434.58 496.46 5.68

Колоний на всех, пожалуй, не хватит — о борьбе с коррупцией в РК

20 исправительных колоний построят в Казахстане до 2029 года.

 

Новые исправительные колонии, видимо, — ответ на слова президента Касым-Жомарта Токаева на недавнем республиканском совещании по развитию моногородов. Выступая на нем, Токаев отметил: «Бюджетные средства растворяются, единого контроля за их использованием нет. Нет и серьезного экономического эффекта. На рынках доминирует импортная сельхозпродукция соседних стран. Я поручал антикоррупционному ведомству вместе с прокуратурой и другими органами провести комплексный анализ этой сферы. Привлечь к этому общественность и самих аграриев».

 

Речь шла о фактах коррупции в сфере сельского хозяйства и задержании ряда чиновников в результате проверок. Далее глава государства заявил: «Факты, конечно, удручающие. Многомиллиардные суммы ущерба государству. Обращаю особое внимание на качество расследования. Надо отметить, что эта практика, которую вы сейчас изложили, имела место на протяжении целого ряда лет. Это не вчерашний вопрос. Поэтому поручаю на высоком уровне провести дальнейшее расследование. Всех ответственных лиц нам нужно наказать. В конце концов, места для всех в колониях хватит».

 

Можно только приветствовать заявления президента Токаева, если бы не несколько но. Первое, несмотря на то, что коррупции объявлен решительный бой, ее не становится меньше в силу различных обстоятельств. В частности, борьба с коррупцией не имеет системного характера, что проявляется в точечных ударах, которые не могут служить примером действенности проводимой работы. К тому же судебная система, которая должна служить Духу и Букве Закона, далеко не объективна и не беспристрастна. В результате, если даже дело о коррупции доходит до судов, истинные виновники могут оказаться вне поля зрения.

 

Другой причиной малоэффективной борьбы с коррупцией является непотизм. Не секрет, что именно среди госслужащих, к примеру, широко распространено такое явление, как трайбализм. К сожалению, зачастую на госслужбу берут или по родственным связям, или по принципу личной преданности, а не по деловым качествам. И это несмотря на то, что сегодня широко рекламируется реформа государственного управления. К тому же не секрет, что переходя с одной должности на другую, высокопоставленный чиновник за собой везет «свою команду», что в конечном итоге сказывается на производительности труда и обеспечении реализации государственных программ.

 

Президент Токаев не устает повторять, что переходам чиновников со «своей командой» необходимо ставить заслон, однако до настоящего времени такие факты продолжают иметь место.

 

Между тем, по данным LS, ущерб от коррупции за первое полугодие этого года вырос на 23,2 процента по сравнению с соответствующим периодом 2020 года. 6,2 миллиарда тенге были похищены из бюджета страны. Большая часть совершенных преступлений приходится на тех, кто злоупотреблял должностными полномочиями. Иначе говоря, виновниками в большинстве случаев стали госслужащие. И в этом свете слова президента страны о том, что колоний хватит на всех, выглядят далеко не утешительными. Коррупция в стране напоминает ту мифическую гидру, у которой отрубают одну голову, взамен вырастает другая. Очевидно, пока не будут введены стандарты поведения госслужащих и не ужесточены меры борьбы с коррупционерами, ситуацию не переломить.

 

Министр внутренних дел Ерлан Туругмбаев заявил, что в ближайшие годы будут построены 20 исправительных колоний. Это связано с тем, что некоторые из имеющихся колоний устарели, обветшали и технически не соответствуют требованиям дня. Сколько из этих колоний заполнятся теми, кто будет осужден за коррупцию, трудно сказать.

 

Нельзя говорить, что государство и общество не предпринимают каких-либо усилий для борьбы с коррупцией. Есть антикоррупционная стратегия, однако насколько продуманы ее пункты, трудно отметить. Своя программа противодействия коррупции имеется у партии Nur Otan. Причем эта программа охватывает временной срок с 2015 года по 2025. То, что провластная партия, доминирующая на политической авансцене, разработала специальную программу борьбы с коррупцией, не удивительно. Ведь большая часть тех, кого поймали за руку, является членами именно этой партии. И кому, как не однопартийцам, выражать свое «фи» провинившимся?!

 

Существует система поощрения лиц, сообщающих о коррупции. В СМИ приводились данные о том, что, к примеру, жители ВКО получили более 4,5 миллиона тенге за извещения о коррупционных преступлениях. Однако примеру жителей восточных районов не спешат следовать казахстанцы из других областей, что наводит на мысль, что и эта мера — не самая результативная в борьбе с коррупцией.

Комментарии (1)
  1. Рубит сплеча не выход. Кто ворует, почти все знакомые определить труда не составляет. Это не значит, что рубит не надо. У нас, клановости непотизм, силовая структура как паук сплетенная связка., это формироваться десятилетием, мы знаем, судит на 10- лет, через некоторые время УДО. Только орденов не хватает. Стало национальным достоянием. Я, лично разговаривал с молодым людьми, изначально, пушистый и белый. Когда убеждается я не отношусь к номенклатуры, они громко говорят, АГА,если будет возможности буду воровать, такой жизни зачем, он один вышел по УДО, сейчас открыл ИП и ездит на ДЖИПЕ. Какая разница, 3-5 или 10- лет. Зато дети и дома будет сыты. Это страшно, власть и чиновники довели молодежь до такого состояние. АБАЙ айтқан. "АРСЫЗ БОЛМАЙ АТАҚ ЖОҚ. Мы перешли границу рубикона, НЕ потеряв совести, НЕ станеш ЗНАТНЫМ. Тот кто честный трудно жить.

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости

Новости партнеров

Подпишитесь на нас, чтобы получать интересные новости!

Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie