На Масимова повесят всех собак — Ермек Турсунов

Известный казахстанский режиссер уверен, что порочную практику кулуарных решений пора прекращать.

 

Публикуем очередной пост Ермека Турсунова на злобу дня из его Telegram-канала.

 

Шаги…

 

Мне кажется, мы стали чересчур политизированными. Заметили? При этом нам все время подбрасывают «новые» темы для обсуждений. И делается это привычным накатанным способом…

 

Ну вот, к примеру.

 

Токаев! Сможет, не сможет? Посадит, не посадит? Забудет, не забудет? Заставит, не заставит? Вернуть…

 

И следом.

 

Назарбаев. Сможет, не сможет? Забудут, не забудут? Вернет, не вернет?

 

И далее, как на перекличке в школе: Дарига. Алия. Динара. Тимур. Кайрат. Самат. Болат

 

Смогут, не смогут? Вернут, не вернут? Забудут, не забудут?...

А за ними всплывают и все остальные …

 

Ким. Машкевич. Шодиев. Сарсенов…

 

Сегодня темы эти, из категории злободневных, грамотно отодвигаются на второй план, уступая место более свежим.

 

Досаев!

 

Сможет, не сможет? Нужен, не нужен? Правильно – неправильно?

 

Потом вдруг – раз и переключили тему. Нигматулин. Наутро – Кошанов. После обеда – Байбек. Этот ушел, этот пришел. Этого убрали, этого поставили… И снова гур-гур-гур по углам...

 

Вы знаете, мне это все начинает надоедать. Вся эта манипуляция актуалитетом. Все это жонглирование общественным вниманием. Мне кажется, мы снова уходим от основной темы. Мы ведь так и не получили ответов на главные вопросы. А именно: кто мы? Что мы? Куда мы теперь пойдем? И пойдем ли мы вообще?

 

Я понимаю, существует куча оперативных дел. Приходится менять колеса на ходу. Но сейчас все-таки самый подходящий момент обнулиться, подвести итоги, затем выбрать новое направление и начать все с начала.

 

Почему сейчас?

 

Потому что страна все еще находится в состоянии нервного напряжения. Переживает афтершоки. Политическое поле трясет. Силовые структуры деморализованы. Бизнес в ожидании. Никто толком ничего не понимает. У каждого – свой взгляд на вещи и свое представление о будущем. Это объяснимо: такого у нас еще не было. Такого, по-моему, ни у кого  еще не было.

 

Однако, знаете, что реально напрягает во всей этой ситуации? Что вызывает досаду?

 

Опять много вопросов. Присутствует во всем какая-то неопределенность. Какая-то недосказанность. Что-то опять остается за кадром. Причем, остается, как мне думается, самое важное. Никто ведь так и не сказал: кто, как и зачем все это устроил?

 

На кухнях муссируются разные версии и называются имена главных бузотеров. Но хочется услышать что-то внятное от властей. Не какие-то неясные объяснения или предположения, а узнать полную картину произошедшего. 

 

Интуитивно все чувствуют: идет какая-то закулисная возня. Такое ощущение, что снова пытаются спрятать концы в воду. И, если задуматься, то по большому счету мало что изменилось. Разве что актеры меняются по ходу спектакля, но персонажи-то остаются прежние. Опять тасуется одна и та же колода. Это еще раз говорит о страшном дефиците кадров. Ну нет у них других. Есть только эти.

 

И это – трагедия. В этом смысле я не завидую президенту. Ему все время приходится играть черными. Потому что белых не воспитали. А идти в народ и искать там – не приучены. Опасаются.

 

К тому же, я подозреваю, в этой пьесе отдельные страницы снова кто-то вырвал. Вот и приходится домысливать. Строить догадки. А это хуже всего. Когда народ живет домыслами. Когда есть какая-то недоговоренность.

 

Вместе с тем параллельно звучат громкие призывы: «Пора начинать с чистого листа!», «Мы вместе!», «Мы обновились!», «Мы проснулись в другой стране!», «Мы — одна семья!»…

 

С кем «начинать»? С кем «вместе»? С кем «проснулись»?...

 

Вопросы.

 

В этой связи приходит мне на память знаменитое выражение Людовика XIV. Помнится, он называл себя не иначе как «Король-Солнце». Так вот, это Солнце, выступая однажды в парламенте, воскликнул:  «L’État c’est moi».  («Государство – это я»). Фраза претенциозная, конечно, но она осталась  в истории.

 

Впоследствии Людовик ее оправдал, прожив жизнью абсолютного монарха и полностью разорив свою страну. Когда он умер, подданные перевезли его тело, в тайне, в базилику аббатства Сен-Дени. Там Солнце предали земле с соблюдением всех положенных обрядов католической церкви.

 

Тело перевозили ночью, боялись, что народ на радостях устроит праздничные гуляния вдоль похоронной процессии.

 

После Людовика Францию долго еще трясло и лихорадило. Закончилось все революцией и казнью его правнука – Людовика XVI.

 

Не знаю, вспомнилось …

 

Но вернемся к сегодняшним лозунгам.

 

Раз уж мы теперь все вместе и раз мы все – одна семья, неплохо было бы принять к сведению, что в семье не должно быть тайн. Они, конечно же, есть у всех. И о них все в курсе. Говорить о них, конечно, неприятно, но и спрятать не получается. Все равно люди узнают.  Рано или поздно.

 

У нас за последние тридцать лет таких тайн накопилось немало.

 

Помимо тайн, в каждой семье есть свои уроды.  Даже, если это самая распрекрасная семья. Это тоже – правило. В нашей разношерстной семье, уродов, к сожалению, хватает. Я бы даже сказал, их у нас с лихвой.

 

Особенно среди нашей, так называемой, «елиты». При этом народ знает их всех поименно. Вот только непонятно, почему власть предпочитает о них умалчивать?

 

Я понимаю: адвокаты были и у Пиночета. Адвокаты были даже  у Гитлера. Жил когда-то такой Ганс Михаэль Франц. Правозащитник нацизма. Жизнь свою он, правда, закончил на виселице, но сейчас не об этом.

 

Мне кажется, любое начинание – а мы сейчас снова оказались в начале пути – должно начинаться с признаний. С исповеди. С покаяния. Без этого никак. Иначе все остальное теряет смысл. Теряется сам пафос начинания. Идут же люди в мечети, церковь и синагоги очиститься перед богом, чтобы облегчить душу и начать все с нуля.

 

Сейчас, мне кажется, самое время очиститься перед самими собой. Иначе весь груз прошлых лет так и будет волочиться за нами и мешать двигаться дальше.

 

О чем я?

 

Я думаю, что у многих есть вопросы к нашему недавнему прошлому. Поэтому, мне кажется, надо сделать ревизию всей нашей 30-летней истории. Высветить, так сказать, наиболее темные ее пятна. А их у нас за это время накопилось очень даже немало.

 

Например.

 

Кто убил Алтынбека? Нам ведь так и не сказали – кто? И кто его заказал? Существующая официальная версия неубедительна.

 

Потом.

 

Кто убил Заманбека?

 

Именно – убил. Не мог человек застрелиться так, как нам представило следствие. Что значит – выстрелил в себя три раза и накрылся простынкой? Что это за чушь? Кто в такое поверит?

 

У народа, опять же, существуют свои версии. И некоторые из них весьма близки к истине. Но нам ведь нужно, чтобы прозвучала официальная информация. Убедительная и окончательная. Зачем нам полуправда? И это я сейчас навскидку вспоминаю. Если покопаться, то их там у нас много – темных пятен.

 

Поэтому…

 

Возвращаясь к делу Масимова.

 

Понятно, что на него сейчас начнут вешать всех собак, но почему делу приделали гриф «совершенно секретно»? Я понимаю: существует тайна следствия и т.д. Эта формулировка не раз уже спасала разные следствия. Но мы же теперь одна семья? Какие могут быть секреты? Это же касается всех нас, а не только тех, кто заинтересован?

 

А сколько у нас было таких дел? Еще не поздно поднять архивы. Они не такие уж и древние. Мы ведь не собираемся выяснять, кто подлил Бейбарсу яд в чашу с кумысом. Полагаю, народ Казахстана достоин знать правду, пусть она и неудобна.

Попутно возникают и другие вопросы.

 

Главный защитник национальной безопасности обвинен в государственной измене. Другими словами – в предательстве. Тяжелее обвинения трудно себе представить.

 

Но тут хочется спросить: как так получилось, что в нашей тридцатилетней истории, как минимум, трое руководителей комитета нацбезопасности оказались преступниками? Причем это были руководители самого главного – элитного – подразделения силовых структур. И все они живы. Они – наши современники. Так кому они служили – стране или частным лицам? Кто эти лица? Назовите.

 

И если такое творилось в «конторе», то, что тогда творилось (и творится) в полиции? В армии? В прокуратуре? В судах? И – главный вопрос – как долго такое будет продолжаться?

 

Если мы не ответим на эти вопросы, то это будет продолжаться. И не удивительно, что в этой стране с каждым разом становится просто опасно жить. А безопасность – одно из важнейших условий, за которое отвечает государство. И если оно не может его обеспечить, то какую оценку заслуживает такое государство?

 

Я не нагнетаю. Я просто задаюсь вопросами.

 

В настоящий момент полиция сводит счеты с протестантами. Измывается над ними за свое бессилие в первые дни мятежа. Теперь из попавшихся спешно «делают» террористов. При этом, наряду с разбойниками, как выясняется, арестовали и невинных.

 

Полагаю, теми методами, которыми сейчас «менты» выбивают показания, нам очень скоро представят и  «главных организаторов».

 

Это – что касается живых. В отдельных случаях пытаются спросить и с мертвых. Выкапывают свежие могилы. Родственники погибших вынуждены ночевать на кладбищах…

 

Параллельно таскают и самих полицейских. Тех, кто отстреливался, защищая здания УВД. В те январские дни их оставили на выживание лицом к лицу с бандитами. Теперь из них тоже делают виноватых: почему стрелял? В какой момент стрелял? Мог ли не применять оружие? Но если честно, как там разберешь – кто есть кто? Лезли через забор, штурмовали, ну и что делать? Ждать, когда тебе башку проломят арматурой?

 

Одним словом, все смешалось. И теперь уже трудно разобрать – кто был прав, а кто нет в этой заварухе. Одни шли на мирный митинг и к ним примкнули бандиты с погромщиками. Другие выполняли свой долг. Поди теперь разберись. Но разбираться надо, причем тщательно с каждым отдельным случаем, а не «гнать план». Уже сейчас очевидно, что силовики кое-где явно перегибают палку. Взять хотя бы случай с Жаксылыком Советбековым. Или с другим бедолагой – Азаматом Батырбаевым. И о подобных вопиющих фактах мы узнаем почти каждый день.

 

В то же время  сразу же после январских событий в полиции поступило и продолжают поступать рапорты. Люди уходят со службы. Разочарованные и надломленные. Их можно понять.

 

Какие вопросы возникают еще?

 

Президент в последнее время все увереннее говорит о политических и экономических реформах. Это здорово. Это вдохновляет. Тогда расскажите пошагово – как они будут проводиться? И можно ли в эти шаги вносить коррективы? Или там, на горке, опять все порешают кулуарно?

 

Мне думается, эту порочную практику пора заканчивать. Ну или, хотя бы, сделать попытку поговорить с народом. Показать намерение. Раз уж «мы – вместе».  Это нужно для того, чтобы в стране настала, наконец, нормальная морально-нравственная атмосфера. Почему я так говорю?

 

Потому что в череде потерь, которые понесла наша страна за эти 30 лет, самая главная потеря не заводы с фабриками, не разрушенные аулы с малыми городами и даже не деньги… Хотя за последние 25 лет из страны вывезено в офшоры около 160 миллиардов долларов. Но и при этом все можно восстановить и вернуть. Все же главная потеря, я считаю, – это доверие. Народ больше не верит власти. Хуже того, народ в большинстве своем ненавидит и даже презирает власть.

 

Последний пример.

 

Досаев еще не заступил на должность, а в Алма-Ате уже подготовили петицию, под которой собрали почти 30 тысяч подписей. И здесь, я считаю, стратеги АП в очередной раз подставили президента. Потому что Сагинтаева «попросили» с должности, сославшись на «мнение простых горожан». А под той петицией было что-то около 20 тысяч подписей. И как теперь быть? Против Досаева голосов больше. И что примечательно: это в меньшей степени проблема Досаева, и в большей – проблема системы.

 

Ну и как после этого верить? И как без доверия жить? Ведь без доверия никакое дело невозможно сдвинуть с места. А чтобы вернуть это доверие, придется пойти на серьезные шаги. И шаги эти должны быть реальными, а не показушными. Только тогда все эти лозунги приобретут смысл. А так все это – притворство, обман и крики в пустоту.

 

Поэтому.

 

Я предлагаю создать Комиссию по реформам. И пригласить туда наиболее достойных – избранных народом – представителей. Устроить голосование: честное, открытое. И пусть те, кого народ выберет в эту Комиссию, получат  реальные полномочия, займутся сотрудничеством с властью, грамотно составляя вопросы к ней и следят за тем, как они доводятся до конца.

 

И еще.

 

Что касается нашей элиты – политической, экономической, творческой и всей прочей. Дело в том, что она никогда не отличалась единством. В настоящий момент в ней произошел еще больший раскол. Нужно понимать всю опасность такой ситуации. Мне думается, президенту нужно найти правильные подходы и правильные слова для общенационального примирения. Или найти людей, кто мог бы обратиться с такими словами к народу и его нынешним пассионариям.

 

Я пишу обо всем этом бегло. Без должной расшифровки. Думаю, люди сами прочитают все между строк. Но это те шаги, – большие и малые – которые надо сделать. И я не идеалист и не забываю, где я живу. Однако я верю, что разум все-таки возобладает. Поэтому еще раз прошу. Не надо больше, пожалуйста, врать и лицемерить. Всякая полуправда наполовину уже ложь. К тому же, надо учитывать, что цена правды во все времена была высока. Однако в нашей ситуации она высока как никогда. Не хочется, знаете ли, остаться в истории, как поколение, проср…шее свое время. К тому же нужно учитывать, что стоимость правды со временем падает. Поздняя правда стоит недорого. А в отдельных случаях она вообще не стоит ничего.

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости

Новости партнеров

Подпишитесь на нас, чтобы получать интересные новости!

Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie