419.66 500.44 5.62

Найдутся ли у правительства РК эффективные инструменты сдерживания цен на продукты?

Решение вопроса о сдерживании цен на продовольственные товары является первоочередной задачей любого правительства. Людей не может не злить тот факт, что зарабатываемых ими денег не хватает на пропитание. Отсутствие у власти эффективных инструментов для урегулирования этой проблемы свидетельствует о ее бессилии. И чем отчетливее ощущается это бессилие, тем выше шанс, что рано или поздно разговоры на кухне выльются в нечто более существенное. Выходит, что наличие методов борьбы с ростом цен на продукты напрямую связано с социальной стабильностью государства.

 

Президент все знает и нервничает

 

На расширенном заседании правительства президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев признал действующие инструменты по сдерживанию цен на социально значимые продовольственные товары малоэффективными.

 

«Из местных бюджетов торговым сетям выделено более 30 миллиардов тенге фактически бесплатных займов в обмен на реализацию продтоваров по низким ценам. В текущей ситуации это неплохое решение. Однако влияние этой меры на рынок находится в пределах 1–4%», – отметил Токаев.

 

По словам президента, похожая ситуация сложилась и по стабилизационным фондам, поскольку доля продукции из них на рынке составляет не более 4%:

«Недостаточно задействован инструмент форвардных закупок с сохранением продукции у самих фермеров. Поэтому поручаю правительству совместно с НПП «Атамекен» провести оценку эффективности действующих инструментов и предложить пакет более эффективных мер».

 

Еще одной проблемой, о которой упомянул в своей речи глава государства, рассуждая о росте цен на продовольственные товары, стали посредники.

 

«Важной проблемой являются избыточные и непрозрачные посредники. Справедливое торговое посредничество – это неотъемлемая и необходимая часть рыночной экономики. Я повторяю, справедливое. Но когда посредники ломают рынок под себя, получают сверхприбыли за счет производителей и потребителей, такое недопустимо», – заявил президент.

 

Глава государства считает, что особый акцент следует сделать на оптовых рынках крупнейших городов.

 

А как там внешний фактор?

 

Вопрос внешних раздражителей, влияющих на цены на продовольствие, далеко не праздный. Казахстанская экономика так или иначе встроена в мировую, поэтому имеющиеся на мировых рынках ценовые тренды играют не последнюю роль в данном вопросе.

 

Продовольственное и сельскохозяйственное подразделение ООН (FAO) в своем отчете утверждает, что цены на продовольствие на мировом рынке продолжат расти в 2021 – 2022 годах.

 

«Мировое производство мяса в 2021 году, по прогнозам, увеличится на 2,2%, до 346 млн тонн, что отражает ожидаемый рост производства мяса в Китае с заметным наращиванием в Бразилии, Вьетнаме и США», – говорится в обнародованном на официальном сайте ООН Food Outlook.

 

Судя по отчету, растущее производство мяса птицы компенсирует дефицит свинины и баранины.

 

Предприятия рыбного хозяйства и аквакультуры с 2020 года продолжают испытывать трудности с «финансированием, закупками сырья и логистикой». Все это способствовало сокращению производства в 2020 году.

 

«В 2021 году продолжатся ограниченные поставки нескольких ключевых видов, включая головоногих моллюсков, пангасиуса и лосося, хотя ожидается, что производство рыбы вернется к росту», – считают в FAO.

 

Также экспертами прогнозируется, что мировое производство сахара продолжит сокращаться – уже третий сезон подряд. Текущее производство в 170,3 млн тонн не соответствует мировому потреблению, что приведет к дефициту в 1,7 млн тонн.

 

Можно констатировать, что если данный прогноз FAO окажется верным, то в Казахстане продолжится рост цен на продукты.

Однако и это еще не все: складывающаяся в нашей стране ситуация намного печальнее, чем кажется.

 

Почем баррель, или Как «нефтянка» влияет на цены

 

Казахстан – безусловно, сырьевая экономика. По некоторым заслуживающим доверия данным, около половины бюджета формируется за счет налогов, акцизов и поступлений от нефтегазового сектора.

 

Из сказанного следует, что цена нефти напрямую влияет на самочувствие тенге, а через национальную валюту – и на всю экономику.

 

Когда цена на нефть падает, тенге слабеет по отношению к американскому доллару, покупательная способность населения падает, а власти задумываются об очередной девальвации. Доказательством тому служат две девальвации, прошедшие 4 февраля 2009 года и 20 августа 2015 года.

 

Когда цена на нефть растет, тенге укрепляется по отношению к американскому доллару, покупательная способность населения возрастает, а власти думают над тем, как сгладить этот процесс, поскольку резкое укрепление тенге сказывается на казахстанской экономике столь же негативно, как и его ослабление.

 

Учитывая, что в пятницу вечером мировые цены на нефть выросли более чем на 2%, готовясь завершить волатильную неделю ростом, а по состоянию на 20.05 по московскому времени цена сентябрьских фьючерсов на Brent выросла на 2,06% – до $75,65 за баррель, августовских фьючерсов на WTI – на 2,33%, до $73,64 за баррель, цены внутри Казахстана также должны начать расти. Вначале на бензин и другие горюче-смазочные материалы, а вслед за ними – и на все остальное.

 

Не рыночными механизмами едиными

 

Кстати, на расширенном заседании правительства Токаев говорил исключительно о рыночных механизмах сдерживания цен – деньги, которые местные органы власти напрямую выделили торговым сетям, и форвардные закупки.

 

При этом жесткой критике президента были подвергнуты посредники, которые, судя по его словам, совсем потеряли совесть. Однако даже для них столь резкие колебания внешних и внутренних факторов воздействия нежелательны, так как они увеличивают риски, которые приходится закладывать в ценовую составляющую товара.

 

К тому же сейчас все посредники находятся в подвешенном состоянии, поскольку к ценам на нефть и мировым ценовым трендам на продукты подключился главный фактор – пандемия коронавируса. Эта инфекция ведет себя совершенно непредсказуемо: то отступает, способствуя снятию ограничительных мер, то опять проявляется в виде очередной вспышки (в последний раз – индийского штамма), вынуждая рынки к закрытию.

 

Отсюда следует, что одним из основных инструментов в борьбе не только с самой пандемией коронавируса, но и ростом цен на продовольственные товары является вакцинация. Страны, где иммунизация граждан проводилась стахановскими темпами, открываются и живут спокойно даже с коронавирусом, тогда как страны, находящиеся на начальном уровне вакцинации, постоянно лихорадит.

И пока казахстанские власти не добьются значимых успехов на ниве вакцинации населения, все разговоры о стабилизации цен не имеют под собой никаких реальных оснований.

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости
Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie