423.87 505.25 5.59

О проблемах создания элективных курсов и карго-культе

Пожалуй, сегодня в Казахстане трудно найти человека, которого бы не волновало то, что происходит в системе образования. У всех нас есть дети, внуки, родители, родственники и друзья, которые так или иначе вовлечены в образование. А проблем здесь достаточно: самая реформируемая в Казахстане система постоянно находится либо на пороге введения очередных новшеств, либо в процессе их реализации.

 

Обилие международного опыта и желание наших чиновников от образования во что бы то ни стало насадить (и хорошо бы – в ускоренном режиме) этот опыт на порой недостаточно «унавоженных» для этих целей землях не позволяют нам остановиться на какой-то одной конкретной модели развития образования.

 

То мы рассматриваем вариант введения 100-балльной системы оценок, и это при наличии уже действующих СОРов и СОЧей, с которыми, будем честными, школьная общественность пока не до конца разобралась. То ведем разговоры о преподавании точных и естественных наук только на английском языке в рамках программы о трехъязычии, ну или заставляем первоклашек параллельно с азбукой изучать информационно-коммуникационные технологии. Причем вся эта вакханалия происходит на фоне протекающих в ускоренном режиме общественных процессов, связанных с повсеместной цифровизацией.

 

Порой эти метания из одной крайности в другую напоминают ситуацию с обезьяной из старого анекдота, которая не могла выбрать между «умными» и «красивыми» и в результате топталась на месте.

 

Быть может, пришла пора авторам всех этих нововведений понять, что люди элементарно устали от обилия реформ в образовании и что слепое подражание построению обучения в рамках Болонской системы не только несет передовые технологии и методики, но и ставит ряд вопросов организационного, материально-технического, мотивационного характера, которые необходимо решать в первую очередь?

 

Гладко было на бумаге, да забыли про овраги?

 

Возьмем, к примеру, активно пропагандируемы в последнее время элективные курсы, внедрение которых, по замыслу реформаторов, призвано «удовлетворять познавательные интересы учащихся и способствовать расширению и углублению их знаний».

 

Для тех, кто не знает, что такое элективные курсы, поясняю: прилагательное «элективный» (electus) в переводе с латинского означает «избранный, отобранный». Отсюда следует, что любой курс, обозначенный в учебном плане как элективный, должен выбираться учащимися.

 

Звучит неплохо, правда? А теперь давайте представим, каким образом эти самые элективные курсы можно реализовать в казахстанских школах и вузах в рамках такой дисциплины, как «физическая культура», которая, несмотря на постоянные заверения с высоких трибун о том, что физическая культура и спорт являются особой заботой государства, в последние несколько лет переживает глубокий кризис.

 

Ну, во-первых, педагоги по своей квалификации являются преподавателями физической культуры, а не тренерами по видам спорта. Поэтому в учебных учреждениях, не имеющих специальной спортивной направленности, они вряд ли смогут организовать подготовку учащихся по выбранным ими видам спорта на уровне первых и выше разрядов.

 

А как быть, если ученики выберут такие «экзотические (по крайней мере – в школьном и студенческом обучении) виды спорта, как сноуборд, боулинг, сквош, горные лыжи, конный спорт, капуэро, гольф и т. п.? И здесь главный вопрос не в том, где найти нужных специалистов, а в том, готовы ли вузы и школы к подобному расширению штатов? Потянут ли они оплату труда такого количества преподавателей по физической культуре? Не приведет ли это к тому, что «физру» постепенно просто исключат из списка обязательных школьных и вузовских предметов, мотивируя это, скажем, желанием самих учеников и их родителей? А почему нет?! Ну не хотят детишки бегать и прыгать, а хотят сутками сидеть перед компьютером, елозить мышкой по коврику и зарабатывать туннельный синдром. Имеют право!

 

Вторая проблема, пожалуй, даже более актуальна, чем предыдущая, – материально-спортивная база. Все понимают, что для эффективной работы спортивных секций необходимо иметь универсальную материально-спортивную базу, куда входят спортивные сооружения, игровые площадки и поля, физкультурные инвентарь и оборудование, специальные помещения и т. д. Таковой зачастую не располагают даже крупные вузы в больших городах. Что уж тогда говорить о малочисленных и малобюджетных вузах и филиалах, где занятия проводятся в кое-как приспособленных для этого помещениях или на улице круглый год?

 

Чувствуете? Вновь все упирается в финансирование. И вновь легче полностью отказаться от физкультуры, чем решать проблемы обеспечения вуза или школы необходимой материально-спортивной базой.

В общем, как ни крути, а без реальных (и немалых!) финансовых вливаний конечным результатом внедрения элективных курсов становится пополнение армии безработных из числа преподавателей физической культуры.

 

Но казахстанские реформаторы от образования так далеко не заглядывают. В своем стремлении бездумно копировать опыт «развитых стран» они порой напоминают верных последователей карго-культа, абсолютно не осознающих, что построенный из кокосовой пальмы и соломы самолет вряд ли взлетит.

 

Справка:

Ка́рго-культ, или культ ка́рго (от англ. cargo cult – поклонение грузу), также религия самолетопоклонников, или культ Даров небесных – термин, которым называют группу религиозных движений в Меланезии. В культах карго верят, что западные товары созданы духами предков и предназначены для меланезийского народа. Считается, что белые люди нечестным путем получили контроль над этими предметами. В культах карго проводятся ритуалы, похожие на действия белых людей, чтобы этих предметов стало больше. Культы карго в том или ином виде фиксировались с XIX века, но получили особенно сильное распространение после Второй мировой войны. В наиболее известных культах карго из кокосовых пальм и соломы строятся «точные копии» взлетно-посадочных полос, аэропортов и радиовышек. Последователи культа строят их, веря в то, что эти постройки привлекут транспортные самолеты (которые считаются посланниками духов), заполненные грузом. Верующие регулярно проводят строевые учения («муштру») и некое подобие военных маршей, используя ветки вместо винтовок и рисуя на теле ордена и надписи «USA».

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости
Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie