419.66 500.44 5.62

Фарш невозможно провернуть назад?

Наш национальный продукт — мясо — стал заложником системных ошибок в развитии казахстанского агропрома. Ну а пандемия и засуха поставили окончательный диагноз местному животноводству — «пациент» скорее мертв, считают специалисты.

 

Бунт «пустых кастрюль»?

 

Как обычно, за сельскохозяйственные просчеты расплачиваются рядовые граждане. Только с начала этого года цена на все виды мясной продукции выросла сразу на 13%, побив все исторические антирекорды. В социальных сетях и на кухнях царит настоящая паника — обыватели готовятся к четырем тысячам тенге за килограмм «согыма».

 

Такого роста не наблюдалось даже в самый разгар карантинных ограничений. К примеру, в июле 2020 года баранина стоила на 16% дешевле, чем в июле 2021-го (2300 тг. за кг), говядина за этот же период подорожала на 7,7%, а конина — на 9,4%. При этом средняя заработная плата поднялась только в оптимистичных отчетах правительства. Поэтому люди стали экономить на святом для всех казахстанцев «ингредиенте». По итогам первого квартала 2021 года потребление мяса и мясопродуктов сократилось до 19,8 кг на человека. Ранее в семейный котел «влезало» на пару килограмм больше, сообщают в исследовательском агентстве Energyprom. Любопытно, но теперь стали предпочитать сосиски и полуфабрикаты, игнорируя натуральную вырезку. Оно и понятно — большинству мясное изобилие не по карману.

 

В экспертной среде полагают, что страхи населения вполне реальны. И в Министерстве сельского хозяйства, и в различных профильных организациях предупреждают: бескормица и летняя засуха неминуемо повысят себестоимость мяса. Буквально за несколько недель оптовая цена на сено, фуражное зерно, комбикорм подскочила на 35%. Теперь тонна зеленого фуража обойдется фермерам в среднем в 25 000 тенге. Добавьте сюда подорожавшие горюче-смазочные материалы и запчасти... и получите итоговую калькуляцию.

 

Кстати, представители Мясного союза Казахстана имеют особую точку зрения на сложившуюся ситуацию. По их мнению, аграрии без кормов пустят поголовье под нож — мясо подешевеет, затем цены взлетят. Однако дальше в схеме Союза возникает странная конструкция — дескать, в будущем рынок наполнится импортной продукцией.

 

Сегодня Казахстан не способен удовлетворить потребности своих граждан силами собственного АПК. Дошло до того, что конину приходится завозить из соседней России. По данным Россельхознадзора, наша страна вошла в топ-3 государств, закупающих российское мясо. Также наблюдается рост поставок готовой мясной продукции. Экспорт этой категории товаров с начала года составил 40,8 тысячи тонн — на 42% больше, чем за аналогичный период 2020 года. Главные импортеры — РК (24,5 тысячи тонн), Украина (6,1 тысячи тонн), Азербайджан (2,8 тысячи тонн).

 

Впрочем, оставим цифры. Беспокоит, что на фоне удорожания всей линейки пищевых продуктов и тотального обнищания стране грозят бунты «пустых кастрюль». Такого пессимистического сценария развития событий не исключает экономист Расул Рысмамбетов.

 

— Всех интересует вопрос: как население страны переживет удорожание продуктов? Социологи отмечают: революционные ситуации возникают, когда стоимость какого-либо основополагающего продукта взлетает в два-три раза. Думаю, что для нас таким продуктом является мясо. Если правительство не разберется с ситуацией, а цена на мясную продукцию поднимется до пяти, восьми тысяч тенге за килограмм, то люди начнут задавать вопросы. Возможны даже массовые протесты, — считает Расул Рысмамбетов.

 

Не в коня корм...

 

Летняя засуха и нехватка кормов для скота стали триггером для мясного дефицита. Однако краеугольный камень сегодняшних проблем закладывался еще десятилетия назад, уверен аналитик Данияр Кумпеков.

 

— Странно, что ответственные за сельское хозяйство чиновники только сейчас узнали о кормовых базах. Даже в Советском Союзе с его производственными мощностями знали о проблемных для животноводства казахстанских землях. Тем не менее к 1990 году здесь насчитывалось 46,9 млн. голов коров, лошадей и овец. Независимый Казахстан умудрился потерять большую часть поголовья. Только овцеводство потеряло за тридцать лет 15,6 млн. голов, — отмечает эксперт.

 

Правда, в Минсельхозе еще продолжают «бредить» неким экспортным потенциалом. Мол, скоро, очень скоро мы завалим весь мир говядиной и бараниной. Кстати, по производству последней Казахстан занимает третье место в мире. Но куда уходят «рога и копыта», доподлинно неизвестно.

 

— Недавно местные аграрии побывали в Монголии. Казахстанские фермеры в шоке — потомки Чингисхана увеличили поголовье скота в десятки раз. Более того, они стали абсолютными лидерами по производству мяса. Поставки идут в Китай, в страны Персидского залива и Россию. Кстати, в Монголии налажена вся производственная цепочка — от выращивания до приготовления полуфабрикатов. Интересно, что в отличие от наших крестьян монгольские фермеры не увлекаются завозом племенного скота, предпочитая местные породы. Государство действительно помогает производителям, причем, упор делается на переработку. Аграриев освобождают от налогов, выделяют пастбища и обеспечивают питьевой водой.

 

Специалисты считают, что казахстанский агрокомплекс излишне контролируется госорганами. Льготные вливания порождают иждивенческие настроения. К тому же львиная доля заявленной помощи остается только в виде цифр на бумаге. Даже в этом году крестьяне не смогли получить уже якобы выделенные субсидия. Чиновники разводят руками. Словом, не в коня корм. А если посмотреть на животноводство соседнего Узбекистана, то уж совсем становится обидно за местный АПК, — продолжает Данияр Кумпеков.

 

Союз «Рога» и копыта»

 

Думать о реформах казахстанского сельского хозяйства начали давно. Идеологом последних инноваций по праву считается действующий глава Мясного союза РК Асылжан Мамытбеков. Еще в далеком 2013 году, будучи главой МСХ, он обещал гражданам мясо по 500 тенге за кило. Министерские фантазии должны были осуществиться к 2020 году. Тогда казалось, что для этого есть все предпосылки — пастбища, крупный и мелкий рогатый скот, госсубсидии. Однако воплощение в жизнь программных заявлений завело казахстанский АПК в тупик. Мясной продукт так и не завоевал ни внутренний, ни внешний рынки.

 

Парадоксально: в Казахстане имеется Мясной союз, но не хватает мяса. По оценкам экспертов, ежегодный дефицит в стране составляет 100 тысяч тонн. Как могла возникнуть подобная ситуация?

 

В 2010 году стартовал проект «Развитие экспортного потенциала мяса крупного рогатого скота Республики Казахстан». Ожидания были амбициозными: рост поголовья КРС к 2020 году на 61%, а также доведение экспорта говядины до 60 тыс. тонн в 2016-м и до 180 тыс. тонн — в 2020 году. А положение в отрасли в этот период было, мягко говоря, плачевным.

 

За 20 лет количество коров в стране сократилось на треть, производство говядины уменьшилось почти в два раза. Зато выросла доля импорта — почти в три раза. В течение двух первых лет работы мясного проекта, в 2012 и 2013, в Казахстан было импортировано из дальнего зарубежья 40,5 тыс. голов скота. Деньги на это потратились немалые, но эти траты не оправдались — к 2014 году производство мяса только уменьшилось.

 

Летом 2015 года тогдашний министр сельского хозяйства (к слову, инициатор многомиллионного проекта) Асылжан Мамытбеков сообщил, что в 2014 году РК экспортировала менее 7 тыс. тонн говядины, а вот импорт составил 16,8 тыс. тонн. Не изменилась ситуация и к 2016 году. Мамытбеков потерял министерское кресло, но вернулся в ведомство через два года уже в качестве ответственного секретаря.

 

Как по волшебству появилась новая программа развития мясной отрасли. И снова — с амбициозными целями, итогом достижения которых должен стать 1 млн. тонн мяса год. При этом в расчет не брался тот факт, что в стране элементарно нет кормов, свободных пастбищ, ветеринаров, готовых работать фермеров. Зато в программе важную роль отвели Мясному союзу, возглавляемому господином Мамытбековым. А вот простым крестьянам там места не нашлось.

 

Пару лет назад на одном из мероприятий экс-министр заявил: мясное животноводство в Казахстане состоялось как отрасль. Асылжан Сарыбаевич, нисколько не смущаясь, рассказал, что ранее в стране была просто катастрофическая ситуация. Однако теперь наступила полная благодать. Он не преминул напомнить и о своих «скромных» заслугах.

 

Итак, что же было сделано? Во-первых, сформирована технологическая цепочка производства и переработки мяса. Во-вторых, фермеры начали объединяться в крупные предприятия. В-третьих, племенной статус стал присваиваться животному, а не хозяйству.

 

Далее — государственные субсидии были «развернуты» на покупателей племенной продукции, производителей ограничили. Деньги крестьянам стали выдавать ежемесячно, а не в конце года. Убрали все фиксированные цены, создав рыночные условия. Ну и наладили импорт племенного скота для всех фермеров.

 

Именно здесь стоит напомнить господину Мамытбекову о его чиновничьем прошлом. В его биографии есть сразу два захода на высокие горизонты плодородной минсельхозовской «нивы». Плюс к этому — его руководство скандальным агрохолдингом «КазАгро». В 2008 году в нацкомпанию пришли первые «большие деньги» — около 120 млрд. тенге из Национального фонда. Средства были направлены на поддержку аграрного сектора. Уже следующий год «КазАгро» закончил с убытками в 12 млрд. тенге.

 

На посту руководителя господин Мамытбеков был самым критикуемым министром. За время его правления — 2011-2016 годы — в агросектор было «вбухано» около 4 трлн. тенге. Однако должного развития АПК так и не получил. За пять лет Мамытбекову не удалось довести до конца ни одного начинания. Его усилия лишь «законсервировали» проблемы, оставив их решения «следующим поколениям» чиновников. Министр подвергался неоднократной критике со стороны Первого Президента страны. Ему даже влепили выговор, предупредив о неполном служебном соответствии. В итоге он «погорел» на поправках в Земельный кодекс, так и не сумев объяснить их цель населению...

 

Впрочем, демонизировать Асылжана Сарыбаевича не стоит. Тем более — обвинять его в отсутствии дешевого мяса на столах казахстанцев. Проблем у отечественных аграриев достаточно и без него — калейдоскопическая ротация министров сельского хозяйства не дает сконцентрироваться на чем-либо одном. Поскольку каждый новый «хозяин» со своей командой стремится обнулить работу предыдущего.

 

Аудит Государственной программы развития агропромышленного комплекса РК на 2017-2021 гг. выявил системные недостатки отрасли. В частности, возникли вопросы по распределению субсидий животноводам. Всего фискалы Счетного комитета установили финансовых нарушений на общую сумму 2,8 млрд. тенге, неэффективное планирование составило 16,9 млрд. тенге, неэффективное использование средств — 44,1 млрд. тенге. Как говорится, занавес? Но аплодисментов не будет...

Источник: Комсомольская правда в Казахстане

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости
Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie