419.66 500.44 5.62

Нурлан Жолболов: В Казахстане есть места, где не ступала нога адвоката

Кандидат в председатели Республиканской коллегии адвокатов о том, что надо изменить в системе, не прибегая к митингам.

 

Несколько месяцев продолжаются дискуссии вокруг вопроса о выборах председателя Республиканской коллегии адвокатов (РКА). Споры доходят до того, что предлагают вообще упразднить эту коллегию, или решить разногласия путем проведения митингов.

 

Но у адвокатов есть одно оружие ­– закон, и действовать надо согласно ему. Такого мнения придерживается один из кандидатов на пост председателя РКА, адвокат из Атырау Нурлан Жолболов.

 

Нурлану Кайржановичу Жолболову 48 лет. Женат, воспитывает шестерых детей, имеет троих внуков.

 

Окончил университет имени Досмухамедова (Атырау, 1995), юридический факультет Современного гуманитарного университета (Москва, 2000).

 

С 22.02.2002 г. по настоящее время – член Атырауской областной коллегии адвокатов; учредитель, директор частного учреждения «Адвокатская контора «Слово Защиты».

 

В 2017-2018 гг. работал председателем комиссии по защите социальных и профессиональных прав адвокатов Республиканской коллегии адвокатов Казахстана.

 

Член рабочей группы по законопроектам «О внесении изменений и дополнений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы РК по вопросам усиления защиты прав граждан в уголовном процессе», автор многих статей правового характера, опубликованных в СМИ. Кандидат на пост председателя Республиканской коллегии адвокатов.

 

– Нурлан, говорят, что уже во второй раз проваливается избрание председателя Республиканской коллегии адвокатов. Так ли это и с чем это связано?

 

– Наверное, будет неправильно говорить, что избрание председателя проваливается. Конференцию назначили сначала на 27 марта, затем перенесли на 3 апреля, на повестке дня было много вопросов, как, например, избрание членов ревизионной комиссии, председателя ревизионной комиссии, утверждение дисциплинарной комиссии и ее председателя. Эти вопросы по уставу можно проводить открытым голосованием. А избрание председателя Республиканской коллегии адвокатов осуществляется только тайным голосованием. Однако через Zoom или другие инструменты это сделать невозможно, потому что нет гарантии правильности подсчета голосов или же исключения того, что кто-то повлияет на результаты. Поэтому выборы председателя решено сделать оффлайн. Но из-за эпидемиологической ситуации отложили выборы. Когда они состоятся, я не могу сказать.

 

Могу говорить только о себе

 

– Сколько сегодня кандидатов на пост председателя коллегии?

 

– Насколько я знаю, девять человек.

 

– А как вы объясняете то, что ряд кандидатов появился в самый последний момент, в том числе и вы?

 

– Насчет других кандидатов я сказать не могу. У каждого могут быть свои ответы и причины. Мне это предложение поступило достаточно давно. Сначала от одного человека, потом от небольшой группы. Первое время я всерьез это не воспринимал. Но затем таких предложений становилось все больше и больше. А после конференции 27 марта эти предложения стали просто зашкаливать, и они были настойчивыми. И основной причиной того, что мне предложили выдвинуть свою кандидатуру на пост председателя коллегии, было: «Ты сможешь организовать работу коллегии».

 

Я оценил свои шансы на победу и возможности по организации работы РКА и согласился. Уже через пару дней президиум Атырауской областной коллегии адвокатов принял решение о выдвижении меня кандидатом.

 

– А почему ваши коллеги так считают?

 

– Понимаете, нам необходимо строить диалоги с государственными органами, в том числе лицензиаром, парламентом. Наша работа напрямую связана с деятельностью Верховного суда и Генеральной прокуратуры. Эту работу нужно вести на диалоге, а не на конфронтации и на баррикадах.

 

Я двадцатый год работаю адвокатом и знаю проблемы непосредственно, изнутри. Я каждый день принимаю участие в следственных действиях, судебных заседаниях, работаю в СИЗО, тюрьмах, знаю проблемы и пути их разрешения. Хотя Атырауская коллегия адвокатов находится на периферии, мы всегда участвуем во всех значимых событиях, которые происходят в жизни Республиканской коллегии адвокатов, принимаем, пусть это банально и звучит, активное участие в проблемах адвокатуры, думаю, в этом причина.

 

– К тому же вы возглавляли одну из комиссий при РКА, и, действительно, опыт у вас есть. Поэтому вы с доводами коллег согласились и приняли решение баллотироваться?

 

– Да. У меня есть свое видение того, как должна работать Республиканская коллегия адвокатов. И тезисы своей концепции неоднократно выставлял в различных чатах, в Facebook. Я пишу учебник для студентов по вопросам адвокатской деятельности. Если все собрать воедино, то получится готовое решение.

 

– Нурлан, некоторые ваши коллеги задаются вопросом, а нужна ли вообще Республиканская коллегия адвокатов? Пусть тогда территориальные коллегии работают, и этого достаточно.  В чем ее предназначение? Для чего она нужна?

 

– (Смеется) Интересно, задавались ли они вопросом, нужна ли Генеральная прокуратура или для чего нужен Верховный суд, когда есть территориальные прокуратура и суды? А кто будет консолидировать, организовывать работу территориальных коллегий? Кто будет строить диалог с вышестоящими органами? В любой структуре должна быть голова. Это все равно, что сказать: «Пусть будут руки, ноги, тело. Но головы не надо». Такое могут говорить только те, кому не нужна эффективная работа, кто хочет разобщенности и разлада.

 

Митингами проблему не решить

 

– В Алматы адвокаты собирались провести митинг. Но в связи с пандемией он не был проведен. Многие стали писать в социальных сетях, что запрет проведения митинга не связан с пандемией, а просто, мол, власти боятся активных людей. В последние несколько лет, на самом деле, адвокаты стали смелее выступать и в социальных сетях, и в СМИ. С чем связана такая активизация самих адвокатов?

 

– Дело в том, что у адвокатов много проблем, как и, наверное, в любой другой сфере. Но сегодня вопрос стоит в том, что независимость адвокатов, как самоуправляемой организации, как может показаться, находится под угрозой. Но я так не думаю. Я считаю, что просчеты допущены из-за неумелого руководства Республиканской коллегии адвокатов, а митинги, демонстрации, пикеты – это все из-за того, что не было и нет умелого руководства, которое могло бы выстраивать нормальные диалоговые правоотношения с теми органами, с которыми мы, так или иначе, пересекаемся по работе. И всем кажется, что адвокатов прессуют, и давление в той или иной степени, без сомнения, проявляется. Адвокаты должны заниматься своими непосредственными делами и выполнять возложенные законами обязанности.

 

Я, например, сам тоже был инициатором митингов в Атырау. Вы думаете, мне интересно выходить на митинги и добиваться решения проблем таким путем? Конечно, нет! Это неправильно, что адвокат занимается организацией и участием в митингах, чтобы обратили внимание на ту или иную проблему.

 

Проблемы должна разрешать РКА во взаимодействии с руководством территориальных коллегий, куда вправе обращаться адвокаты, и они обоснованно рассчитывают на получение защиты от РКА и ТКА, и могут требовать решения общих задач и конкретных проблем. Работа в этой направлении была слабой.

 

– Насколько я поняла, вы считаете, что митинги – это крайняя форма, и они нужны лишь только тогда, когда необходимо озвучить позицию того или иного адвоката, или в целом адвокатского сообщества по какой-то особо острой проблеме. Так?

 

– Совершенно верно. Но и то, когда этот вопрос нельзя решить

 

– На местном уровне?

 

– Да, где-то на местном уровне, где-то пусть на республиканском. Но все эти вопросы можно и нужно обсуждать за круглым столом. Ведь от конфронтации никто не выиграет. Противостояние нам не нужно. Я на посту председателя Республиканской коллегии адвокатов желаю выстроить работу, не основываясь на противостоянии, а именно на диалоге.

 

Все, что необходимо адвокату для его полноценной работы должно быть четко прописано в законах и подзаконных актах. Конечно, все за раз не решить, споры будут всегда, но шаг за шагом адвокаты добьются, чего хотят, главное, чтобы это желание было основано на принципах и задачах, которые стоят перед адвокатурой.

 

Защита прав самих адвокатов

 

– Нурлан, в вашей предвыборной программе много внимания уделено защите прав адвокатов. И одна из таких проблем – это ситуация с адвокатами, работающими на селе. Вы отдельно оговариваете их права и защиту, вплоть до специальных льгот. Почему именно такой пункт?

 

– Я неоднократно являлся членом президиума Атырауской областной коллегии адвокатов. Соответственно, знаю состояние дел в районах, селах. И видел, что кое-где на целый район всего лишь один-два адвоката. При этом, они находятся в районном центре. Это куда годится? А вы знаете, сколько сел, куда не ступала нога адвоката? Вообще не ступала¸ понимаете! Представьте, там совершено преступление, но за десятки-сотни километров не дозваться ни адвоката, никого. Это о чем говорит? О том, что конституционные права граждан где-то в глубинке остаются просто-напросто забытыми, никто и не думает их защищать, понимаете? Из города никто не хочет уезжать.

 

Например, в Атырауской областной коллегии адвокатов совместно с председателем мы решили проблему так: принимаемым в ряды коллегии новым ее членам мы предлагали отработать, например, три года на селе (в районе), а взамен они получали рассрочку вступительного взноса либо освобождения от уплаты его наполовину. Всячески поощряли, помогали с ведением конкретных дел, в случаях нетрудоспособности освобождали от уплаты членских взносов. То есть, выходили из ситуации. В результате существующая проблема практически исчезла.

 

Теперь то же самое, но в масштабе страны можно сделать путем инициирования (через министерство юстиции и правительство) изменения в налоговое законодательство по снижению для сельских адвокатов налогов либо освобождению от их уплаты в первые три года работы. В «щадящий режим» следует перевести уплату членских взносов, обеспечить повышение квалификации для сельских адвокатов за счет и на базе соответствующих центров самой РКА, привлечь их к участию в государственных программах обучения и развития, в общем, механизмы и наработки есть. Я хочу сделать так, чтобы адвокаты не уезжали, а, наоборот, сами просились в село.

 

– Еще один пункт вашей программы – открытие отделений или факультетов адвокатуры в вузах. Но не утопическая ли это идея?

 

– О, это моя мечта. В юридических вузах Казахстана не готовят адвоката как специалиста. Нет не только факультетов, нет даже отделений, тогда как в России, например, имеются целые вузы. То есть, ни у одного из более чем 4 тысяч адвокатов Казахстана нет диплома, где в графе «специальность» написано было бы «адвокатура» или тому подобное.

 

Если будущему адвокату – сегодняшнему студенту все 4 года обучения вливать информацию об особенностях профессии, функциях и задачах адвоката и адвокатуры, показывать карьерные возможности и перспективы специальности, настроить его на безоговорочную защиту человека и гражданина, заставить глубже изучать международные стандарты защиты, через несколько лет мы получим готового, настоящего адвоката. И так каждый год.

 

Я знаю, как это сделать. Я уже предложил эту идею Атыраускому университету, написал учебную программу, которая должна получить рецензию профессорско-преподавательского состава, затем утверждение комиссии территориальной коллегии адвокатов, и направлена на экспертизу в министерство образования. Это достаточно кропотливая работа, требующая много времени и самоотдачи, но результатом должны стать распахнутые двери университета уже в этом, в крайнем случае, в следующем учебном году для абитуриентов, поставивших целью поступление на специальность «адвокатское дело» или «адвокатура», не важно.

 

– Видно, что у вас много идей...           

 

– Да, и некоторые из них отражены в моей программе, еще больше идей в голове и записной книжке, и все они основаны на поднятии престижа адвоката, независимости адвокатуры и становлении РКА авторитетной и влиятельной организацией.

 

– Спасибо за интервью, удачи…

 

– Благодарю, всем удачи!

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости
Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie