423.87 505.25 5.59

Эксперт: Религиозный терроризм — это продукт нечистоплотных политических игр

Взрывы в европейских городах и обезглавленное тело во Франции – эти события последних недель вновь заставили говорить об исламском терроризме.

 

Увы, и казахстанцам в этом плане есть чего опасаться, если вспомнить о тех, кто уехал воевать в Сирию. Об этом и много другом – в разговоре с руководителем Центра консультации и реабилитации Управления по делам религий города Алматы Русланом Болатулы Кайыргельды

  

Конфликтная ситуация

 

– Сегодня, когда мир охвачен пандемией, более остро воспринимаются случаи вандализма и терроризма. Особое беспокойство вызывает то, что это связывают с исламом. Как вы это прокомментируете?

 

– Я хотел бы отметить следующее: тяжело, когда в последнее время вопрос терроризма связывают с этой религией. В исламе убийство невинного человека вне зависимости от того, верующий он или нет, приравнивается к убийству всего человечества. В Священном Коране говорится: «Кто убьет душу не за душу и не за преступление, тот подобен убийце всего человечества» (5:32).

 

Ислам резко отрицательно относится к убийству невинного человека. Эта позиция совершенно ясная и недву­смысленная. Что касается инцидента во Франции, то это – результат действия провокаций со стороны тех, кто, прикрываясь свободой слова, оскорбляет чувства верующих, с одной стороны, и тех, кто использует это как повод, чтобы оправдать насилие и нетерпимость, с другой стороны. В итоге конфликты и волнения.

 

Это если говорить в общем. А в частности, низкий уровень религиозного образования и пассионарность индивидуума дают возможность манипулировать им, используя тонкие психологические методы. В таком человеке накручивают существующие либо выдуманные проблемы социальной и религиозной несправедливости и другие факторы, которые опытный психолог сможет распознать и противостоять им. Ведь за яростью радикализма и экстремизма стоят холодный разум и расчет тех, кто на этом паразитирует. Поэтому, когда делают акцент на том, что радикализм и терроризм имеет религиозную принадлежность, – это продукт нечистоплотных политических игр.

  

Нельзя сравнивать вандалов и террористов с исламом. Например, вандализм – это причинение вреда имуществу, как видим, ничего общего с религией нет. Ислам – это миролюбивая религия, поощряющая стремление к знанию, взаимоуважению и дружбе.

 

Если же говорить о терроризме, то Альхамдуриллях, у нас в Казахстане, в Алматы, терроризм отсутствует. Однако за рубежом очень активно используют молодых людей, которые еще не окрепли в своих умах и не могут правильно осознать цели и задачи ислама.

 

В плену сереотипов

 

– Как побороть сложившийся в массовом сознании стереотип – «мусульманин» равнозначен террористу, экстремисту?

 

– Еще пророк Мухаммад в свое время говорил, что каждый мусульманин обязан своими деяниями доказывать чистоту своих помыслов. В свое время пророк запретил купцам из халифата повышать цены на товары за исключением потраченных сил и средств на проживание, питание, еду, то есть те расходы, которые непосредственно понадобились, для того чтобы довезти товар до чужеземцев. Когда купцы спросили его: «А в чем тогда наша выгода?», – Пророк ответил: «Судя по вам, будут судить о всех мусульманах и обо всем исламе».

 

Эти слова – яркий пример, когда говорили, что мусульманин своими деяниями должен доказывать именно чистоту религии и чистоту всех мусульман. Я думаю, что каждый мусульманин должен своим личным примером показывать, что в действительности ислам является далеким от терроризма и в целом от религиозного экстремизма. И каждому мусульманину необходимо следить за своими деяниями, как говорится в хадисах.

 

– В казахской степи никогда не было того отношения к исламу, как на Кавказе, в арабских странах. Следовательно, не было культуры мусульманской религии. Может, этим объясняется наша восприимчивость к различного рода течениям в исламе? Или это не так?

 

– Это не так, я бы даже сказал, что это совсем не так. Документы Центрального государственного архива показывают нам иную картину. Вы увидите, что в «казахских степях» был хорошо работающий институт мусульманского наставничества, вы увидите большое количество медресе. Многие мусульмане, в отличие от стереотипов, бытовавших в советский период, были грамотными и образованными людьми, знали несколько языков, и их знание строилось вокруг религии. Ядром их культуры был ислам, вокруг него, как сателлиты, располагались знания дисциплин, в том числе тех, которые мы сейчас называем светскими. Таким образом, мусульмане степей были целостными людьми, и причиной их целостности был ислам. Это чтобы развенчать миф о том, что в казахских степях не было «культуры мусульманской религии».

 

Теперь что касается восприимчивости наших современников к различного рода течениям в исламе. Здесь важно не обобщать весь социум термином «современники». Напротив, это – небольшая часть современников и в этой небольшой части нашего общества – узкий спектр возрастной категории. Я хочу сказать, что в большей или меньшей степени не только наша молодежь восприимчива к каким-то деструктивным различным течениям в исламе. Это встречается среди молодежи во всем мире, а не только у нас. И такое происходит, если у них нет института наставничества, нет соответствующих устазов, учителей, преподавателей, которые могут грамотно разъяснить точку зрения ислама и его принципы.

 

К примеру, у казахов ислам суннитского характера. Во всех религиях и во всех странах есть молодые люди, религиозные адепты, которые в силу юности горячо воспринимают те или иные учения, движения. Помните, несколько лет назад по миру прокатилась «арабская весна»? Это если говорить в отношении ислама. Тогда в арабских странах прошла волна революций, вызванная недовольством, прежде всего социального плана. Но опирались при этом на религиозные лозунги. У нас в Казахстане такого нет, хотя определенные проблемы с молодежью имеются. Но мы можем решить данную проблему, только взявшись за руки и помогая друг другу.

 

Просвещение умов

 

– Чем тогда объяснить, что казахи попадают в религиозные секты и уезжают воевать?

 

– Это – единичные случаи, из которых нельзя делать обобщения. Появилось немало открытых исследований на данную тематику, которые говорят о том, что причиной попадания молодежи в религиозные секты является низкий уровень религиозной грамотности либо ее полное отсутствие. Мы все знаем, что люди не хотят сейчас читать книги, изучать то или иное учение. Это особенно касается молодежи, которая ушла в интернет, социальные сети.

 

– Как это предотвратить? Что надо делать, чтобы наши граждане были просвещенными в вопросах религии и не попадались на уловки не совсем грамотных проповедников?

 

– Здесь необходим комплекс мероприятий. Их сейчас проводят Министерство информации и общественного развития, Управление по делам религий города Алматы, наш Центр консультации и реабилитации при Управлении по делам религий. Работа проводится комплексно, на постоянной основе. Первый пласт – освещение работы государства, общественников через социальные сети, средства массовой информации.

 

Второй пласт – то, как наш центр непосредственно проводит адресную работу, индивидуальные консультации.

 

А третий пласт – участие общественности в работе по данному направлению.

 

У каждого молодого человека есть родители, родственники, понимающие, осознающие опасность различных течений. Если они видят какую-то негативную тенденцию, им следует сообщать в соответствующие структуры. Мы понимаем, что это тяжело. Но, знаете, что на самом деле тяжело? Это бежать из плена в Сирии через пустыню без провианта и теплой одежды, а затем скончаться там от обезвоживания и холода. Поэтому не надо к этому легкомысленно относиться, либо думать – перебесится, либо считать, что сами смогут разобраться. Они могут обратиться к нам. Мы – не правоохранительные органы, не какие-то там специальные органы. Мы являемся центром консультаций. Мы можем всегда проконсультировать, внести ясность, помочь. Но мы бессильны, если нам не станут помогать близкие, родственники этих молодых людей.

 

– «Прозревают» ли те, с кем работают в центре?

 

– Центр работает уже на протяжении 4 лет. И есть положительные тенденции. В первое время у нас было 40 человек, которые адаптировались, вернулись к пониманию, я бы даже сказал, вспомнили ценности нашей земли, наших традиций, нашего казахстанского общества, и это без пафоса.

 

Кто, наконец, находит в себе силы отказаться от чужеродного радикального нароста, тот затем с трудом понимает, как он мог такое долгое время обслуживать то, что тянуло его и его семью на дно.

 

Четыре человека в нашем центре были реабилитированы полностью, приняв традиционный ислам. С каждым годом цифра тех, кто возвращается к традиционному для казахов – суннитскому исламу, растет.

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости
Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie