Как работают мониторинговые группы?

Пришел. Нашел. Договорился. Данная схема достаточно точно характеризует работу казахстанских мониторинговых групп, в задачу которых входит обеспечение соблюдения ограничительных мер во время пандемии коронавируса.

 

А еще это выражение в чем-то созвучно с крылатой фразой «Veni. Vidi. Vici» («Пришел. Увидел. Победил»), которой Гай Юлий Цезарь в августе 47 года до н. э. уведомил своего друга Гая Матия о быстро одержанной им победе при Зеле над Фарнаком, сыном Митридата Понтийского.

 

Кто-то, конечно, может возразить, что эти высказывания звучать совершенно по-разному. На это отвечу, что оба выражения обозначают быстрое достижение успеха или ловко и скоро завершенное дело. А значит, по смыслу они идеально подходят друг другу.

 

Изначально предполагалось, что мониторинговые группы в рамках своей деятельности могут фиксировать нарушения только по пяти санитарным требованиям:

  • режим работы;
  • требования на ограничение проведения семейных, памятных мероприятий (банкетов, свадеб, юбилеев, поминок) и иных мероприятий с массовым скоплением людей;
  • социальное дистанцирование;
  • масочный режим;
  • превышение лимита численности посетителей.

На деле же они, как правило, проверяют все и вся, а перечисленные требования лишь служат им легальной основой для рейдов. Ну а докопаться, сами понимаете (особенно при большом желании), можно и до верблюда. Хотя бы за то, что он – верблюд.

 

Сначала «усилить», потом «упорядочить»

 

Поначалу президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев еще в октябре 2020 года поручил усилить работу мониторинговых групп по контролю за соблюдением карантина, поскольку считал, что количество нарушений увеличилось из-за сокращения проверок с их стороны.

 

«Активность мониторинговых групп снижается. В соцсетях выкладывают фотографии с разных встреч. Мониторинговые группы сократили количество проверок. Из-за этого наблюдаются нарушения карантина и закона», – говорил тогда глава государства.

 

Акимы должны были активизировать работу мониторинговых групп, а в обязанности межведомственной комиссии вменялся контроль над этим.

Видимо, тогда к голосу президента прислушались – количество проверок было увеличено.

 

А уже в апреле 2021 года Касым-Жомарт Токаев подверг критике работу мониторинговых групп.

 

«Ограничения и последующие рейды не приносят ожидаемых результатов и становятся причинами социального напряжения… Работа мониторинговых групп порой имеет выборочный, непрозрачный характер – одни заведения проверяются постоянно, другие не проверяются вообще», – отметил президент.

 

После этого заявления он поручил МВК совместно с акимами упорядочить работу мониторинговых групп.

 

Как аким Алматы проговорился

 

Сразу после того, как работа мониторинговых групп подверглась критике со стороны президента, о реальном положении вещей случайно проговорился аким Алматы Бактыжан Сагинтаев.

 

«Для того чтобы проверить факты коррупции, нужны данные – кто, какая группа. Это не должно быть голословно. Нужно заявить: «Вчера приходили такие-то, они требовали с нас деньги». Если такие заявления будут, мы, естественно, разберемся. Мне говорят, что есть определенные таксы, что некоторых заранее предупреждают о проверках и назначают конкретную сумму или договариваются о деньгах, когда уже приходят с рейдом. Но официальных заявлений об этом нет. В то же время отказываться от работы мониторинговых групп мы тоже не можем», – сказал глава мегаполиса 2 апреля текущего года.

 

Затем он сразу «перевел стрелки» на «Атамекен» и абстрактное бизнес-сообщество.

 

«Но в то же время со стороны нерадивых бизнесменов есть факты нарушений. Есть и такие, которые уже неоднократно нарушали. И даже после того, как попались и были оштрафованы, они все равно продолжали нарушать. Но я думаю, что здесь уже должна быть проявлена инициатива со стороны «Атамекена», бизнес-сообщества, чтобы они не позволяли таким предпринимателям нарушать дальше, поскольку тень от подобных действий ложится на всех. Если все начнут жестко соблюдать ограничения, то и мониторинговые группы никому не будут нужны», – заявил аким Алматы.

 

Из этого спича Сагинтаева можно сделать однозначные выводы о том, что алматинские предприниматели точно знают, сколько стоит определенная мониторинговая группа и как можно «отмазаться» от проверки.

 

Однако 27 июня МВК под председательством заместителя премьер-министра РК Ералы Тугжанова, вместо того чтобы обратить внимание на поручение президента и разобраться, чем на самом деле занимаются мониторинговые группы, приняла решение об ужесточении ограничительных мер в пяти городах Казахстана и активизации работы мониторинговых групп во всех регионах страны.

 

Видимо государственные мужи искренне уверены в том, что мониторинговые группы занимаются полезным делом, а все негативные моменты в их работе – это не стоящие серьезного внимания мелочи.

 

Ничего себе мелочь!

 

После того как президент в октябре прошлого года поручил усилить работу мониторинговых групп, в начале декабря депутат мажилиса Азат Перуашев озвучил депутатский запрос на имя премьер-министра РК.

 

«18 ноября фракция демпартии «Ак жол» направила депутатский запрос о правовом беспределе, творимом так называемыми мониторинговыми группами при проведении проверок на объектах малого и среднего бизнеса. Мы просили урегулировать их деятельность в соответствии с требованиями законодательства и защитить предпринимателей от незаконного прессинга», – напомнил своим коллегам Перуашев.

 

Свое выступление он сдобрил кое-какими весьма интересными фактами.

 

«Предприниматели из регионов сообщают, что мониторинговые группы обходят стороной рестораны и клубы, принадлежащие родственникам чиновников. Подобные заведения якобы беспрепятственно и круглосуточно работают на протяжении почти всего периода карантина. Распространяется практика, когда, шантажируя высокими суммами штрафов (от полумиллиона до двух-трех миллионов тенге), руководители мониторинговых групп занимаются поборами с объектов бизнеса. В некоторых случаях называется тариф, который предприниматели должны выплачивать регулярно, – 50 тысяч тенге в неделю. Если учесть, что в крупных городах и областных центрах в среднем насчитывается от одного до двух тысяч заведений общепита и столько же других объектов сферы услуг, то в каждом отдельном городе коррупционная рента проверяющих при таком подходе может составлять более 100 миллионов тенге в месяц. И вся эта нагрузка ложится на находящийся на последнем издыхании малый и средний бизнес», – рассказал Перуашев.

 

Напомню, что эти данные лидер «Ак жола» озвучил в то самое время, когда МВК и акиматы активно выполняли поручение президента.

 

Однако недовольство существующим положением вещей выразил не только Перуашев. Так, 7 апреля текущего года депутат мажилиса Дания Еспаева назвала мониторинговые группы «непонятными налетчиками».

 

«В своих депутатских запросах мы неоднократно указывали на неправовой и коррупциогенный характер деятельности мониторинговых групп и налагаемых ими штрафов. В мониторинговых группах нет конкретного должностного лица, которое несло бы всю полноту ответственности за действия группы, нанесение ущерба бизнесу и вымогательства с предпринимателей. Они превратились в непонятных налетчиков, которые сами себе и Конституция, и закон», – сказала Еспаева на заседании мажилиса.

 

В связи с этим депутат потребовала либо ликвидировать мониторинговые группы, либо привести их состав и деятельность в соответствие с Предпринимательским кодексом, а также определить лицо, ответственное за все действия каждой группы.

 

Брали, берут и будут брать

 

В начале мая текущего года начальник Управления по защите общественных интересов прокуратуры Алматы Фархат Садиров рассказал, с какими проблемами предприниматели чаще всего обращаются в прокуратуру.

 

По его словам, с начала года в сall-центр поступило порядка 120 вызовов, среди которых наибольшее количество жалоб касается работы мониторинговых групп.

 

Он поделился несколькими примерами незаконной практики мониторинговых групп. Например, в Алмалинском районе Алматы проверяющие в дневное время заходили в пустые кафе и, несмотря на отсутствие посетителей, пытались оштрафовать предпринимателей за превышение числа посадочных мест.

 

В Алматинской области некий товарищ представлялся государственным служащим, заходил в рестораны, фиксировал наличие нарушений и за финансовое вознаграждение предлагал «защиту» от мониторинговой группы.

А 30 июля Антикоррупционной службой по Алматинской области было озвучено, что руководитель отдела предпринимательства акимата Талдыкоргана в сговоре со своим подчиненным – главным специалистом на системной основе получал взятки в сумме от 20 тыс. до 270 тыс. тенге от рестораторов города и представителей стихийной торговли за непринятие в отношении них административных мер.

 

Допустим, в этот раз взяточника задержали. Но вряд ли этот случай – единственный в нашей стране. Сколько еще таких ушлых чиновников скрываются от правосудия, никто не знает. А значит, в Казахстане взятки брали, берут и будут брать.

 

Кстати, в истории с руководителем отдела предпринимательства акимата Талдыкоргана есть один небольшой, но весьма значимый нюанс: к уголовной ответственности привлекаются также пятеро администраторов ресторанов, совершивших дачу вышеуказанных взяток должностному лицу.

 

На фоне этого сообщения складывается совсем уж печальная ситуация. Получается, мониторинговые группы так и будут заходить «в гости» к одним и обходить стороной других, назначать таксы и брать взятки, а предприниматели, опасаясь привлечения их к уголовной ответственности, просто перестанут сообщать о фактах вымогательства.

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости
Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie