419.66 500.44 5.62

О языковых патрулях и пещерном национализме

Языковые патрули – предтеча ничего иного, как фашизма.

 

В последнее время в казахском сегменте Интернета идут дискуссии о так называемых языковых патрулях. Нужны или нет такие патрули, и к чему это может привести? Единого мнения на этот счет нет. Однако нужно четко ответить на вопрос «Казахстан – страна, где свято соблюдаются конституционные принципы или нет?». Только ответ на этот вопрос поможет предупредить столкновения на этнической и иной почве, к чему неизбежно приведет внедрение языковых патрулей.

 

Нацизм в Германии начинался с того, что врагами были объявлены другие страны и народы, живущие в них. Расцветший пышным цветом национализм после проигранной Первой мировой войны находил сторонников, мечтавших о реванше и пытающихся вернуть себе национальное достоинство. Образ врага был вычерчен мгновенно, что стало стимулом для единения нации и появления надежды на светлое будущее. Однако вместо единения были концентрационные лагеря, в которых пропали сотни антифашистов, а национализм, призванный воспитать патриотов и способствовать единству, превратился в расизм. Другого пути и не бывает, потому что любая попытка видеть корень своих неудач в другом народе, пытаться переложить на него ответственность за происходящее в конечном итоге оборачивается расизмом.

 

Бесспорно, что патриотизм необходим, как и защита государственного языка. Однако языковые патрули – предтеча ничего иного, как фашизма. С деления людей на знающих и не знающих язык начинается многое. Вместо единения, о котором якобы пекутся организаторы языковых патрулей, идет расслоение на страты. И абсолютно прав заместитель руководителя администрации президента РК Даурен Абаев.

 

«Вне всяких сомнений, такие прецеденты недопустимы и возмутительны. Подавляющее большинство наших граждан осуждает такие проявления пещерного национализма», – заявил он в телевизионном интервью. 

 

В том же интервью Даурен Абаев отметил, что будет дана справедливая правовая оценка деятельности блогера Куата Ахметова.

 

Напомню, что именно Куат Ахметов стал основателем движения языковых патрулей. Самому Ахметову принадлежит YouTube-канал «Til Maydani». Казалось бы, благое дело задумал Куат Ахметов. Действительно, нет ничего вроде благороднее, чем выступать за сохранение и развитие родного языка. Однако почему такое название, которое можно перевести, как «Язык фронта» или «Битва за язык»? С кем собрался воевать Ахметов? Со своими соотечественниками? Что это за фронт? Казахстан живет в мирной стране, и воевать ни с кем не собирается. Неужели те, кто сегодня так бездумно кинулись на защиту блогера, не видят вызова, провокации в самом названии YouTube-канала? Уже этот факт должен был бы насторожить тех, кого волнует судьба государственного языка. Не воевать бы надо, а расследовать, куда исчезли и исчезают миллионы тенге, отпускаемых на развитие казахского языка. Спрашивать, почему вместо серьезных программ, несущих познавательную информацию, на отечественных каналах преимущественно ток-шоу, на которых переливают из пустого в порожнее, или бесконечные концерты. Однако слабо «ревнителям языка» задавать такие вопросы. Куда легче обвинить в засилье российские телеканалы или найти женщину, на эмоциях негативно отозвавшуюся о Казахстане, и издеваться над ней. Кстати, патриотизм, помимо знания родного языка, предполагает и уважение к традициям, соблюдение их. У казахов человек, старший по возрасту, всегда пользовался уважением, как и женщина-мать. Те, кто заставил женщину в возрасте извиняться за то, что не ответила на казахском языке, и распространил это видео, знают ли традиции собственного народа и соблюдают ли их? И есть ли у них матери?

 

Глубоко убеждена в том, что национализм рождается там, где люди малообразованны, не привыкли брать на себя ответственность за то, что происходит кругом. Казахстанские реалии тому подтверждение. За 30 лет суверенитета образование у нас упало, многие производства закрылись. Легкие заработки тучных годов породили генерацию, которая привыкла потреблять, но не производить, созидать. Нувориши отечественного разлива набивали мошну, вывозя капиталы за границу. Остальные пытались и пытаются подражать им в образе жизни. Современные вызовы, как оказалось, не по плечу основной массе населения, не привыкшей к ответственности. И начинается поиск виновных в сложившейся ситуации. Конечно, в первую очередь виновными назначаются русские, дескать, не хотят учить государственный язык (между тем, реальные факты говорят об ином), далее следуют казахи, привыкшие в силу работы, жизненных обстоятельств больше использовать русский язык в качестве основного инструмента коммуникации. Ситуация складывается в точности по Фрейду, который заметил: «Люди находят действительность неудовлетворительной и поэтому живут в мире фантазий, воображая себе исполнение своих желаний. Сильная личность воплощает эти желания в реальность. Слабая так и живет в этом своем мире, и ее фантазии воплощаются в симптомы различных болезней».

 

Национализм – одна из таких болезней. И самая прилипчивая в силу притягательности на первый взгляд. При этом никого не волнует, почему человек, окончивший с отличием магистратуру по программе «Болашак» за рубежом, не может найти работу, потому что у него нет волосатой руки в виде дедушки-бабушки, родителей и других родственников, которые его могли бы устроить. Как не волнует и устроителей языковых патрулей, почему налоги для бедных и богатых практически одинаковы.

 

…Из всех социальных сетей, которые сегодня становятся отражением настроений в обществе, предпочитаю Facebook. И по счастью там много трезвомыслящих граждан. Пост одного из друзей по FB Альжана Исмагулова хочу привести в конце своих заметок практически без купюр:

 

– Сейчас на слуху языковая проблема казахского языка. Мол, казахов унижают тем, что они не находят казахского языка при обращении в какую-либо торговую точку. Хотя, кто мешает пойти в соседнюю и там обслужиться, не знаю.

 

Конечно же, это обосновывают законом о правах потребителей, прежде всего.

 

Но сегодня я хочу поговорить о другом.

 

Так ли мы, казахи, честны по отношению к русскоговорящим, требуя от них казахского языка? Разве с нашей стороны все в порядке?

 

Разве у нас в Казахстане не видим дорожные знаки только на казахском и на английском? Я, например, видел. А как русскоязычному гражданину РК это видеть?

 

А разве мы не видели, как в разных учреждениях вывески только на казахском языке? Видим, конечно. Например, в последнее мое посещение КазГЮУ вывески на дверях кабинетов были только на казахском языке. Жаль, я не сфотографировал это. Видимо, руководство КазГЮУ считает, что там должны учится только казахоязычные?

 

Где в данный момент был языковой патруль?

 

В парикмахерской рядом сотрудники говорят только на казахском языке. Они не говорят на русском языке.

 

Что-то я не видел никакого языкового патруля, который бы защищал права потребителей.

 

Я согласен, что нужно чтобы в любой сфере в идеале работали двуязычные сотрудники. Так бы не нарушался закон о правах потребителей.

 

Но почему этот закон работать должен только в сторону русскоязычных? Когда спрашиваешь, когда же он будет работать в сторону казахоязычных, чтобы они учили русский язык для обслуживания русскоязычного населения, мы неизбежно столкнемся с чванливым ответом какого-нибудь пользователя: а почему я в своей стране должен учить русский язык?

 

Но дело в том, что русскоязычный гражданин РК тоже живет в своей стране – Казахстан. И Казахстан страна двуязычная и многонациональная.

 

А если бы русскоязычный гражданин сказал бы так: а зачем мне учить казахский язык, я ведь тоже живу в своей стране, это вызвало бы шквал возмущения и ему бы неизбежно высказали: твоя страна Россия, чемодан – вокзал – Москва. Даже сейчас, читая эту гипотетическую ситуацию, найдутся люди, у которых такие мысли возникают.

 

Те, кто так чванливо отвечают, не могут понять элементарную вещь – Казахстан не только их страна, Казахстан не их собственность, они не отвечают за всех казахов, они не могут говорить от имени всех казахов, Казахстан многонациональная страна, Казахстан – полиязычная страна, Казахстан – такая же Родина для всех неказахов, которые здесь живут, и согласно Конституции они имеют право говорить на любом языке.

 

Поэтому, предъявляя претензии к другим, что нет вывесок, меню, табличек, обслуживания на казахском языке, мы, прежде всего, должны у себя спросить, себе сначала предъявить эти претензии. Только тогда, когда мы сами у себя исправим это нарушение прав потребителя, мы имеем моральное право спросить у других, почему нарушается закон. Именно, спросить и, если надо, сигнализировать в проверяющий орган письмом или запросом, а не бегать с камерой и заставлять извиняться, а потом публиковать.

 

Я за справедливость и закон. Мы должны быть честны и с нами должны быть честны. И казахоязычные должны учить русский язык для исполнения закона о правах потребителей и русскоязычные должны учить казахский язык для исполнения того же самого закона. Либо они (обе стороны) должны предоставить того, кто может.

 

И вообще, тот, кто настроен на мирное решение, всегда найдет общий язык, не зная языка. И наоборот же, если кто-то настроен на конфликт, найдет мелочь для придирки».

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости
Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie