429.68 488.16 5.92

Когда поможет только смертная казнь…

Введение смертной казни против педофилов, растливших не одного ребенка, поможет остановить вал этих преступлений.

 

В мажилисе рассмотрен в первом чтении проект закона о внесении изменений в Уголовный кодекс по вопросам смертной казни.

 

Скажу сразу, что я – убежденный пацифист и считаю, что никто не имеет права отнимать жизнь у другого человека. Но есть такое явление, которое, на мой взгляд, требует принятия самых решительных мер воздействия. Это – покушение на жизнь ребенка, насилие в отношении него. Задумываются ли у нас о том, что взрослые люди, с которыми трудно контактировать – жертвы насилия, перенесенного в детстве? А это именно так чаще всего. У нас не принято говорить о детских травмах, насилии, ибо легко стать парией в обществе. Напомню, что актрису Елену Проклову до сих пор преследуют в социальных сетях за признание о том, что к ней, подростку, приставал на съемках известный артист. Проклова – взрослый человек и знала, на что идет. Конечно, можно обвинить ее в том, что не рассказывала раньше потому, что пеклась о карьере. Да, возможно, это и так, но главное состоит в том, что в нашем обществе не принято говорить о таких вещах. Большинство из нас делает вид, что ничего такого нет, словом, ведут себя, как страусы при виде опасности. Но такое есть и от этого никуда не деться.

 

В нижней палате парламента приступили к рассмотрению закона о внесении изменений в действующее законодательство по вопросам смертной казни. Делается это потому, что Казахстан ратифицировал Второй факультативный протокол к Международному пакту о гражданских и политических правах, направленному на отмену смертной казни. Протокол был ратифицирован в январе текущего года и вот сейчас подготовлен соответствующий законопроект.

 

Этот проект закона предполагает оставление смертной казни лишь в случае развязывания и ведения агрессивной войны, применении оружия массового поражения, убийства военнопленных и гражданских лиц, а также геноцида, совершенного в военное время. Изумляют некоторые определения законопроекта, а именно: «развязывание и ведение агрессивной войны», «нарушение законов и обычаев войны». Помилуйте, любая война – это всегда агрессия, и у любой войны не может быть никаких обычаев и законов. Оставим это на совести разработчиков, но очевидно, что любой законопроект, прежде чем поступить в парламент, должен быть подвергнут экспертизе, в том числе и филологической. Иначе абсурда не избежать.

 

Видимо, наши парламентарии и разработчики – гуманисты, по сути. Что же, это похвально. Но есть такая область, от которой во многом зависит будущее страны, развитие общества. Речь идет о маленьких членах нашего общества – детях. Парламентарии словно не видят и не слышат о том, что происходит рядом с ним. А тем временем преступления, насилие против несовершеннолетних растут. И во многом это происходит из-за мягкости наказания. Да, в Казахстане принято решение о кастрации педофилов, и это решение уже вступило в силу. Однако число случаев насилия по отношению к детям не уменьшилось. Значит, данной меры недостаточно. Мне представляется, что введение смертной казни в отношении педофилов в случае доказательства того, что они растлили не одного ребенка, будет тем самым действенным средством, что остановит вал преступлений против детей.

 

По данным комитета по правовой статистике и специальным учетам Генпрокуратуры, только в 2020 году было зарегистрировано 199 случаев по статье «Изнасилование несовершеннолетнего», из них подавляющее число преступлений совершенно в отношении малолетних детей. Часть преступлений осуществлено родителем, опекуном или педагогом. Практически ни один случай такого преступления не стал поводом для общественных слушаний в парламенте или организации профилактических мероприятий со стороны уполномоченного по правам ребенка РК и Генпрокуратуры. Об этом говорят только отдельные правозащитники и в социальных сетях. А между тем, данный вид преступлений должен стать поводом и для ужесточения наказаний в отношении преступников, и создания нетерпимой обстановки в обществе. Надо обратить внимание на то, что число таких преступлений растет. К примеру, в 2018 году подобные преступления были отмечены в 132 случаях. Всего за два года таких вопиющих случаев уже почти 200.

 

А что покажут данные этого года, когда, наконец, стали более открыто говорить о насилии в отношении детей? Страшно себе представить.

 

…Мне повезло. Я выросла в семье, где подобное невозможно было представить. Даже мои двоюродные братья, работавшие механизаторами и не получившие образования, к своим детям относились так, будто они были маленькими божками. И, естественно, в обиду детей они не давали. А потому для меня любое насилие в отношении детей не просто неприемлемо, но вопиюще. А уж тем более изнасилование. Химическая кастрация – это одно. Но остановить вал подобных преступлений, по моему убеждению, может только смертная казнь или замена ее пожизненным наказанием. А еще огласка. Любое преступление такого рода должно находить освещение в СМИ, подвергаться обсуждению широкой общественности. Если не ставить заслоны, то всех нас можно будет назвать соучастниками таких преступлений. И никак иначе.

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости

Новости партнеров

Подпишитесь на нас, чтобы получать интересные новости!

Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie