479.39 457.43 8.21

Казахстан потерял одного из великих своих сыновей

Членам семьи Григория Григорьевича Дильдяева.

 

Я с Григорием Григорьевичем в последние годы был в активной переписке в сетях. Мы обменивались своими мнениями по тем или иным событиям в стране, мире. Он присылал мне свои интервью, статьи. Я всегда был внимателен к его публикациям. Они мне нравились, ибо там поднимались такие проблемы, которые втягивали тебя, заставляли задумываться, переживать, искать свое место в решении той или иной задачи. Писал свое мнение по ним. Перекидывались репликами. Особенно тронула меня беседа Григория с нашим легендарным земляком Михаилом Трофимовичем Полтораниным в «Аргументах» о языковых проблемах, межэтнических отношениях в Казахстане… Аксакал очень деликатно поделился некоторыми тревогами на этот счет. Григорий выразил свое видение всего этого, а главное — показал пути сближения сторон, ухода от конфронтации…

 

С Григорием еще раньше я сблизился в годы перестройки. После известных Декабрьских событий 86-го я попал под московский пресс, под следствие, был освобожден от должности 1-го секретаря ЦК комсомола Казахстана и трудоустроился по своей специальности инженера-строителя в Алматинском домостроительном комбинате (АДК). Однажды в кабинете у моего начальника Сафонова Анатолия Кирилловича я встретил Григория Дильдяева. Они, оказывается, были в большой дружбе. Гриша очень тепло отнесся ко мне. Я был удивлен, ибо аппаратчики ЦК КПСС сделали меня главным виновником тех событий, которые тогда везде преподносились в черном цвете, а Григорий был руководителем корпункта самой главной газеты СССР — «Правды». Было видно, что свое слово обо мне сказал сам Сафонов, с которым у меня сложились хорошие, теплые отношения с первой встречи, а главное понимание, какой я «националист». А позже понял, что и сам Григорий Григорьевич разобрался в этих событиях, в людях, «героях» и «антигероях» и не стал гнуться вместе с «линией партии». Собственный народ обливали грязью его коллеги по перу — казахи. Выслуживались. А тогда вечером мы втроем после работы по приглашению Анатолия Кирилловича уехали к нему на дачу в Аксае, настоящую каменную крепость, сотворенную руками самого хозяина. Обильное застолье (у строителей по-другому не бывает) сняло все напряжение, разговоры потеплели, взаимопонимание было достигнуто, как говорится, «на все 100». У нас с Григорием установились теплые товарищеские отношения навсегда. Мы часто встречались.

 

Однажды в конце 1988 года меня пригласил Сафонов к себе в кабинет и говорит: «Серик, народ меня просит выдвинуть свою кандидатуру на депутата Верховного Совета СССР». Еще не до конца соображая, о чем идет речь, я сразу ответил: «Анатолий Кириллович, если народ просит, надо выдвигаться». Он засмеялся, пожал мне руку и удерживая ее в своих, спрашивает: «А ты возглавишь мой предвыборный штаб?». Мой ответ был: «Спасибо за доверие! Разрешите приступить?». Присутствующие засмеялись и зааплодировали. Все были удивлены скоротечности такого серьезного разговора. Ведь Сафонов выдвигался по Алатаускому избирательному округу в альтернативу 1-му секретарю Алматинского горкома партии Романову В. И., выходцу из аппарата ЦК КПСС, ставленнику самого Колбина.

 

Вспоминаю это событие, так как это был единственный округ в Казахстане, где была реальная конкуренция. Три месяца шла самая настоящая политическая битва между партийным аппаратом и трудовым коллективом АДК. За нами шла слежка КГБ. Наших активистов сажали в сизо. Сам Колбин предлагал мне партийную должность, прося отказаться от Сафонова. Я остался верен слову. Мы, в конечном счете, выиграли. Сафонов победил в 1-м туре с 54,5% голосами. Тогдашние коммунисты не шли на подлог и не подделывали результаты голосования. Была очень большая напряженка. Я потерял в весе, вернулся к студенческим показателям. 

 

Самое поразительное в том, что в этом жестоком противостоянии с нами был Григорий Дильдяев. Его участие в предвыборной кампании было невидимым для нас, внешнего глаза. Он часто встречался с Сафоновым. Я так и не узнал, о чем они говорили. Но, чувствовал, что кто-то действует отрезвляюще на зарвавшихся чиновников, лезших из кожи вон, стараясь заработать очки. Все время предполагал, что этот влиятельный «кто-то» был Дильдяевым. Но, когда нам было очень тяжко, он вышел из тени, выдал заметку в «Правду» в нашу поддержку, поставив на место некоторых местных партийных вождей. Постоянно с нами был его коллега и друг по журналистскому цеху, газете «Правде» Юрий Киринициянов, тогда собкор «Строительной газеты».

 

Я много раз планировал встретиться с этими великим журналистами, настоящими «правдистами жизни», чтобы вспомнить и поговорить о тех героических днях, политических баталиях того времени. Задать вопросы. Все откладывал на потом. Ушел из жизни мой друг Юра Киринициянов… Не успел с ним встретиться.

Теперь нет и Григория Дильдяева. А ведь он очень многого еще не рассказал нужного нам сегодня. Жаль, очень жаль…

 

Примите мои самые глубокие чувства соболезнования,

 

Серик Абдрахманов

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости

Новости партнеров

Подпишитесь на нас, чтобы получать интересные новости!

Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie