419.66 500.44 5.62

Казахстан захлестнула волна сексуального насилия

То, что Казахстан находится в лидерах среди стран постсоветского пространства по количеству жертв сексуального насилия, еще пару лет назад доказали в одном из своих исследований авторы проекта Factcheck. Выводы, к которым они пришли, свидетельствуют: в этом вопросе мы обогнали даже Индию, всегда считавшуюся самой неблагополучной страной в мире в плане половых посягательств. Но самое печальное здесь то, что с каждым годом ситуация только ухудшается. И не в последнюю очередь – из-за толерантности общества к таким видам преступлений и лояльного отношения к ним представителей закона.

 

Жертвы насилия: в режиме ожидания

 

Подробности преступлений на сексуальной почве довольно редко становятся предметом обсуждения общественности. Но даже в тех случаях, когда пострадавшие придают огласке факты надругательства над ними, именно они, а не насильники подвергаются общественному порицанию. Ярким примером подобного отношения может служить ситуация Кызгалдак Талгаткызы, которая в подростковом возрасте стала жертвой группового изнасилования и даже родила от одного из насильников ребенка.

 

Она поведала свою печальную историю в прямом эфире телевизионного ток-шоу «Кел, татуласайық!» и подверглась за это столь жесткому буллингу, что была вынуждена защищаться в суде (кстати, тот процесс девушка выиграла, а оскорблявший ее хейтер привлечен к уголовной ответственности). При этом, рассказывая о своей трагедии, Кызгалдак вовсе не хотела, чтобы кто-то смаковал подробности насилия над ней. Целью было привлечение внимания правоохранительных органов Казахстана к тому факту, что ее обидчикам удалось избежать уголовной ответственности. Девушка призналась, что все попытки заставить их ответить за содеянное по закону правоохранительные органы цинично игнорируют. Однако именно этот – самый важный для Кызгалдак – аспект почему-то выпал из поля зрения общественности, существенно обесценив и откровенность жертвы, и сам факт ее выхода в публичное пространство.

 

Между тем правоохранительная система РК с завидным постоянством демонстрирует неповоротливость в делах, касающихся половой неприкосновенности. И это еще мягко сказано.

 

Так, в деле Кызгалдак жернова «правосудия по-казахстански» перемололи ее саму: именно ей, 15-летней школьнице, вменили в вину то, что трое взрослых мужиков при встрече с ней не сдержали плотского вожделения.

 

О том, что с ней случилось, девочка молчала до тех пор, пока в ходе очередного медицинского осмотра в школе не выяснилось, что она беременна… Узнав о том, что над его дочерью надругались, отец Кызгалдак сразу же отправился в местное отделение полиции. Заявление у него тогда, конечно же, приняли, но возбуждать уголовное дело по факту изнасилования несовершеннолетней не стали. Дело рассматривалось в рамках статьи о половом сношении с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста, что позволило прийти к выводу о добровольном вступлении в половой контакт с тремя мужчинами. Затем под соусом примирительных процедур (а по факту – заявления, написанного под диктовку следователя) дело было закрыто.

Доказать обратное удалось только спустя пять лет.

 

«Весной прошлого года с жалобой об отмене постановления следователя о прекращении уголовного дела и возобновлении досудебного расследования мы обратились в прокуратуру Райымбекского района Алматинской области, – рассказывает адвокат Кызгалдак Альбина Бахтияркызы, представительница общественного фонда «Ар-Бедел». – Однако прокуратура Райымбекского района вынесла отказ, сославшись на то, что дело было прекращено законно и нет никаких оснований для его возобновления. Мы были вынуждены обратиться с жалобой в Генеральную прокуратуру РК. Там к нашим доводам прислушались и передали обращение на рассмотрение в прокуратуру Алматинской области. В итоге постановление следователя о прекращении уголовного дела было отменено, а само дело отправили на возобновление. Следственное управление Департамента полиции Алматинской области, проведя досудебное расследование, направило материалы дела в районную прокуратуру с обвинительным актом. Не вызвав возражений прокурора, дело было направлено в суд».

 

Недавно Специализированный межрайонный уголовный суд Алматинской области, рассматривавший это многострадальное дело, вынес обвинительный вердикт.

 

«Суд признал подсудимых виновными в совершении изнасилования при отягчающих вину обстоятельствах по ч. 3 п. 3 ст. 120 УК РК («Изнасилование») и назначил двоим подсудимым по 11 лет лишения свободы, еще одному – 10 лет лишения свободы. Все трое взяты под стражу в зала суда, – прокомментировала этот приговор Альбина Бахтияркызы. – Более того, на 10 лет им запрещено заниматься педагогической и в целом связанной с несовершеннолетними деятельностью. В пользу потерпевшей с осужденных взыскан моральный вред в размере 9 миллионов тенге».

 

Приговор пока не вступил в законную силу. Скорее всего, насильники попробуют опротестовать его в апелляционной инстанции. Но как бы там ни было, пожалуй, именно этот случай останется в памяти казахстанцев как один из самых показательных с точки зрения реакции нашего общества на проблему сексуального насилия и неготовности правоохранительных органов бороться с проявлениями этого насилия.

 

Что же до общественных институтов, провозгласивших своей миссией помощь жертвам сексуального насилия, то пока единственным вердиктом в отношении них может служить хорошо известная пословица – много шуму, да толку мало. Некоторые из этих организаций (особенно самые раскрученные) лишь ловят свою «минуту славы» на громких историях, а потом просто умывают руки. Так, кстати, было и в истории с Кызгалдак.

 

После выступления на телевидении фонды становились в очередь, чтобы предложить ей свою помощь. Но когда волна общественного интереса к истории девушки спала, эти добровольные «помощники» мгновенно испарились, забыв обо всех своих обещаниях. Правда, теперь, когда благодаря усилиям адвоката Кызгалдак (причем безвозмездным) насильники были отправлены на длительные сроки за решетку, они снова проявились, раздавая в СМИ комментарии о своем участии в этом деле.

 

Все это свидетельствует только об одном: жертвы сексуального насилия в нашей стране зачастую вынуждены оставаться один на один со своей бедой. И прервать эту цепную реакцию равнодушия удастся, похоже, нескоро.

 

Извинения вместо наказания

 

Аналогичная ситуация складывается и с жертвами сексуальных домогательств. Их уровень в нашей стране, как утверждают специалисты, также зашкаливает, хотя, если судить по официальной статистике, за последние двадцать лет зарегистрировано менее сотни дел по статье 123 УК РК («Понуждение к половому сношению»).

 

Между тем, по данным ООН, более 70 процентов женщин во всем мире хотя бы раз в жизни подвергались сексуальным домогательствам в общественных местах. Согласно проведенным исследованиям, в Центральной Азии только в общественном транспорте более 80 процентов опрошенных женщин сталкивались с непристойными действиями.

 

Буквально на днях проблема сексуальных домогательств была подвергнута серьезному экспертному обсуждению.

 

Аяжан Ойрат, юрист-международник, поведала о том, что даже при наличии видеофиксации домогательств полиция автоматически не заводит дело по этому факту. Жертва сама должна прийти в полицию и написать заявление. Идут, конечно, не многие, что в итоге позволяет тем, кто распускает руки или делает оскорбительные предложения, избежать ответственности.

 

В качестве примера Аяжан Ойрат привела произошедший в прошлом году инцидент с двумя рэперами, позволившими себе публично приставать к певице Dequine. Итоги этого дела оказались весьма ожидаемыми – музыканты избежали правовых последствий, отделавшись извинениями. И таких примеров, как утверждает юрист, масса. Причем некоторые из них заканчиваются изнасилованиями и даже убийствами. Так, несколько лет назад в одном из сел мужчина сначала приставал к недавно переселившейся в населенный пункт молодой женщине, делал ей непристойные предложения, а затем, получив отказ, напился, ворвался к ней в дом, изнасиловал и убил. За свое преступление он получил 20 лет лишения свободы. И тут возникает вполне резонный вопрос: как высока вероятность того, что можно было бы избежать убийства, если бы его ранее привлекли к ответственности за домогательства?

 

«Проблема заключается еще и в том, что женщине, подвергнувшейся домогательствам, самой приходится заниматься сбором доказательств, – говорит Жанна Уразбахова, адвокат Алматинской городской коллегии адвокатов. – Если бы в Уголовный или Административный кодекс было внесено понятие «домогательство», в том числе сексуальное, и за него была предусмотрена ответственность, то сбором доказательств должна была бы заниматься полиция. Но наше законодательство такими дефинициями не наделено. Самим же жертвам самостоятельно собирать доказательную базу весьма затруднительно. Поэтому законодателю уже давно пора повернуться к этой проблеме лицом, особенно учитывая, что в пятидесяти процентах случаев сексуальные домогательства выливаются в сексуальное насилие. И пока этого не произойдет, мы будем наблюдать рост сексуальных домогательств – остановить агрессора может только неотвратимость наказания».

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости
Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie