, чем в свое время ЮКОС и «Сибнефть» в лихие 90-ые уважали права миноритариев своих дочерних обществ. Мнение участников фондового рынка нефтяным баронам было по барабану. И пессимисты сделают вывод, что за двадцать последних лет ничего к лучшему в России не изменилось. Что глобальные инвесторы, которые на фоне напряженной геополитики обходят Российскую Федерацию стороной, в принципе, оказываются правы. Россия – не инвестиционный, а спекулятивный рынок, со своими специфическими рисками, независимо от размера ФНБ и роста международных резервов Банка России.

 

В конечном счете, за компанию всегда отвечает ее собственник, а в истории с финансовым рынком еще и регуляторы. Государству однозначно стоит обратить внимание на данную историю. В противном случае репутационные потери будут очень серьезны.

 

— С учетом того, что наши страны – Россия и Казахстан – входят в ЕАЭС, можно ли говорить о том, что подобный прием могут использовать и в Казахстане?

 

— Россия и Казахстан, действительно, связаны. Очень близкая структура экономики, почти совпадают значения реальных частных доходов и ВВП на душу населения. Для глобальных инвесторов Казахстан — улучшенная Россия, так как ваша страна не находится под санкциями. И, конечно, не хотелось бы, чтобы Казахстан перенимал российский опыт в данном отношении. Он ведет к недоверию к государству со стороны бизнеса. Ну и, хотя не хочется об этом говорить, но факт есть факт, — ведет к банковскому кризису. А это чревато потерями для средств предприятий и рядовых вкладчиков.

 

— «Роснано» существует 10 лет. Может ли компания работать без государственных гарантий?

 

— Фактически в «Роснано» признали, что работать на рыночных условиях компания не может, и без государственных гарантий компания не могла привлечь финансирование. Кстати, косвенно компания это признала раньше. О намерениях «Роснано» провести IPO на Московской бирже и зарубежных фондовых площадках и стать российской красной голубой фишкой не хуже «Cбербанка» или «Ростелекома» было объявлено примерно десять лет назад. Однако до дела так и не дошло. На свободном рынке акции «лидера» российских высоких технологий вряд ли кто-то бы купил. Шансов повторить успех народных IPO «Сбербанка» и «Роснефти» у «Роснано» не было.

 

— В своей публикации вы говорите о том, что сейчас люди, взявшие кредиты, начнут требовать об их реструктуризации или вообще списании. Знаете, мне кажется, это уже давно началось такое. Чем это может обернуться, в конечном счете, для государства?

 

— Рядовой и далеко не самый богатый россиянин, прочтя данную историю в интернете или услышав в утренних новостях, абсолютно справедливо и эмоционально скажет: «А что, так можно было?» и добавит: «Чем я и моя семья хуже?». Проценты по кредитам, прежде всего, по ипотеке, на фоне цикла повышения ключевой ставки Банка России, наносят удар по моей личной финансовой стабильности, снижают уровень потребления и качество жизни. Очень плохо сплю по ночам. Требую обнуления ставок как в США и Европе. COVID-19 обнулил ставки у них, чем, собственно говоря, я хуже? Проблема закредитованности остро стоит и в России, и в Казахстане. Особенно на фоне мирового тренда повышения процентных ставок. Однако, не думаю, что недовольство людей будет массовое.

 

— Начиная с 90-х, в наших странах сложилась порочная практика применения государственных гарантий для финансовых операций. При этом гарантии не выдерживаются, но банки получают прибыли. В этом году президент Казахстана Токаев отметил, что подобная халява заканчивается, и банки не могут больше рассчитывать на господдержку. Ваш комментарий на эту тему?

 

— Мое мнение: государство такой же субъект экономики, как все остальные. И отвечать должно только по своим прямым обязательствам — то есть, облигациям министерства финансов и, если они выпущены, Национального Банка.

 

Государственные гарантии также допустимы для вкладов физических лиц в государственных банках. Во всех остальных случаях это должно быть исключение из правил.

 

— Цитирую: «В конечном счете, за компанию всегда отвечает ее собственник, а в истории с финансовым рынком еще и регуляторы». Выходит, что регуляторы не справляются со своим предназначением?

 

— За последние годы Банк России сделал многое для развития российского финансового рынка. Сейчас в России примерно 14 миллионов частных брокерских счетов. С семьями это 30-40 миллионов. От динамики индекса Мосбиржи значительно зависит уверенность российских потребителей. Россия стала немного Америкой. Вместе с тем нынешняя ситуация очень неприятна, некоторые связывают ее даже с «черным лебедем». И на нее однозначно должны обратить внимание Банк России и министерство финансов.

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости

Новости партнеров

Подпишитесь на нас, чтобы получать интересные новости!

Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie