Ермек Нарымбай: новый «отец народов» или настоящий «Борат»?

На политическом поле Казахстана Ермек Нарымбай – фигура эпическая в своей одиозности. Исходящие от него инициативы способны не только вогнать в жесточайший ступор, но и заставить поверить в то, что с галоперидолом Ермек Нарымбай дружит больше, чем со здравым смыслом. От окончательного списания в утиль в качестве субъекта политики его спасает лишь умение выдавать на-гора все новые и новые «смыслы». И несмотря на то что на поверку вся эта новизна оказывается все теми же старыми «догмами», подобная плодовитость позволяет ему находит своего, пусть и немногочисленного потребителя.

 

Ермек Нарымбай всегда ощущал потребность в масштабе. Но стремление играть по-крупному нередко превращало его (как бы при этом он себя ни именовал – лидером молодой и прогрессивной журналистской общественности, «президентом Багыса», главным защитником всех обманутых дольщиков в стране) в банальную «мелочь», болтающуюся на политической обочине. Да и гуляющие в его голове идеологические ветра не позволяли ему набрать соответствующий пониманию крупной политической фигуры вес. Он то твердо стоял на позициях интернационализма и коммунизма (к которым, по его собственному признанию, воспылал любовью во время кратковременной отсидки), то примыкал к социал-демократам, то, когда слишком сильно припекало, просил «политубежища» под шаныраком, раскинутым национал-патриотами.

 

Теперь, сбежав на Украину и переквалифицировавшись в блогера, он пытается вжиться в новую для себя роль – жертвы режима. Несмотря на топорность исполнения и явную провальность этой попытки, он все же намеревается объявить режиму войну и начать борьбу с ним руками доверчивых земляков, купившихся на его агитки по созданию собственной политической партии под рабочим названием «Алаш».

 

Последнее удивляет меньше всего. Война и непримиримая борьба с чем-либо или кем-либо – основная тема «творчества» Ермека Нарымбая. Последние лет двадцать пять он с маниакальным упорством пытается разжечь революционное пламя, для чего призывает население массово вооружаться, строить баррикады и кидаться на амбразуры.

 

Странно даже, что фантазии Ермека хватило только на партию. С его гигантоманией и гложущей чуть ли не сызмальства идеей перекроить карту мира по своему усмотрению можно было помечтать и по-крупному. Например, о создании нового тайного мирового правительства, эдакой альтернативы масонам. Вот где можно было бы развернуться и начать вершить судьбы мира! Именно это и есть единственная истинная стезя Ермека Нарымбая, на которую он постоянно возвращался из своих блужданий по тупикам коммунистических или национал-патриотических идей.

 

Еще двадцать лет назад на страницах прохановской газеты «Завтра» Ермек Нарымбай мечтал впрячь в казахстанскую телегу «троянского коня». Суть этих его несбыточных грез легко укладывается в один абзац:

 

«Стратегия политики Казахстана должна основываться на сохранении коренного противостояния Русской и Китайской империй по спору за Сибирь, Дальний Восток и Центральную Азию и как можно успешнее мешать им сближаться; создавать ситуации, углубляющие раскол, расширяющие масштаб геополитической войны между ними, тем самым радикальным образом ослабляя их, а в конечном итоге приближая их распад с выпадением на свободу крупных групп бывших автономий, в то же время не подставляясь под сокрушительные удары какого-либо из этих гигантов и максимально гибко оставаясь в нейтрально-безопасной «тени», в стороне, на демонстративной дистанции, внешне «не вмешиваясь» в смертельную схватку обоих динозавров, один из которых должен погибнуть, а второй – умереть позже от тяжелых ран и под новыми добивающими ударами мировых сверхдержав и «незаметно» возмужавшего могучего, смертельно опасного и стремительного в броске, но мудро осторожно-аккуратного молодого центральноазиатского барса...»

 

Эта идея, приобретая разные формы и дополняясь новыми нюансами, так или иначе звучала из уст Ермека Нарымбая в последующие годы, а с переездом в жовто-блакитную получила новое звучание.

 

В прошлом месяце в ходе пресс-конференции в информагентстве «Укринформ» Нарымбай поделился новыми замыслами по преобразованию мира (или хотя бы одной шестой его части), заявив, что Украина могла бы стать координатором всех сепаратистских движений в России, сплотить против Москвы постсоветские страны. США, страны Европы и Япония, по его замыслу, в качестве поддержки автоматически подставят новому центру «мирового сепаратизма» свое плечо.

 

«В свое время Москва была центром коммунистического интернационала, – ничтоже сумняшеся вещал он. – Украина сегодня может стать центром антидиктаторского, антиимперского интернационала, куда притянуты взгляды многих народов внутри РФ, многих народов и стран бывшего СССР, которые терпят большие унижения и притеснения в течение 30 лет и где Украина могла бы стать локомотивом такого большого движения, точкой притяжения».

 

При этом Ермек Нарымбай мнит себя как непревзойденным геополитиком, так и отменным тактиком, и стратегом, способным сделать эту не развязанную пока войну беспроигрышной. По его мнению, успех «операции» зависит от умелых диверсантских вылазок по всей приграничной линии Воронеж – Брянск и вербовки живущих в этом направлении украинцев, «переписанных в русских», с целью создания на данных территориях украинской автономии. Остальные народы, волею судьбы оказавшиеся в «застенках советской империи» и ставшие, как он утверждает, заложниками путинской России, тоже не должны отсиживаться в кустах. Параллельно должно полыхать Приднестровье. За ним при непосредственной помощи братского казахского народа загорится Поволжье. Самому же казахскому народу, следуя призывам автора этого плана «Барбаросса», необходимо «закупать охотничье нарезное оружие в каждую семью, организовываться в народное ополчение, в партизанские отряды», чтобы в случае чего отстоять северные территории.

 

Заверения Нарымбая о готовности бросить в пламя грядущей битвы даже собственного сына (видимо, это, по его разумению, должно стать сильным мотивационным стимулом для паствы, которой он проповедует идею «третьей мировой войны») лишь подчеркивают карикатурность написанного им сценария и, по меткому выражению одного известного казахстанского политолога, существующую «нищету смыслов» у окопавшихся на чужбине «диссидентов». 

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости
Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie