419.66 500.44 5.62

Неживая вода. Рассвет и закат политического пиара в Казахстане

Обратная сторона истории становления современного Казахстана.

 

В год подведения итогов 30-летнего суверенного плавания принято делиться воспоминаниями во славу главного героя серии биографических фильмов, которые регулярно штампует «Казахфильм» на достаточно высоком технологическом уровне. Однако неотъемлемой частью нашей истории являются не только успехи государства под руководством Елбасы. По сюжету, у любого героя, а Нурсултан Абишевич, безусловно, протагонист волшебной сказки, нарисованной официальными летописцами, должен быть антагонист. И мы расскажем историю независимости РК с точки зрения нашей Малефисенты – Мухтара Кабуловича Аблязова.

 

Эра «киндер-сюрпризов»

 

Нынешний облик государства, как и в любом мифе, рождался из хаоса. С точки зрения госслужащих, населяющих правительственные кабинеты сейчас, это именно хаосом и было, и, судя по политическим реформам, затеянным Касым-Жомартом Токаеым, в это первозданное состояние мы и возвращаемся.

 

К слову, словечко «киндер-сюрпризы» в адрес Аблязова и еще нескольких членов правительства и одного акима области было сказано именно Токаевым – тогда премьер-министром. То есть, молодое поколение может представить, какие страсти тогда бушевали, коль скоро дипломат до мозга костей был вынужден прибегнуть к оскорблениям. Более того, к ультиматуму президенту – если эти «киндер-сюрпризы» не покинут правительство, в отставку уйдет премьер Токаев.

 

Так Аблязов и оказался впервые по ту сторону баррикад. Причем незадолго до этого, будучи в ранге министра, он судился с журналистами из-за публикаций о его коррупционных преступлениях на госслужбе. Одновременно с этим Кабулыч рубился в информационно-политической схватке с Рахатом Алиевым. В итоге всего этого появилось движение «Демократический выбор Казахстана», добрых десять лет под разными обличьями вызывавшее приступы мигрени у официальной Астаны.

 

2001-2002 годы власть проигрывала информационную войну либеральной оппозиции по всем фронтам, что позволяет тому же Аблязову утверждать, будто его первое уголовное дело было фальсифицировано. Очевидно, что в те годы ставка делалась на силовое решение проблемы, а возмущенная общественность воспринималась, как досадное, жужжащее над ухом насекомое. Которое еще и международной общественности пишет постоянно. А это – угроза инвестициям. Выиграв суды, но проиграв битву за умы, власть получила неожиданный подарок в виде роста цен на нефть.

 

Перелом в борьбе

 

И лишь тогда, ближе к парламентским выборам 2004 года, Астана решила завести себе новую игрушку – машину для контрпропаганды. Как и все экспериментальное, первые зачатки появились в Алматы – в виде черного (чернейшего!) пиара, под который запускали целые газетные проекты, официальные и, что самое интересное, подпольные. Это вам не анонимный Telegram-канал завести!

 

С развитием технологий вся эта деятельность переместилась в интернет, что положительно повлияло на качество и количество контрпропагандистского контента. В итоге произошло то, чего не совсем осознанно, а скорее наощупь (опыта-то не было) хотели в столице – аблязовские пропагандисты (Кабулыч зачистил радикальное поле от конкурентов, а на «конструктивистов» из «Ак жола» стал лить ушаты грязи, сея недоверие к ним) были вынуждены отвлечься на информационные разборки с неизвестным им врагом. Судя по тому, что спустя примерно лет десять Аблязов выпустил целый трактат с «разоблачением» агентов «Ак орды» и их сайтов, тема заказчиков информационного погрома либералов не отпускала его все эти годы.

 

Если почитать архивы тех лет (например, даже на старом сайте SPIK – кнопка внизу экрана), становится понятной мания поиска заказчиков. Тут не просто надпись на заборе «Аблязов – кокаинист», а фактчекинг, упакованный в аллюзии и аналогии. Сегодня так не умеют, и на то есть причины. Главная – это деградация всего госаппарата в целом и его информационного персонала в частности. Об этом и поговорим дальше.

 

Деградация лежачего камня

 

Деградация аблязовской пропаганды очевидна – деньги кончились, прежние профи ушли, Мухтар Кабулович поэтому вынужден все делать сам, как умеет. А умеет он не особо.

 

Старая оппозиционная гвардия практически полностью исчезла с информационного поля, оставив после себя наследство в виде Жанболата Мамая. Что из себя представляет Мамай в пропагандистском ключе – многие знают. За себя говорит сама неспособность собрать тысячные митинги в условиях, когда власть эти сборища разрешает. И теперь каждая протестная акция с участием Мамая и горстки его сторонников превращается в натуральный ситком – забавные люди, окруженные полицейскими с вечным покерфейсом, что-то там бессвязно требуют, периодически нанося сами себе телесные повреждения и доставляя страдания.

 

В ту же калитку играют и новые представители оппозиции, которые на-гора выдали пока что всего лишь один достойный политический мем «От правды не убежишь». Сравните с политическими баталиями начала «нулевых», когда подобные мемы рождались со скоростью десятка в час.  

 

Но абсолютно то же самое, причем примерно с такой же скоростью, произошло и с государственной, а тем более с, так сказать, неформальной сетью контрпропаганды, скатившейся до банальных оскорблений и голословных обвинений.

 

После Жанаозена-2011 возобладали голоса, настаивающие на силовом решении проблемы Аблязова. После судебной расправы с зачинщиками и участниками тех событий власть взялась за перекройку информационного пространства, одновременно переделывая и рынок. На несколько лет острые темы просто исчезли из СМИ, а в условиях, когда угроза была ликвидирована, посчитали, что в защитной системе нет нужды. Да и пилить информационные бюджеты проще со своими, которые в пиаре не очень, зато исправно делятся. Государственная информационная команда переквалифицировалась на нудные отчеты об успехах, а неофициальных деятелей перестали финансировать.

 

И когда потребовалась еще одна массированная кампания по Аблязову – два судебных процесса – ее отдали на откуп обычным СМИ. Которые обеспечили то, что им по силам – вал новостей с процессов, написанных как под копирку. Впрочем, почему как? Просто скопированных с одних и тех же релизов. И в которые не верит практически никто.

 

Потому что вера нуждается хоть в какой-то драматургии. Образ врага должен быть подобен монстру, наподобие Волан-де-Морта из саги о Гарри Поттере – объясняем на детсадовских примерах, поскольку чуть более глубокие аналогии уже недоступны массовому сознанию. Как только вы низводите Аблязова до уровня кокаиниста, сразу возникает вопрос: чего вы тогда вообще на него обращаете внимание? Да еще и с таким видом, будто боретесь с Адольфом Гитлером. Кстати, да, аналогии с нацистской Германией – похоже, единственное, что пока способны еще родить государственные пиарщики. Спасибо российской пропаганде, не дающей нам забыть о Победе.

 

Казахстанская госпропаганда сейчас – это нечто, напоминающее средневековый аул, во все концы которого бегут молодые гонцы, чтобы распространить какую-то благую весть, но по дороге забывают все красивые слова, в которые они хотели бы эту весть обернуть. И тараторят в итоге нечто следующее: трех баранов раздал, многодетную семью накормил, от чумы всех нас спас, слава, слава.  

 

Короче, отсутствие креатива, который просто необходим в информационных войнах, как и готовность чиновников к любым нападкам прессы, привело к явлению, ставшему мемом – убегающие от журналистов министры, мямлящие на брифингах госслужащие, не способные ответить на простые, хоть и каверзные, вопросы. Некому делать заготовки таких ответов, предугадывая, о чем думают работники пера и микрофона. А чиновники о своем политическом имидже заботиться отвыкли, вот и выглядят при общении с прессой как люди с серьезными ментальными расстройствами. И у населения возникают закономерные вопросы, типа, как всю эту палату душевнобольных сделали нашим правительством. Но при смене пациентов картинка остается прежней – новый министр что-то невразумительно бубнит, едва ли не пуская слюну из уголка рта. А в СМИ полетит пресс-релиз, где «наш бай красавчик, есть же». Вы серьезно думаете, что люди, которых вы презрительно зовете «населением», не в состоянии сложить два плюс два?

 

Подводя итог, можно грустно констатировать – проведя столько лет в условиях политической борьбы с умными, подкованными и острыми на язык и слово оппонентами, прокачав свои информационные мускулы, власть в одночасье спустила все скиллы в унитаз. Поддавшись искушению сделать себе жизнь проще.

 

Но живая вода бывает лишь в бурной реке, а не в стоячем болоте.

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости
Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie