420.79 511.98 5.67

Насильно мил не будешь, или Зачем предлагают урезать зарплаты за незнание казахского языка

Не так давно в соцсетях случилась настоящая буря, причиной которой послужил пост казахстанской журналистки и телеведущей Анны Данченко. Она предложила урезать зарплаты гражданам, не владеющим государственным языком, который сама «акула пера» знает в совершенстве. Чуть позже один из руководителей Агентства по делам госслужбы заявил, что чиновники, не использующие госязык, могут потерять до половины своего жалованья. После подобных высказываний, естественно, появились как противники этой идеи, так и ее сторонники.

 

Разговорный характер

 

Казахстанский политолог Данияр Ашимбаев отмечает, что при поступлении на госслужбу сдается тест на знание казахского языка. Однако при желании сдать этот экзамен может любой, кто хотя бы в минимальной степени владеет госязыком:

 

– Функция казахского языка на госслужбе носит скорее разговорный характер. И хотя документооборот ведется на государственном языке, я бы не сказал, что вопрос незнания казахского остро стоит в ведомствах, акиматах и министерствах – все они имеют в штате переводчиков, поэтому при желании документы могут обработать специально обученные люди.

 

Почему-то некоторые высказывают мнение, что «чем больше будет казахов, тем быстрее будут решаться языковые проблемы». Однако тут нужно понимать: русский язык достаточно распространен не только регионально во власти, но и в определенной степени более развит, так как имеет достаточно большой информационный, культурный и научный контент. В итоге именно незнание русского приносит больше проблем.

 

Впрочем, политолог полагает, что какая-либо партия или общественники все-таки могут выдвинуть предложение о понижение в правах тех, кто не знает казахского языка, или о введении для них штрафов. Особенно учитывая, что мысль о том, что казахский язык должен стать языком межнационального общения, озвучил сам президент Токаев.

 

По мнению Ашимбаева, в этом вопросе в большей степени усматривается заигрывание с национал-популистским полем, чем какие-то действия в реальности:

 

– Мы все видели анонс перехода на латиницу, но в реальности внедрять ее никто не собирается, сколько бы средств на это ни выделялось. Специалисты отраслей языкознания не в состоянии выработать язык и алфавит. Например, те же Yandex, Google и другие социальные сети внедрили у себя программы казахско-русского переводчика, но при этом они не пользовались услугами наших филологов.

 

Бюджеты были освоены, но в массе своей, к сожалению, казахстанские филологи на современном этапе оказались просто не в состояние работать над популяризацией казахского языка и его нормальным развитием. Так, например, у нас отсутствует академический словарь казахского языка, зато идет массовое «придумывание» новых слов, причем непонятно, откуда они берутся и как их потом внедрять.

 

Эксперт убежден, что языковые, культурные и прочие вопросы становятся актуальными для населения. Хотя, помимо языковых, казахов волнуют те же проблемы, что и остальные народы: безработица, здравоохранение, общественный порядок:

 

– В то же время мы видим, что языковая политика по сути деградирует, несмотря на выделяемые миллиарды. За последние 10 лет практически не было создано популярных, востребованных, читаемых произведений художественной литературы. Представители творческой интеллигенции, которая является бенефициаром всех бюджетов на развитие языка, должны были обеспечить казахский язык соответствующим культурным и научным контентом, но они уходят в публицистику, крича о штрафах и ничего не делая для того, чтобы изменить ситуацию.

 

Различные подходы

 

В свою очередь депутат парламента Ирина Смирнова считает, что на сегодняшний день в школах имеется достаточное количество часов для изучения казахского языка, хотя методика его преподавания вызывает вопросы.

 

Кроме того, в ситуации, когда дети не получают достаточных знаний в школе, их родители просто вынуждены обращаться к репетиторам и платить деньги:

 

– Есть международные подходы к изучению языков. Необходим интерес и потребность к обучению. Нужно понимать, что если тексты невозможно перевести, то у тех, кто не знает казахского языка, снижается интерес к изучению предмета. Работая в школе, я наблюдала за ребятами, которые очень хорошо говорили на казахском языке, обучаясь в русскоязычной школе.

 

Вместе с тем я знаю многих детей, которые ходят к репетитору, потому что хотят знать казахский язык. На школы и вузы возложена определенная задача по обучению детей, но к ним, конечно, имеются вопросы.

 

Смирнова отмечает, казахстанские ученики успешно сдают экзамены на английском языке для поступления в зарубежные вузы:

 

– Значит, они однозначно могут овладеть и государственным. Существуют различные курсы. Например, Владислав Тэн обучает желающих казахскому языку, и у него это получается. Есть замечательный курс ситуативного казахского – автор не знал языка, но выучил. В дальнейшем он по своим ощущениям написал книгу, люди, которые ею пользуются, остались довольны.

 

Я, например, ходила на курсы Сауле Шудабаевой, где стала свидетелем того, как за очень короткий срок человек, абсолютно не владеющий языком, начинает говорить. У нас есть методики, есть различные подходы, но их не применяют и не внедряют в широком плане, хотя на это выделены миллиарды тенге. Казахский язык сейчас нужен везде, и знать его необходимо, особенно тем, кто рассчитывает и дальше жить в Казахстане.

 

Подчеркивая значимость госязыка, Ирина Смирнова напомнила, что желательно, конечно, каждому в стране изучать международные языки: русский, английский, китайский и немецкий:

 

– Эволюционно к повсеместному знанию государственного языка придут довольно скоро. Я рада, что Казахстан не делает революционных шагов в этом направлении – спасибо за толерантность. Более того, данный вопрос не нужно политизировать. На сегодня любой, кто владеет несколькими языками, является более конкурентоспособным в профессиональной среде. Это именно то, к чему нужно стремиться.

 

Отсутствие необходимого контента

 

Политолог, исследователь тенденций в молодежной среде Данияр Косназаров пояснил, почему язык перестает играть какую-то идеологическую роль.

 

Эксперт считает, что люди должны видеть в нем некий инструмент для создания дополнительной ценности в бизнесе или для собственного профессионального продвижения:

 

– Социологический срез показывает, что сейчас казахский язык становится доминирующим в коммуникации. Если судить по набору на казахскоязычные факультеты в вузах страны, мы увидим, что основное количество студентов выбирает государственный язык в качестве языка для обучения и получения диплома. Движения в эту сторону есть, но вопрос в качестве имеющегося у нас образовательного контента. К сожалению, интересного и познавательного контента на казахском языке пока очень мало.

Ситуация такова, что если ты хочешь работать в международной компании или выходить на глобальные рынки, разговаривать с инвесторами, то нужно владеть языком глобального значения. Поэтому я выступаю за то, чтобы использовать знания на разных языках. Ведь чем больше человек знает языков, тем более эффективным и разносторонним профессионалом он будет, причем в любой сфере.

 

Не стоит отказываться от русского языка, так как среди молодежи есть ориентир на потребление разного рода контента, особенно в YouTube. Русскоязычная платформа в целом выступает как некая модель копирования многих наших сюжетов-инфлюенсеров. В этом заключается ее важная культурная роль, и из-за этого повышается привлекательность русского языка. Но в целом картина по всему Казахстану демонстрирует возрождение наших национальных, культурных и языковых ценностей, и это нужно принимать как данность. Нельзя политизировать этот вопрос и набирать личные «баллы» за счет того, что ты знаешь казахский язык. Мне это кажется популистским движением.

 

Данияр Косназаров также уверен, что через 10–15 лет казахским языком будут пользоваться 90% населения страны. В связи с чем остро встает вопрос, сможет ли адаптироваться к этому рынок книгоиздательства и перевода литературы.

 

Ведь если граждане смогут говорить по-казахски без адаптации рынка, то есть вариант, что их коммуникация с миром усложнится. А это грозит недополучением знаний в различных областях:

 

– На самом деле русский язык выступает неким коммуникатором для казахстанского читателя. И я пока не понимаю, что придет на замену, если значение русского языка будет сокращаться. У нашего населения недостаточно познаний в английском языке, чтобы читать на нем профессиональную литературу.

Комментарии (1)
  1. Вообще по логике кто не владеет государственным языком, он не должен попасть в государственную службу. Претендент на должность в государственной службе проходит определенную систему проверки и проходит через процедуру собеседования. Вот комиссия в государственных органах во время собеседования должна строго следит за уровнем владения претендентом государственного языка. Зачастую эта процедура проводится формально и как правило собеседования проходит на русском языке и члены комиссии сосредотачивают свое внимание на квалификационный уровень претендента. И поэтому, я считаю если нужно наказывать кого-то за плохой уровень владение государственным языком госслужащего, то в первую очередь председателя комиссии и руководителя структурного подразделения. где работает этот горе работник.

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости
Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie