419.66 500.44 5.62

Могут ли крупные компании РК проснутся «у разбитого корыта»? Не факт

Результаты опроса банков по кредитованию за первый квартал текущего года показали, что спрос на кредиты от крупного бизнеса вырос на 28%.

Пандемия коронавируса таки сделала свое черное дело. Вначале были обескровлены самые слабые. Более сильные – крупные компании и коммерческие структуры – держались довольно долго. Но и их ресурсы постепенно тают. В такой ситуации им остается один путь – кредитоваться.

 

Не один в поле

 

Сказать, что крупные компании оказались у банковского порога в гордом одиночестве, было бы неправильным. Так, заместитель директора департамента финансовой стабильности и исследований Нацбанка Олжас Кубенбаев отметил, что по результатам опроса банков по кредитованию за первый квартал 2021 года количество заявок от малого бизнеса выросло в 1,5 раза, составив 120 тыс., в сегменте крупного бизнеса – на 28%, до 244.

 

В принципе, зарегистрированных субъектов малого и среднего предпринимательства в Казахстане всегда насчитывалось прилично. Так, на 1 января 2020 года их количество составляло 1 603 839.

 

Однако между теми, кто зарегистрирован, и теми, кто реально работает, существует довольно большой зазор. Судите сами.

 

Наибольшее количество активных малых предприятий насчитывалось в июле 2020-го – 164,3 тыс. С этого момента показатель постепенно уходил в минус. Так, по состоянию на январь 2021 года в стране числилось 159,7 тыс. активных предприятий – на 2,8% меньше, чем в июле 2020-го. То есть за полгода количество активных малых предприятий сократилось почти на 5 тыс. Параллельно с сокращением активных малых предприятий росло число временно неактивных. За год их количество увеличилось на 23,3%, до 120,5 тыс.

 

Чтобы оценить реальный масштаб бедствия, достаточно посмотреть на количество активных предприятий (159,7 тыс.) и количество тех из них, кто хочет кредитоваться (120 тыс.).

 

Как выглядит ТОП-10

 

Как отметил Олжас Кубенбаев, «в следующем (втором) квартале банки ожидают увеличения спроса со стороны крупного и среднего бизнеса, тогда как в сегменте малого бизнеса роста не ожидается».

Вышеприведенная статистика на сто процентов подтверждает его слова: «малыши» либо вымерли, либо уже наелись кредитов.

 

Теперь сосредоточимся на крупных компаниях, полный перечень которых недавно опубликовал Forbes Kazakhstan.

 

Из 50 имеющихся в списке предприятий в десятку попали: АО «Казхром», KAZ Minerals Plc, «Казахмыс», АО «ССГПО», BI Group, ТОО «Ер Сай Каспиан Контрактор», ТОО Arena S (Sulpak), АО «Алюминий Казахстана», АО Technodom Operator и ТОО Magnum Cash&Carry.

 

У каждого свое

 

Чтобы иметь хоть какое-то представление о том, насколько остро крупные компании нуждаются в деньгах, возьмем лишь некоторых из тех, кто входит в ТОП-10.

 

В январе текущего года мажоритарии KAZ Minerals Владимир Ким и Олег Новачук получили от регуляторов Китая, Казахстана и Кыргызстана разрешения, необходимые для выкупа акций горнорудной компании. Выкуп осуществляется через компанию Nova Resources BV (Bidco), которая принадлежит перечисленным «мажорам».

 

С «Казахмысом» ситуация неоднозначная. В частности, с января по апрель текущего года в Балхаше выпустили на 6,2% меньше промышленной продукции, чем за аналогичный период прошлого года. Основную роль в этом сыграло сокращение производства рафинированной меди. Подобная ситуация, по данным некоторых казахстанских СМИ, сложилась из-за проведения ремонтных работ на медеплавильном заводе корпорации. С 1 по 30 марта на плановый ремонт останавливалась ПВ-1 (печь Ванюкова), с 1 по 30 мая 2021 года – ПВ-2.

 

Как все помнят, BI Group построила модульные инфекционные больницы в Алматы и Нур-Султане. Однако это неполная информация. По некоторым данным, компании BI Industrial и KAZPACO, принадлежащие Айдыну Рахимбаеву, получили свыше 95 млрд тенге за 16 модульных больниц.

 

Входящий в состав Eurasian Resources Group (ERG) «Алюминий Казахстана» в январе-сентябре 2020 года произвел 1 млн 30 тыс. тонн глинозема. В январе-сентябре 2019 года было произведено 1 млн 34 тыс. тонн глинозема, то есть снижение производства составило 0,4%.

 

«Основная причина разницы объемов производства заключается в технических и технологических сбоях работы оборудования», – отчитались тогда в пресс-службе компании.

 

Между тем объем экспорта за 9 месяцев 2020 года составил более 622 тыс. тонн, что на 1,5% меньше, чем за аналогичный период 2019 года.

 

«Причина снижения – отказ некоторых клиентов от заявленного ранее объема», – уточнили в пресс-службе.

 

А вообще в 2020 году компания планировала экспортировать более 858 тыс. тонн глинозема.

 

Выводы, которые напрашиваются

 

В принципе становится понятно, что некоторым из входящих в ТОП-10 компаний кредиты особо и не нужны: KAZ Minerals выкупает свои акции, «Казахмыс» и «Алюминий Казахстана» могут занять и за границей (главное, дешевле получается), а той же BI Group в общем-то хватает подрядов внутри Казахстана.

 

Быть может, некоторые проблемы могут возникнуть у ретейлеров – Sulpak, Technodom Operator и Magnum Cash&Carry. В июле прошлого года председатель правления торгово-розничной сети Magnum Cash&Carry Азамат Османов в интервью Forbes Kazakhstan прогнозировал, что после снятия карантина и режима ЧП товарооборот может упасть на 25-30%. Правда, не сегодня.

 

Похожие трудности могут ожидать и Sulpak с Technodom.

В остальном же «в Багдаде все спокойно», и особых тревог о судьбах крупных компаний возникать не должно. Отсюда вопрос к предоставившему статистику заместителю директора департамента финансовой стабильности и исследований Нацбанка Олжасу Кубенбаеву: а какой конкретно крупный бизнес и в какие банки обращался за кредитами?

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости
Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie