Какой Конституционный суд нужен Казахстану

Кто будет заниматься разработкой нового закона о Конституционном суде?

 

В Послании от 16 марта этого года президент РК Касым-Жомарт Токаев заявил о возрождении Конституционного суда. Какой Конституционный суд нам нужен и какие функции он будет отправлять?

 

5 июня 1992 года Верховный Совет 12-го созыва принял закон «О конституционном суде РК». Ровно через месяц на заседании Верховного Совета состоялось избрание Конституционного суда. В его состав вошли 11 человек во главе с академиком Муратом Баймахановым, который и стал председателем Конституционного суда.

 

А в октябре того же 1992 года «Казахстанская правда» сообщила, что в производство принято несколько дел, в том числе «О порядке заключения, исполнения и денонсации международных договоров Республики Казахстан». С этого времени, очевидно, и следует рассматривать период деятельности Конституционного суда РК. К сожалению, он оказался недолгим, и вопрос его исчезновения требует отдельной публикации. А пока о начале его работы. Как пишет в своей книге «Учителя и коллеги. Из истории юридической мысли Казахстана XX–XXI вв.» доктор юридических наук Сергей Ударцев, на первом заседании Конституционного суда шла речь о задачах, стоящих перед новым учебным органом. В частности, председатель суда Мурат Баймаханов подчеркнул: «Создание Конституционного суда знаменует изменение не только тактических, но и стратегических установок в государственном строительстве и свидетельствует о распространении судебной юрисдикции на сферу функционирования Основного Закона государства. Такая переориентация имеет глубокий смысл лишь тогда, когда она непосредственно связана с повышением роли   Конституции». И продолжил:

     

«Конституционный Суд будет стремиться к тому, чтобы все участники государственной и общественной жизни сверяли свои действия с требованиями Основного Закона. Принимая решения о конституционности или неконституционности законов, указов президента, актов правительственных, ведомственных и местных органов, Суд будет способствовать укреплению конституционной законности, реально утверждать верховенство Основного Закона. На это же будут направлены и усилия по пресечению нарушений конституционных прав и свобод граждан».

 

Как видим, сами судьи, входившие тогда в состав Конституционного суда, понимали свое назначение в этом органе, как неуклонное следование Духу и Букве Закона, точному исполнению Конституции страны. Очевидно, это и имел в виду президент Токаев, когда в своем Послании от 16 марта этого года сказал о необходимости создания Конституционного суда. Однако возникает несколько вопросов относительно предназначения возрожденного Конституционного суда. Первое: что будет входить в его компетенцию? Второе: материальное право, то есть, на какие именно законы будет опираться в своей деятельности суд. И третье: кто может стать членом Конституционного суда и сколько человек будет в нем?

 

Сегодня, когда вновь обостряются противоречия между различными социальными слоями населения, Конституционный может взять на себя роль модератора, обеспечивающего социальный компромисс. Особенно важно это сейчас, когда эскалация национал-патриотизма грозит взорвать стабильность страны, как это мы видели в январе текущего года. Конституционный суд может и должен стать гарантом прав и свобод всех без исключения этносов Казахстана.

 

Наконец, с учетом низкой правовой культуры в обществе, Конституционный суд может заняться пропагандой права в стране. И в этой связи нельзя не вспомнить заветы одного из разработчиков ныне действующей Конституции РК Нагашыбая Шайкенова. В интервью «Казахстанской правде» в ноябре 1992 года Нагашыбай Амангалеевич сказал: «Общество должно делать ставку не на людей, хотя и это чрезвычайно важно, но прежде всего на всю веками отлаженную судебную систему».

 

У казахов не было письменного права, но были степные уложения, передавшиеся из поколения в поколение. Сегодня, когда Казахстан вместе с миром проживает третье десятилетие XXI века, важно уметь брать самое передовое из опыта других стран с учетом практики самой страны. И здесь важно понять, для чего возрождается Конституционный суд. А для этого необходимо, как указывал Нагашыбай Шайкенов, обеспечить «четкую определенность самого Конституционного суда». Нагашыбай Амангалеевич говорил: «Либо это подлинный судебный орган со всеми атрибутами неторопливости, равноправной состязательности сторон, либо это надзорный орган наподобие бывшего Комитета конституционного надзора СССР». При этом он обращал внимание на четкость юридических формулировок, реальную обеспеченность заявленных в Конституции норма. Особую важность, по словам Шайкенова, приобретала процессуальная форма конституционного судопроизводства, в которой бы весь механизм был тщательно проработан.

 

И в этой связи появляются новые вопросы. Кто будет заниматься разработкой нового закона о Конституционном суде? А без него не обойтись. Кому доверять проработку конституционного судопроизводства? Без этого Конституционный суд не сможет отправлять правосудие. И другой вопрос: кто будет иметь право обращаться в Конституционный суд? Рядовые граждане вкупе с организациями, парламентом?  В общем, заявленное президентом Токаевым предложение о создании Конституционного суда требует детального рассмотрения каждой нормы.

 

И последнее. Любое дело спорится только тогда, когда есть люди, которые могут сдвинуть его с места. Юрист Игорь Лоскутов на своей странице в Facebook вопрошает: «А судьи кто? Тогда, в 90-х была мощная плеяда ученых-юристов, прошедших через перестройку, гласность, не боявшихся высказать свое мнение».

 

Сегодня ситуация с кадрами иная. И все же можно назвать несколько фамилий, которые могли бы поднять деятельность Конституционного суда на новый уровень, соответствующий духу времени. В новый состав Конституционного суда мог бы войти доктор юридических наук, член нынешнего Конституционного совета Виктор Малиновский. Можно привлечь и бывшего члена Конституционного суда Жолымбета Баишева. Опыт и знания доктора юридических наук Романа Подопригоры также оказались бы нужны. В новом Конституционном суде непременно нужна женщина. И ею может стать доктор юридических наук Айсана Сман. В качестве консультантов для разработки нового закона о Конституционном суде можно привлечь Валихана и Армана Шайкеновых, Сергея Саяпина, а также доктора юридических наук Сергея Ударцева. Сплав молодости и опыта может породить эффективный закон, который станет работать на благо всех граждан страны.

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости

Наш ата...

Новости партнеров

Подпишитесь на нас, чтобы получать интересные новости!

Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie