Могильщик оппозиции: на кого работает Мухтар Аблязов?

Зачем Мухтар Аблязов могилизирует казахстанскую оппозицию.

 

Беглый банкир Мухтар Аблязов, продолжающийся прятаться от карающегося меча казахстанского правосудия в европах, как и раньше пытается «кукловодить» внутриказахстанской политической повесткой, мастерски плетя интриги и расставляя ловушки для политических конкурентов. Порой настолько усердно, что невольно закрадывается подозрение, а на себя ли работает Мухтар Кабулович или все же на «того парня», по долгу службы ответственного за нейтрализацию протестного потенциала? Как говорится, большой и жирный вопрос.

 

«Гробокоп»

 

Конфликты, разгорающиеся в оппозиционных кругах, всегда развиваются по одному сценарию и изобилуют обвинениями в предательстве идей демократического фронта и, как следствие, сотрудничестве с властями (что для любого лидера протестного мнения сродни обвинениям в совершении одного из смертных грехов). «Жертвами» этих междоусобных войн пало уже множество ярких фигур, критично настроенных к представителям государства и генерируемой ими повестке. Многие из них, благодаря занимаемой позиции конструктивизма,  подавали надежды. Как минимум, на вменяемость. А значит, на создание неких партнерских взаимосвязей с государственными институтами, что позволило бы им актуализировать свои программные платформы и вырваться-таки из зоны политической маргинальности, хотя бы на йоту приблизившись к тому, что во всем мире называется real politic. Но, как говорится, иных уж нет, а те далече. По причине явной или мнимой неблагонадежности своими коллегами по оппозиционному ристалищу они попросту были списаны в утиль, на свалку истории, либо из-за критического размера образовавшихся в реноме пробоин сами были вынуждены отказаться от политических амбиций.

 

Ситуации, конечно, рядовые, но вряд ли бы они повторялись с закономерной регулярностью (дважды снаряд в одну и ту же воронку, как известно не падает), если бы их кто-то усиленно не инспирировал. А имя режиссера многих трагедий, разыгравшихся на оппозиционных подмостках, всем хорошо известно. Это тот самый оппозиционный оппозиционер Мухтар Аблязов. Если кто запамятовал, то стоит напомнить, что в нулевые он собственноручно похоронил приличное количество партий и партийных лидеров.

 

А началось все в далеком 2003-м, сразу после его выхода из мест заключения после помилования. Выступая тогда на пресс-конференции, он походя забил первый гвоздь в крышку гроба своего же собственного детища — движения «Демократический выбор Казахстана».

 

«Я в ДВК руководителем состоять не буду, а дальше, думаю, все понятно. Есть достаточно критичное отношение к тому, что сейчас у ДВК, какие платформы. Мало конструктивных идей, деятельность больше сводится к критике и апелляции к Западу», — заявил тогда Аблязов.

 

Конечно, поговаривали, что несмотря на официально оформленный «развод» Мухтар Кабулович продолжал поддерживать бывших соратников, в том числе, и финансово, но дело уже было сделано — процесс распада был запущен, и ситуацию не смогли спасти ни перезапуск идеи ДВК, ни восхождение на партийный трон другого ее лидера — Галымжана Жакиянова, который на тот момент отбывал наказание за «результаты» своей работы акимом Семипалатинской и Павлодарской областей. Отчасти потому, что Аблязов, поскольку оплачивал весь банкет, требовал от членов движения довольно радикальных шагов, типа акций гражданского неповиновения. И шаги эти, в рамках процветавших в движении торгово-договорных взаимоотношений, следовали. Но по достоинству их оценил разве что родной Уголовный кодекс, признавший деятельность сторонников движения экстремистской, потенциальный же электорат, что показали проходившие на тот момент парламентские выборы, четко продемонстрировал, что идти на поводу у радикалов не намерен.

 

Как многие, наверное, помнят, на обломках ДВК была создана новая структура — партия «Алга». В нее пришли новые лидеры с новыми идеями — более взвешенными и менее радикальными. Но из-за проблем с финансированием верхушка этот политического объекта была вынуждена снова прогнуться под тяжестью кошелька Аблязова. К чему это привело напоминать, думается не стоит. Незарегистрированная партия была ликвидирована.

 

Но поистине выдающимися можно считать заслуги Аблязова по умерщвлению Коммунистической партии Казахстана. Даже сегодня, спустя столько времени, трудно представить, чем Мухтар Кабулович смог «взять» такого прожженного политика, как Серикболсын Абдильдин (понятно только, что уж точно не толщиной своего кошелька), но факт остается фактом — он смог втереться в доверие к опытному коммунисту и развалить старейшую и продолжавшую сохранять влияние партию изнутри. Сначала от КПК побежали те, для кого аблязовщина оказалась неприемлема в принципе. Затем и остатки коммунистов вошли в странное и одиозное объединение — блок под названием «КПК ДВК», что, собственно, и стало для партии началом конца. Сначала в партии сменилось руководство, а потом, когда вскрылся объем махинаций Аблязова в родной экономике и экономиках сопредельных стран, а сам «серый кардинал» оппозиционного движения благополучно обустроился за рубежом, брошена на амбразуру по его защите коммунистическая партия,  слезть с нее уже не смогла.

 

Вор на вора напал

 

Продолжает могилизировать казахстанскую оппозицию Мухтар Кабулович и сегодня. Правда, если раньше он стеснялся своего «маленького бизнеса» и не афишировал принадлежность к похоронным дел мастерам, то ныне даже кичится тем, чем занимается. Видимо, вдохнув воздуха европейских свобод, он почувствовал себя не банальным гробокопом, а самым настоящим разоблачителем заговоров, вне зависимости от того, существуют они на самом деле или просто мерещатся.

 

Жанболата Мамая, лидера незарегистрированной Демократической партии, Аблязов уже утопил. Не без помощи проворовавшегося банкира тот теперь тянет арестантскую лямку, хотя, надо честно признать, что и без этих «показаний» его вполне заслуженно взяли за ушко, да на солнышко.

 

Теперь под прицелом Аблязова фигура более крупного калибра — «патриарх» казахстанской оппозиции Акежан Кажегельдин, так же, как и он, прячущийся от казахстанского правосудия за рубежом. По версии Аблязова, этот уголовный авторитет давно уже состоит на службе действующей власти и умышленно критикует ее самые незначительные недостатки, дабы в целом сыграть на ее поле с тем, чтобы таким замысловатым способом снизить протестный потенциал. Схемка, конечно, так себе, не блещет логикой, да и в принципе бессмысленна, учитывая тот факт, что Кажегельдин и К давно же вышел в тираж, и как тот конь из известной поговорки, не способен ни борозды испортить, ни глубоко вскопать. В общем и целом затеянный Аблязовым спектакль по рассекречиванию «агента Кажегельдина» больше всего напоминает ситуацию  про то, как вор на вора напал, вор у вора дубинку украл. Но все же, несмотря на комичность и даже абсурдность ситуации, в среде более молодого поколения, которому и фамилия-то Кажегельдин мало о чем говорит, такая с позволения сказать демаскировка заходит на ура и приносит плоды в виде разброда и шатаний в и без того практически не имеющего точек соприкосновения стане оппозиционеров.

 

Похожий результат и у филиппики Аблязова относительно ярких представителей национал-патриотического движения Армана Шураева и Мухтара Тайжана, а также воскрешенного «Кантаром» Булата Абилова – оппозиционера понарошку, который всегда вкусно кушал с рук власти, а вместо «спасибо» клеймил ее, на чем свет стоит. По сути, эта троица никому не мешает и ни на что не влияет — так, болтается на политическом поле, как известная субстанция в проруби, можно сказать, шуты на доверии, «утюжить» которых — зря тратить силы. На это более чем красноречиво намекают недавние события в Жанаозене, жители которого поганой метлой вымели из города Бутю с его завиральными идеями. Единственная их ценность на сегодняшний день в том, что их фигуры смогли стать питательным кормом для Аблязова, мутящего новую хитрую схему с тем, чтобы разбить протестную электоральную базу  и разогнать ее по отдельным норам.  

 

Операция «зачистка»

 

И тут возникает резонный вопрос, зачем?

 

Работает ли Мухтар Аблязов на власть? На первый взгляд, очень похоже. С другой стороны, в реалистичность подобного сценария не позволяет поверить ни никчемность персонажей им третируемых (о чем говорилось выше), ни сама фигура разоблачителя (с которым иметь дела – себя не уважать). Скорее всего, тут следует поискать иные ниточки.

 

Аблязов, конечно, может работать сам на себя. Можно предположить, что он окончательно сбрендил и возомнил себя самым главным оппозиционером современности, а потому и не терпит даже намеков на некую конкуренцию. Но он весьма и весьма сомнителен, поскольку такой вариант сулит ему только безумные финансовые траты без гарантированной отдачи, что, зная об аппетитах Мухтара Кабуловича, выглядит высшей степенью сюрреализма. Куда вероятнее предположить, что Аблязов действовал и продолжает действовать в интересах неких групп влияния, находящихся за пределами страны, которым выгодно поддерживать в тонусе внутриполитическое поле Казахстана и иметь инструмент влияния на действующую власть. С этой точки зрения ведущаяся сегодня «зачистка» оппозиционных деятелей приобретает хоть какой-то смысл. Заключаться он может в появлении возможности манипулировать протестом в своих собственных целях и в целях тех, кто спонсирует аблязовскую жажду разоблачений. Но для этого Аблязов должен стать полноправным и единоличным глашатаем протестной повестки, чему однозначно мешает наличие на поле прочих фигур, в разыгрывающуюся шахматную партию не вписывающихся.

 

Сейчас дружить с Аблязовым даже за большие деньги не хочет никто. От него шарахаются как от прокаженного даже бывшие соратники, типа Гульжан Ергалиевой, которая когда-то входила в политсовет аблязовской ДВК и даже после его бегства из страны еще долгие годы всем доказывала, что он-де самый настоящий «лидер казахстанской оппозиции» и «враг номер один Акорды». Теперь же даже она именует  его не иначе как «подлецом». Понятное дело, что с такими представителями оппозиционного движения Аблязову не договорится и не сколотить управляемую команду марионеток. Возможно, очень большие деньги и смягчили бы былых соратников, заставив их в очередной раз выкурить пресловутую трубку мира, но, похоже, что Мухтар Кабулович на этот раз не намерен раскошеливаться: поступающие «спонсорские», скорее, уходят на решение его личных проблем с западным правосудием. В противовес несговорчивым лидерам протеста можно было бы выставить собственную команду, мобилизовав новичков и резервистов. И такая попытка, скорее всего, была предпринята, учитывая заявку за появление партии «Алға Қазақстан». Но проблема в том, что даже политические маргиналы и отщепенцы не спешат вставать под аблязовские флаги. Те же, что не побрезговали взять их древки в руки, например, журналист национал-патриотического толка Жасарал Куанышалин или оппозиционный бегун на длинные дистанции Марат Жыланбаев стать таким противовесом не способны ни при каких условиях. Вот Аблязов и ровняет с землей оппозиционное поле, в надежде, что на нем в ближайшее время вырастут новые силы, не знающие об его нерукопожатности, которые потом можно будет прикупить за бесценок с тем, чтобы сколотить очередную партийно-политическую пирамиду.

 

Задумка, безусловно, конгениальна. Но однозначно обречена на провал. Великий комбинатор из Мухтара Кабуловича выдохся вместе с последним аккордом, поставленным в отношении него и следователями, и судами. И сегодня он явно не понимает самого главного —того, что после январских событий и запущенной полномасштабной трансформации страны, его время и время его былых соратников, которых он так успешно хоронит в надежде, что их место займут точно такие же, как они, но более сговорчивые, безвозвратно ушло. И те, на кого работает беглый банкир, это очень скоро поймут. А это может означать только одно, что скоро по нему самому будут справлять поминки.

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости

Новости партнеров

Подпишитесь на нас, чтобы получать интересные новости!

Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie