423.87 505.25 5.59
РИА Новости

Она стала синеть у меня на глазах — алматинка напомнила о коронавирусном лете

Эпидемия коронавируса и система здравоохранения Алматы летом 2020 года – в воспоминаниях жительницы города.

 

События с арестом экс-министра здравоохранения РК Елжана Биртанова вызвали бурление в социальных сетях, в пользу задержанного писали открытые письма врачи и политики. Однако немалая часть общественности, в том числе и политической, поддержала уголовное преследование Биртанова. Эту группа призвала вспомнить, что творилось в Казахстане минувшим летом.

 

На почту редакции SPIK жительница Алматы, пожелавшая сохранить инкогнито, прислала историю о том, как летом она потеряла маму. Публикуем ее именно для того, чтобы мы не забывали, в каком состоянии была система здравоохранения в самом крупном и богатом городе Казахстана. А ведь на подходе – вторая волна коронавируса.

 

Мама умерла 10 июля…

 

20 июня мы с мамой заболели.

 

Не знаю, откуда прицепилась эта дрянь. Мы соблюдали все предписанные нормы: носили маски, выходили только за хлебом и продуктами (в пределах двух км от дома). Обрабатывали руки одежду спиртом и антисептиками.

 

Но заболели.

 

Мне 39 лет, у меня больное сердце, я очень боялась заболеть, поэтому старалась этого избежать.

 

Работать надо. Мне не положено даже этих жалких 42500, потому что у меня есть ИП (замороженное, уже пятый год). Но в Егов — «не попадаете ни под одну категорию».

 

Доставка продуктов под дверь — +30% к стоимости (понимаю, люди тоже работают, это нормально). Лекарств в аптеках — нет. От слова «совсем». Ни аспирина, ни парацетамола, ни аскорбинки. Маски — 289 тг (стоимость по факту — 20 тг).

 

Я болела очень тяжело. Температура +40,5, пять суток, и не сбивается. Нет обоняния, ходим по стенке, придерживаясь. Привет, слуховые галлюцинации.

 

Маме гораздо легче. Температура +37,8, пропал аппетит, слабость, потливость. И все.

 

Вызываем скорую. Приезжает хороший мальчик, в противочумном костюме. Измерил температуру, давление, послушал сердце, легкие: «У вас бронхит, ничего страшного» (а я дышу через раз, и если начинаю говорить, то кашель, как с каторжных рудников, минут на 5). «Пейте больше водички, и антибиотики какие-нибудь».

 

Класс.

 

Маму тоже послушал — все ок.

 

Вам антигриппин.

 

Звоните участковому.

 

Мы уже много лет лечимся платно. Заболела — пошла в медцентр, заплатила-полечилась.

 

Это отдельная эпопея, как мы добивались ОНЛАЙН консультации терапевта, просто чтобы назначить лечение. Пришлось писать посты в Facebook, тогда откликнулась девушка из горздрава, которая добилась прикрепления мамы (пенсионерки, которой по статусу положено прикрепление к поликлинике). На следующий день позвонили и велели колоть антибиотики. Мы не умеем, попытались попросить, чтобы из поликлиники приходили и кололи, за любые деньги. Нет. Так нельзя. Научились сами.

 

Через две недели болезни маме стало хуже. Сильно хуже. Вызываю скорую. Приехал тот же мальчик. Послушал, посмотрел. Сказал, что плохо все у мамы. Легкие частично не прослушиваются. Настоятельно порекомендовал антибиотики: пневмония.

 

Но в больницу не забрал — не берут. На следующий день я проснулась от того, что мама хрипела, задыхаясь. Я увидела фиолетовые ногти первый раз в жизни. Вызвала скорую. Приехал наш мальчик. Сказал, что совсем все плохо, забрал маму в больницу. Через 40 минут вернулась: она сидела в машине на кислороде, а он звонил во все больницы, но нигде не принимали. И ее просто отправили домой. Она стала синеть у меня на глазах. Моя мамочка. Просто вот от подбородка наливается синевой лицо, и проступают все сосудики и капилляры. Я в ужасе снова вызываю скорую с аппаратом и с оксиметром, приезжает через 40 минут. Замеряют.

 

Сатурация 78. 75, для справки — реанимация. Я умоляю забрать ее в больницу.

 

Врач смотрит на меня, как на умирающую лошадь, и качает головой — не принимают...

 

Мы с сестренкой начинаем звонить во все колокола, подключать всех знакомых, готовы отдать любые деньги, только помогите нашей маме, пожалуйста!

 

Нет.

 

Нигде не принимают.

 

3 июля (6-го салют был, да).

 

Я вызывала скорую 4 раза. Девушка из горздрава под вечер (20.43), позвонила и сказала, что нашли место для мамы в БСНП.

 

Очередная скорая ее туда увезла. Мама поступила с сатурацией 22.

 

22!!!

 

Ее реанимировали, интубировали, но она нам не сказала. На следующий день она написала и позвонила. Мама очень за нас переживала. Она очень хотела жить для нас.

 

Ради нас.

 

Она старалась.

 

Мама пролежала в больнице неделю. Не жаловалась, очень хвалила врачей, персонал, отношение к ней. Мы спрашивали — а как ее лечат? Что делают, не нужны ли лекарства? Мы бы из-под земли достали что угодно. Врач неизменно говорил: все есть, лечим по протоколу.  Я где-то слышала, что применяют переливание крови с антителами от переболевших. Я была очень слаба, но просила — давайте попробуем, мы жили вместе, заболели вместе, у нас одна группа крови, мы полностью иммуносовместимы. Врач сказал: сдайте тест ПЦР (отрицательный у мамы), сдайте тест на антитела, если будет положительный — попробуем.

 

10 июля сдать ПЦР-тест было почти нереально, и результат через 3-4 дня.

 

Помогла подруга, нашла, договорилась, отправила меня в Сызганова. Оттуда в небольшой уютный медцентр. Где меня настигло это.

 

 Позвонила сестренка и спросила: «Ты за рулем?».

 

— Нет, сдаю анализы.

 

— Мама умерла.

 

Это настолько страшные слова... Мама, которая вчера писала тебе, что ей лучше, она вкусно поела, что все будет хорошо... Врач, который говорил, что все под контролем, что мы ее вытащим... Я, которая не могла спать от беспокойства, и уговаривала себя — да нельзя так переживать, ты же негатив притягиваешь, это же мама, она справится, она сильная, она нас вот так не бросит никогда...

 

И вот так.

 

Мама умерла.

 

Прошло уже 4 месяца, а я до сих пор не могу поверить в эти кошмарные слова. Я до сих пор, просыпаясь утром, жду ее голос, жду, что она зайдет и улыбнется, и мы будем строить планы на день.

 

Маме было 59 лет.

 

Кто ответит за то, что ее, такой красивой, цветущей, жизнерадостной и теплой женщины — уже нет?

 

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости
Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie