420.32 509.34 5.7

Мы делили апельсин: справедливое распределение национального дохода

Отечественные эксперты полагают, что социальная составляющая республиканского бюджета очень низкая. С подобными расходами невозможно говорить о развитии казахстанского социума. Можно говорить только о его деградации, считают специалисты.

 

Обмен мнениями состоялся в рамках заседания аналитической группы КИПР на тему «Справедливо ли распределяется национальный доход в Казахстане?». Итоги обсуждения оказались не очень утешительными. Подавляющее большинство участников сошлись во мнении, что многое следует менять как в экономике, так и в социальной сфере. Но следовать принципу «взять все да поделить», озвученному Полиграфом Полиграфовичем Шариковым из булгаковского «Собачьего сердца», тоже нельзя.

 

В начале обсуждения модератор мероприятия Ерлан Смайлов, руководитель группы КИПР, предложил присутствующим дать определение национального дохода и уточнить, сколько это будет в тенге.

 

Отнять и поделить?

 

Экономист Айдархан Кусаинов считает, что в данном конкретном случае стоит говорить о нефтяных доходах (скорее всего, имея в виду доходы от экспорта сырья). Хотя с позиций экономики национальный доход – это все, что произведено в стране. Однако в случае, когда речь идет о справедливом распределении, это классическое определение следует оставить в стороне, иначе велик соблазн скатиться к уже упомянутой формуле «отнять и поделить».

 

Политолог Марат Шибутов считает, что размер нацдохода исчисляется в пределах 60–70 млрд долларов в год минимум. ВВП больше, но там, по уверениям Шибутова, многие вещи учитываются не по одному разу.

 

Мажилисмен Айкын Конуров определил национальный доход, как «ВВП минус то, что уносят нерезиденты, и плюс то, что приносят резиденты в виде определенных налогов и платежей». И главную роль здесь, разумеется, играет экспорт сырья.

 

– Реальный сектор экономики у нас находится в полузачаточном состоянии. Малый и средний бизнес играет очень незначительную роль. По факту в долларовом выражении идет очень серьезное снижение ВВП. В тенге он потихоньку выравнивается, но только за счет девальвации, – обрисовал реальное состояние дел Конуров.

 

По поводу справедливости распределения нацдохода мнения разошлись. Айдархан Кусаинов утверждает, что в первую очередь нужно говорить о справедливом участии граждан в его создании. У людей должна быть возможность заниматься производительным трудом, создавать бизнес и так далее.

 

– Второй момент: на ком должен зарабатывать этот человек? На неких внешних источниках, потому что внутри национальный доход создать невозможно. Если вы зарабатываете на своем соседе, а он – на вас, то это нельзя назвать национальным доходом, – пояснил мажилисмен.

 

И только когда вся экономическая политика будет направлена на то, чтобы люди создавали доход, который превращается в национальный, можно начинать говорить о его распределении. Если политика на это не направлена, то дискуссии «справедливо/не справедливо» не имеют под собой никакого внутреннего обоснования.

 

Наша современная политика, по мнению эксперта, на это не направлена. И в такой ситуации национальный доход в стране распределяется вполне справедливо – среди тех, кто его создает. Главная проблема в том, что в нашей стране сама экономическая политика несправедлива, так как фактически не позволяет создавать этот самый доход.

 

– В текущих экономических условиях около 6 миллионов трудоспособных граждан просто не нужны, потому что они не приносят доход. Жестоко, грубо, но таковы абсолютные реалии. Проблема в том, что сама экономическая политика изначально несправедлива, – добавил эксперт.

 

Социальные стандарты

 

Марат Шибутов озвучил три шага, которые, по его мнению, позволят соблюсти справедливость при распределении нацдохода.

 

– У каждого из нас есть закрепленные Конституцией права. Существуют также минимальные социальные стандарты. Если государство обеспечит нас всех таковыми – это справедливое распределение. Допустим, я имею право отправить ребенка в бесплатную среднюю школу, но у нас в поселке такой нет. Это уже несправедливо и нарушает мои права. Соответственно, во-первых, должны быть соблюдены минимальные социальные стандарты, – пояснил политолог.

 

Во-вторых, в стране нужна политика, направленная на равную и честную конкуренцию. Например, наличие конкурсов на занятие вакантных должностей.

 

В-третьих, необходимо справедливое распределение выделяемых средств. То есть деньги должны идти по целевому назначению, а не для поддержки сопутствующего бизнеса.

 

– Приведу вам простой пример. Есть программа по трудоустройству «Енбек». Однако на самом деле это программа не по увеличению занятости, а по финансированию образовательных центров. Отчитываются в основном, сколько людей обучили, – и все. А какой результат по занятости? Когда декларируется одно, а на деле мы получаем совершенно другое – это тоже несправедливое распределение, – описал ситуацию Марат Шибутов.

 

Касымхан Каппаров, основатель онлайн-проекта Ekonomist.kz, остановился на равенстве возможностей для всех граждан Казахстана

 

– В Конституции записано, что у всех граждан страны должны быть равные права, но когда мы видим, что учащиеся средних школ в сельских регионах отстают по уровню знаний от своих сверстников в больших городах года на два, то понимаем, что принцип справедливости не реализуется, – привел пример из сферы образования Каппаров.

 

Также основатель онлайн-проекта Ekonomist.kz частично поддержал политолога Шибутова в вопросе распределения средств:

 

– Часто меры правительства направлены на то, чтобы «закрыть» расходы населения. Например, дешевая ипотека – но только для строителей. Кредитная амнистия – только для банков.

 

Перечисленные меры, по мнению Каппарова, трудно причислить к социальным мерам поддержки, скорее – к соблюдению конкретных интересов строителей и банкиров. Социальная политика должна строиться на росте доходов населения, а не на оплате их расходов.

 

Каппаров высказался относительно слишком большого участия государства в экономике, которое, по его мнению, снижает эффективность работы:

 

– На данный момент у нас 70% ВВП сидят в активах нацкомпаний, которые периодически публикуют убыточные отчеты. И здесь нужно больше говорить об эффективности системы: насколько оправдано наличие такого количества людей в госсекторе? Эффективность государства заключается в том, чтобы доходы распределялись именно среди тех групп, которые в них нуждаются. Увеличив зарплаты в два раза, мы не решим проблему глобально, потому что присутствие государства останется, а квалификация учителей при этом в два раза лучше не станет.

 

Рецепты лучшей жизни

 

Третий тезис Шибутова поддержал и Айкын Конуров, который посетовал на «подмену понятий» при разговоре о социальной политике. Правительство в последние несколько лет докладывает, что доля социальных расходов государства в бюджете уже превышает половину. Но мажилисмен уверяет, что фактически дело обстоит иначе:

 

– Сегодня в социальные статьи расходов заложены различные расходы на строительство. Если мы ориентируемся на страны ОЭСР (куда хотим попасть), необходимо признать, что бюджет у нас имеет двойное дно. И большая его часть направлена как раз таки на поднятие бизнес-структур, причем крупных. Именно они имеют возможность зайти в различные госпрограммы поддержки и развития и, соответственно, серьезно влиять на госзакупки. Социальная составляющая бюджета довольно низкая, с такими социальными расходами невозможно говорить о развитии социума, можно говорить только о его деградации. Поддержка пенсионеров осуществляется на уровне, который ниже даже официально признанных темпов инфляции, и это заложено в трехлетнем бюджете.

 

Конуров добавил, что «первую скрипку в формировании республиканского бюджета должно играть не правительство, а парламент», а в случае с местными бюджетами – многопартийные маслихаты.

 

Ерлан Смайлов тоже считает, что национальный доход распределяется несправедливо.

 

– Если бы эта формула была справедливой, у нас не присутствовала бы прогрессирующая бедность. Пандемия очень четко показала, сколько человек обращались за пособием в 42 500 тенге. Я как раз работал с обращениями граждан в качестве члена общественного совета Алматы, – рассказал он.

 

Причем Смайлов полагает, что говорить нужно не о минимальных, а о достаточных стандартах жизни. Потому что минимальный стандарт всего лишь позволяет не умереть с голоду, в то время как должен обеспечивать качественную жизнь. То есть нужно увеличивать прожиточный минимум, продовольственную корзину и минимальную зарплату.

 

Марат Шибутов даже назвал те показатели, от которых нужно отталкиваться при формировании стандартов жизни в стране:

 

– Берем минимальную продуктовую корзину, которая у нас не соответствует нормам ВОЗ ни по калориям, ни по количеству белка, и выкидываем ее. Вместо нее берем нормы питания для заключенных в СИЗО (есть у нас такие). Им полагается в год 65 кг мяса, а по существующей корзине – 15. Давайте честно признаем, что минимальная зарплата должна быть в 2–2,5 раза больше, чем продуктовая корзина. Если посчитать, у нас выходит около 70 тысяч тенге, вот такой и должна быть минимальная зарплата. Внедряем ее сначала для госслужащих и бюджетников, а потом наблюдаем, как на рынке труда зарплаты тоже растут. Потому что человек вряд ли будет работать на бизнес за 60 тысяч тенге, когда в госструктуре ему заплатят 80 тысяч.  

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости
Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie