419.66 500.44 5.62

Кем станет Дарига Назарбаева и поможет ли бывшим коммунистам ребрендинг?

Чем ближе январские выборы в мажилис, тем большую активность проявляют отечественные партии. Уже состоялись съезды всех партий, некоторые из которых даже преподнесли интересующимся политикой гражданам несколько сюрпризов.

 

Все это может свидетельствовать о будущей активизации политической жизни страны, хотя ожидать кардинальных изменений в расстановке центров силы не стоит.

 

Политолог Максим Казначеев рассказал нам, какими он видит предстоящие выборы и новый созыв мажилиса.

                                                                     

Борьба бульдогов под ковром продолжается

 

– Максим, на что в ходе предстоящих парламентских выборов стоит обратить внимание? Можно ли ожидать от этих выборов если не сенсаций, то хотя бы каких-нибудь серьезных новостей?

 

– Как мне представляется, активизация «олигархических партий» стала ярким индикатором того, что политическая элита рассматривает предстоящую избирательную кампанию как некий рубеж для самой себя. К таким партиям можно отнести и «Адал», и «Ауыл», за которой тоже стоит очень крупный сельскохозяйственный капитал. Мы говорим не о рубеже с точки зрения каких-то прорывов в плане политической или социально-экономической модернизации страны, а с точки зрения фиксации текущих сфер влияния в политическом пространстве. Другое объяснение для их активной работы подобрать очень сложно. Наверное, в первую очередь это связано с попыткой ключевых игроков-олигархов зафиксировать новые сферы влияния.

 

– А «Ак жол» вы относите к олигархическим партиям?

– В списке «Ак жола», состоящем из 38 человек, 19 – это бизнесмены средней руки, олигархами их назвать сложно. Тем не менее интересы бизнеса тоже присутствуют. То есть капитал ярко выражен у трех партий.

 

– Буквально все эксперты считают, что подавляющее большинство мест в мажилисе снова достанется Nur Otan.

 

– Да, я тоже предполагаю, что будет наличествовать консервативный сценарий голосования – примерно такой же, как был в 2016 году. Nur Otan возьмет около 75% голосов, то есть буквально на 5-6% ниже, чем на прошлых выборах. А за счет этих процентов в парламент пройдут не две, а три партии «спарринг-партнера».

 

– Одна из которых – олигархическая?

 

– Пока что определенные организационно-финансовые преимущества есть у «Адала», но и «Ауыл» может похвастаться серьезными покровителями в элите. Вопрос лишь в том, чья внутриэлитная позиция окажется сильнее в конкретный момент времени.

 

Насколько серьезный эффект возымеет наличие этих несколько мест в мажилисе? Выборы требуют серьезных финансовых вливаний, а в результате главным все равно будет Nur Otan

 

– Внутри самой фракции Nur Otan тоже есть негласные партии, с которыми можно сотрудничать. Судя по спискам, основные внутриэлитные группы там представлены достаточно хорошо. Вопрос в том, как будет сформирован итоговый список депутатов. Но об этом мы сможем судить уже по итогам выборов и проведенным политсоветам партий с утверждением фракций.

При этом следующий состав мажилиса будет утверждать в числе прочего министров социально-экономического блока. В плане контроля за бюджетными потоками полномочия этого созыва весьма существенны, поэтому олигархам это может быть интересно. Например, в обмен на утверждение министра есть шанс получить определенные преференции для своих аффилированных структур.

 

– Сегодня в обществе широко распространено мнение, что мажилис ничего не решает. Выходит, оно ошибочное?

– Мажилис играет определенную роль во внутриэлитном балансе. Можно согласиться с тем утверждением, что в целом на жизнь страны он не влияет. Но в деле распределения властных полномочий мажилис – достаточно серьезный инструмент. Однако этот процесс, скорее, интересен узким специалистам и собственно внутриэлитным игрокам.

 

Олигархи вместо коммунистов

 

– Может случиться и так, что в парламент не пройдут бывшие коммунисты, а нынче члены НПК. Тогда мы увидим там сразу две «олигархические партии». Как полагаете, почему НПК решила сменить название?

 

– Думаю, что проблема связана с качеством электората. Все-таки у коммунистов он очень возрастной, его представители постепенно уходят. Видимо, партия решила, что нужно кем-то заменить редеющий электорат, и провела ребрендинг, который можно рассматривать как попытку выйти на новые социальные протестные группы.

Однако проблема здесь в том, что во время избирательной кампании ребрендингами заниматься не принято. Как НПК партия может потерять коммунистический электорат и в то же время не успеть выйти на новые социальные группы. Выходит, этим ребрендингом партия сама себя поставила в очень сложное положение. Теперь ей нужно будет с самого начала агитационного периода вести очень агрессивную рекламную кампанию.

 

– А получится?

 

– На самом деле шансы очень малы.

 

– Решение ОСДП бойкотировать выборы стало для вас неожиданностью?

 

– Если честно, то да. Я все-таки рассчитывал, что партия хотя бы чисто номинально примет участие в голосовании. Дело в том, что нынешний бойкот выборов у ОСДП – второй подряд после бойкота прошлогодних президентских. И сейчас есть риск, что Министерство юстиции может начать процедуру отзыва регистрации партии, которая прописана в законе как раз после пропуска двух республиканских избирательных кампаний. Но для ОСДП есть лазейка, так как в законе не уточняется, какие именно выборы должны быть пропущены – только парламентские или президентские тоже. Если только парламентские, то у партии есть шанс выжить. А если речь идет и о тех, и о других, ее могут просто ликвидировать по закону.

 

– Получается, что это лазейка не для ОСДП, а как раз для Минюста?..

 

– В общем, все зависит от того, какое решение примет министерство. Если президентские тоже засчитают за республиканскую избирательную кампанию, значит, ОСДП прекратит свое существование.

 

– А почему они вообще решили бойкотировать и эти выборы тоже? Не верили в свой результат?

 

– Насколько я понял, главная причина не в неверии, а в том, что нет финансовых ресурсов даже для формирования партийного списка и регистрации его в ЦИК. То есть все настолько запущено, что нет денег для участия в кампании.

 

– Получается, не верят в саму партию, поэтому и денег не дают?

 

– Партия за прошедший год после ухода Ермурата Бапи не смогла найти никаких серьезных спонсоров.

 

Спикера мажилиса нельзя просто так уволить

 

– В списках Nur Otan эксперты отмечают новые лица и утверждают, что они стали «боевыми». Вы с этим согласны?

 

– Я бы, наоборот, обратил внимание на то, что в списке партии власти присутствует большое количество раскрученных фигур, в том числе и медийных. Насколько они будут «боевыми» – еще вопрос. Скорее всего, их просто используют в качестве «паровозов» – то есть они отработают в рамках агитационной кампании, а в партийный список в итоге не попадут.

 

– Всех заинтересовало возвращение в политику Дариги Назарбаевой…

 

– Если решение окончательно принято на уровне лидера партии Nur Otan, то она может претендовать как минимум на пост вице-спикера, а возможно – и на позицию спикера. Но это было вполне ожидаемо, потому что после ее отставки с поста спикера сената Нурсултану Назарбаеву нужно было чуть-чуть восстановить позиции именно этой внутриэлитной группы. Можно ожидать более-менее серьезного поста.

 

– Тем более что спикера мажилиса уже не так-то просто уволить единоличным решением…

 

– Ну да. Но безопаснее все-таки поставить ее на позицию «вице», потому что так она будет более подконтрольна и управляема. Ее саму в самой нижней палате будет балансировать спикер.

 

– Полагаете, им останется Нурлан Нигматулин?

 

– Предварительный прогноз – да. Но вообще их группы выступают в тандеме, поэтому получается, что эти два игрока в любом случае будут контролировать палату.

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости
Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie