Ничего нового, или Неотвратимость наказания по-казахстански

Новость о том, что врачей четырех поликлиник Алматы подозревают в изготовлении поддельных паспортов вакцинации, ни для кого не стала неожиданностью. В наших реалиях подобные вещи вряд ли кого-то удивят.

 

«Недавно была выявлена туристическая компания, причастная к изготовлению более 140 паспортов вакцинации при оформлении выезда паломников в Королевство Саудовская Аравия. Также на стадии расследования находятся уголовные дела в отношении врачей общей практики городских поликлиник №№ 21, 4, 16 и 13. Медики без фактического прививания граждан первым компонентом вносили фиктивные данные о получении дозы или при наличии камеры видеонаблюдения в кабинете вакцинации создавали видимость получения инъекции и заклеивали место укола пластырем. Понятно, что все эти услуги оказывались за денежное вознаграждение», – раскрыл подробности произошедшего первый заместитель начальника Департамента полиции Алматы Нурлан Алмасбеков.

 

Зачем и почему?

 

Учитывая, что за изготовление поддельного документа в Казахстане предусмотрена уголовная ответственность в виде лишения свободы на срок до четырех лет, а за его использование – арест на 40 суток, невольно задаешься вопросом: зачем наши врачи так отчаянно рискуют? Кроме того, в действиях медицинских сотрудников усматриваются признаки служебного подлога – внесение в официальные документы заведомо ложных сведений. Наказание за это может быть достаточно жестким. Так чем можно оправдать столь явное пренебрежение своей свободой?

 

Одним из объяснений этому, как мне кажется, может служить условный рефлекс. Да-да, не удивляйтесь: врачи ведь не живут в каком-то особом мире, они находятся среди нас и видят все то же самое, что и мы. А значит, понимание «успешности» у них мало отличается от понимания любого среднестатистического обывателя. Теперь попробуйте навскидку перечислить, кого в этой жизни принято считать успешным.

 

Перво-наперво вспоминаются силовики, которые строят большие дома, нанимают прислугу и ездят на крутых автомобилях. Вторым номером идут чиновники высокого и чуть пониже ранга, которые, по сути, делают то же самое. За ними следуют другие государственные деятели, повторяющие за первыми и вторыми.

Каждый из нас постоянно слышит истории финансового успеха в стиле «племянник первой жены устроился на работу в полицию, через несколько лет построил большой дом в 5 км от Нур-Султана, ездит на Toyota Land Cruiser Prado и денег не считает».

 

Если вы думаете, что врачи, которых ловят на продаже фальшивых паспортов вакцинации или ПЦР-тестов, ничего похожего не слышали, то вы глубоко заблуждаетесь. Подобные истории «успеха» как нельзя лучше способствуют осознанию того, что если племянник первой жены знакомого смог заработать много денег, то я тоже не хуже. Постепенно эта мысль обретает реальные очертания, и врач, который еще недавно давал клятву Гиппократа, идет на должностное преступление.

 

Вдруг не поймают…

 

Любой человек, который сознательно идет на преступление, верит в то, что его не поймают. Этим грешат не только врачи, но и сотрудники турфирм, которых сейчас ловят по всему Казахстану за подделку паспортов вакцинации и ПЦР-тестов.

 

А ведь эти люди в самом кошмарном сне не могли представить, что когда-нибудь попадутся. Наоборот, общаясь с коллегами, знакомыми и друзьями, они слышали, что другие проворачивают нечто подобное, ничего не боятся и только богатеют.

 

Да и мы с вами знаем о таких прецедентах. Взять, например, тех же Виктора Храпунова и Мухтара Аблязова.

 

Виктор Храпунов покинул Казахстан в ноябре 2007 года, направившись вместе со своей женой Лейлой в Женеву, где в то время учился его сын Ильяс. В Швейцарии он получил вид на жительство. В интервью Тagesanzeiger Храпунов объяснил происхождение своего состояния накоплениями, которые сделала его жена. При этом на родине бывший аким является подозреваемым по шести статьям Уголовного кодекса РК, его жена – по четырем.

 

Мухтара Аблязова казахстанское правосудие обвиняет в том, что он в 2010 году похитил у БТА около $4 млрд. Сейчас банкир живет в изгнании во Франции. 27 ноября 2018 года Мухтар Аблязов заочно приговорен к пожизненному заключению за организацию убийства. Позже ему было предъявлено еще одно обвинение в краже $7,5 млрд.

 

И что в итоге? Виктор Храпунов продолжает жить в Швейцарии и пока никаким судебным преследованиям со стороны Казахстана не подвергался. Мухтар Аблязов, которого французский суд в свое время чуть было не экстрадировал в Россию, продолжает пребывать за границей и чувствует себя там в относительной безопасности.

 

В 2015 году разгорелся коррупционный скандал вокруг Astana Expo 2017, когда правоохранительные органы начали масштабную проверку крупной нацкомпании. Помнится, тогда президент освободил от должности ее руководителя Талгата Ермегияева, а сотрудники Astana Expo 2017 подозревались в многомиллионных растратах бюджетных средств и организации незаконных тендеров.

 

Одним из главных подозреваемых был Кажымурат Усенов. В июне 2016 года он был признан виновным в коррупции и приговорен к двум годам лишения свободы. В апреле 2017 года Кажымурат Усенов вышел на свободу по амнистии.

 

Тогда же, в июне 2016 года, Талгат Ермегияев «присел» на 14 лет. Однако позже выяснилось, что в заключении он жил, как на свободе, и ему были доступны такие «ништяки», как личный повар, включение в рацион деликатесов и алкоголя, свободное пользование мобильным телефоном и интернетом, встречи с высокопоставленными чиновниками, которые приезжали к нему на «свидания» на дорогих внедорожниках.

 

Также можно вспомнить бывшего вице-министра сельского хозяйства Муслима Умирьяева, которого в 2014 году приговорили к 10 годам колонии за получение взятки в особо крупном размере. Он вышел на свободу по амнистии в апреле 2017 года, как и Кажымурат Усенов.

 

Представляете, какой вывод из всего вышеперечисленного могут сделать те, кого сейчас ловят на поддельных паспортах вакцинации и ПЦР-тестах? Наверняка они уверены, что в Казахстане можно украсть много денег, попасться, сесть в тюрьму, а потом легко отделаться.

 

Что делать?

 

Только неотвратимость наказания может пресечь любые попытки обойти закон и обмануть государство. Именно об этом в советские времена так часто говорили прокуроры. Однако и тогда теория, которой учили в вузах, на практике просто не работала. Нет, в отношении некоторых представителей общества она функционировала исправно, в то время как в отношении других – нет (видимо, в силу своей избирательности).

 

Существует еще и вторая закономерность, которую никак нельзя отделять от первой. А именно – равенство всех перед законом.

 

Если попробовать спроецировать все это на современное общество, то окажется, что с советских времен мало что изменилось – теория так и осталась теорией. С одной стороны, власти время от времени кого-то ловят и осуждают за коррупцию, с другой – те же самые власти по-разному относятся к этим самым коррупционерам.

 

Некоторые из них даже после открытия уголовных дел, судебного процесса и приговора чувствуют себя весьма уверенно в заключении и спустя какое-то время выходят на свободу по УДО. Другие тоже выходят на свободу и тоже – по УДО, но позже. Есть и такие, которые «мотают срок» в местах не столь отдаленных, что называется, от сих до сих.

 

По поводу же проворовавшихся медиков попробую объяснить как можно проще. Этого следовало ожидать с тех самых пор, когда на свет божий появились паспорта вакцинации и ПЦР-тесты. Сегодня подлогами занимаются не только врачи, но и все медработники, так или иначе связанные с этой сферой деятельности. Та информация, которой поделились с казахстанским обществом правоохранительные органы, – всего лишь верхушка айсберга.

 

Что-то подсказывает, что совсем скоро подобных дел будет больше и они будут намного громче. А причина этого – неравенство людей перед законом и отсутствие неотвратимости наказания, которое в нашей стране работает избирательно.

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости
Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie