429.37 504.34 5.55

Отменить и наказать – депутаты мажилиса выступили единым фронтом против МОН

Растущее возмущение казахстанских родителей дистанционным образованием не могло остаться лишь их уделом. Ситуацию с «удаленкой» сегодня сделали одним из главных политических вопросов Казахстана.

 

Первое в новой сессии пленарное заседание мажилиса было практически целиком посвящено главному больному вопросу казахстанских родителей школьников – дистанционному образованию. Острота этой проблемы, близость электорального периода и общий стресс от пережитого во время пика эпидемии не оставляют чиновникам министерства образования и науки РК шансов «бескровно» преодолеть этот период.

 

Проблемы дистанционного образования

 

Так, депутат мажилиса от фракции Nur Otan Джамиля Нурманбетова потребовала привлечь к ответственности должностных лиц за некачественную подготовку к учебному году. По ее словам, в современном мире внедрение цифровых технологий способствует созданию условий для доступности образования. Однако в Казахстане все не так, и вынужденный переход на удаленку из-за пандемии коронавируса обнажил реальное положение дел и проблемы системы образования.

 

«Во многих государственных программах были предусмотрены мероприятия по созданию электронных образовательных ресурсов, подготовке педагогических кадров к использованию информационно-коммуникативных технологий и обеспечению равного доступа к информационно-образовательным ресурсам. В целом на эти мероприятия за последние девять лет было выделено свыше 72 миллиардов тенге, из которых только 30 миллиардов тенге потрачено на внедрение системы электронного обучения E-learning, которую можно считать безрезультативной», — говорится в запросе Джамили Нурманбетовой на имя заместителя премьер-министра РК Ералы Тугжанова.

 

Депутат указала, что на начало 2020-2021 учебного года фактически дистанционное обучение школьников было сорвано несмотря на заверения первых руководителей министерств образования и науки и цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности о полной готовности семи казахстанских интернет-платформ к дистанционному обучению и замене ими международных площадок.

 

«Как свидетельствуют всевозможные жалобы и комментарии родителей в СМИ и социальных сетях, образовательные платформы не соответствуют требованиям информационной безопасности, отсутствует качественный образовательный контент, учебный процесс сопровождается постоянными сбоями. Надо признать, что фактическая скорость интернета и его наличие в отдаленных сельских и городских школах не только далеки от отчетных данных, но и недостаточны для дистанционного формата обучения. Зачастую в городах с высокой пропускной способностью интернета не каждый ребенок имеет корпоративный аккаунт и персональный компьютер, что просто не позволяет ему получить доступ к успешному обучению», — указала на проблемы депутат.

 

По ее данным, до сих пор свыше 55 тысяч школьников проживают в 835 селах без интернета и более одного миллиона учащихся, а это 30 процентов, не имеют компьютеров.

 

«Хочу отметить сложившуюся ситуацию в начальной школе, где учителя вынуждены вести двойную педагогическую нагрузку — проводить уроки дистанционно и в дежурном классе. О страданиях родителей, которые фактически оказались заложниками ситуации и вынуждены взять на себя роль учителей-предметников, всем известно из их публикаций в интернете. Есть случаи, когда родители вынуждены оформлять отпуска без содержания и объяснять своим детям учебный материал, присланный учителем через WhatsApp. А какова атмосфера в тех семьях, где воспитывается трое и более школьников с одним компьютером? Или он вовсе отсутствует? Каково в итоге будет качество полученных знаний?» — спрашивает Джамиля Нурманбетова.

 

Она отметила и наличие проблемы обратной связи между учениками и учителем.

 

«Кто может определить качество полученных учащимися знаний посредством WhatsApp, TV-уроков и действующих цифровых образовательных платформ? Крайне актуальным стал вопрос подготовки учителей к дистанционному обучению. По факту учителя вынуждены самостоятельно организовывать техническое сопровождение своих уроков, создавать учебный контент и выполнять множество других несвойственных им функций», — перечислила депутат.

 

Нурманбетова потребовала наладить продуктивное взаимодействие министерств, ответственных за обеспечение условий дистанционного обучения, провести анализ эффективности освоения средств, выделенных на оснащение школ компьютерами, подключение к интернету и подготовку учителей. А также депутат рекомендует контролировать освоение средств из республиканского бюджета, выделенных для внедрения цифровых технологий, и совместно с местными исполнительными органами оперативно устранить проблемы дистанционного обучения в организациях среднего образования.

 

Тугжанова также попросили ускорить создание единой образовательной онлайн-платформы и обеспечить качество ее функционирования, а также рассмотреть вопрос об ответственности должностных лиц за некачественную подготовку системы образования к началу 2020-2021 учебного года в формате дистанционного обучения.

 

Найдите деньги!

 

Ее коллега, депутат Дания Еспаева от партии «Ак жол», озвучила запрос уже на имя самого премьер-министра Аскара Мамина.

 

«Просим вас, уважаемый Аскар Узакпаевич, обязать министра образования и науки предоставить ответ на поставленные вопросы депутатов фракции «Ак жол» в письме от 29 июля текущего года. Привлечь к ответственности должностных лиц МОН, уклоняющихся от предоставления депутатам запрошенной информации. Поручить комитету финансового контроля министерства финансов провести проверку использования средств, выделенных на цифровизацию образования и дистанционное обучение, включая причины неиспользования средств внешнего займа Всемирного банка. А также просим вас, уважаемая Наталья Николаевна (председатель Счетного комитета Годунова — прим. SPIK.KZ), назначить проверку эффективности использования бюджетных средств и средств, привлеченных от имени государства по аналогичным основаниям», — говорится в депутатском запросе Дании Еспаевой.

 

По ее словам, депутатская фракция «Ак жол» неоднократно обращала внимание МОН и правительства на неудовлетворительное состояние цифровизации в системе образования, отсутствие устойчивого интернета во многих школах, провалах в реализации цифровых образовательных проектов.

 

«Недоработки в сфере информатизации образования особенно болезненно проявились в период ЧП в связи с коронавирусом, когда при переходе на дистанционное обучение фактически без уроков остались тысячи детей по всей стране. Тогда вдруг выяснилось, что все наши предыдущие сигналы об отсутствии Интернета в тысячах сел и аулов, о недостатках технического оснащения школ, об унизительных лазаниях родителей и учителей на крыши и деревья — правда, а бодрые ответы чиновников — ложь», — сказала депутат.

 

Еспаева напомнила о летних обещаниях министра образования Асхата Аймагамбетова устранить проблемы с дистанционным обучением на предстоящий учебный год. Однако результаты поездок в регионы депутатов от партии «Ак жол» показали, что ничего не решилось.

 

«Нам неоднократно приходилось слушать жалобы родителей на занятия многодетных семей по одному смартфону. Но там хотя бы есть беспроводной интернет. А во многих населенных пунктах устойчивого интернета просто нет. Так, в августе об отсутствии устойчивого интернета заявляли родители и школьники города Каскелена, расположенного всего в 24 километрах от Алматы. Что уж говорить о более отдаленных районах. Как известно, наши опасения подтвердились в первые же дни школьных занятий, этими сообщениями переполнены все соцсети и официальные каналы. Но тогда куда ушли выделенные государством средства, за что платят и бюджет, и все налогоплательщики? Это далеко не риторические, а вполне конкретные вопросы, которые мы поставили в письме фракции министру МОН от 29 июля», — напомнила она.

 

Депутат привела данные о том, что начиная с 2016 года в систему образования были направлены трансферты из республиканского бюджета на сумму 27,2 миллиарда тенге, из них: 12 миллиардов тенге на приобретение 26 317 комплектов мультимедийного оборудования для 6152 школ; 16,5 миллиарда тенге на обеспечение скоростным Интернетом 7160 школ; 4,4 миллиарда тенге на подключение 7160 школ к цифровым образовательным ресурсам.

 

«В 2017 году по инициативе МОН Казахстан привлек заем Всемирного банка на сумму 67 миллионов долларов США на финансирование проекта «Модернизация среднего образования». Целью проекта является выравнивание качества образования между сельскими и городскими школами, в рамках чего было принято решение об оснащении пяти тысяч школ мультимедийным оборудованием. Планировалось, что все сельские школы будут оснащены компьютерами и оргтехникой, а главное — для всех школ с низкой скоростью интернета планировалась поставка оборудования для обеспечения устойчивой беспроводной связи. Однако, несмотря на высочайшую актуальность вопроса, по имеющейся информации, ни по одному из направлений проекта до сих пор не объявлен конкурс, а на приобретение компьютеров и оборудования для обеспечения Интернетом сельских школ все еще не разработаны даже технические задания», — подчеркнула депутат.

 

Долой удаленку

 

Еще один залп по МОН и дистанционному образованию сделала депутат от фракции «Народных коммунистов». Ирина Смирнова и вовсе призвала отменить дистанционное образование в Казахстане.

 

«Сейчас, при наличии и возможностях применения целого комплекса действенных мер безопасности: санитарных тоннелей, кварцевых ламп, ионизаторов и очистителей воздуха, достаточного количества масок, санитайзеров, возможности размещения школьников на расстоянии 1 – 1,5 метров друг от друга, экранов для лица, мягких прозрачных перегородок между партами и так далее, учебные заведения – по распоряжению санитарных служб Минздрава и региональных органов министерства образовании и науки, – в большей своей части для школьников, учащихся и студентов закрыты», — говорится в ее депутатском запросе.

 

Ирина Смирнова перечислила, к чему это уже привело

 

— заметному снижению качества образования, эффективности обучения, усвоению знаний и уровня компетентности в целом по стране;

 

— снижению уровня и содержания воспитательного процесса всех субъектов образования, социализации детей.

 

— лишению детей и молодежи различных социальных групп равенства в доступе к образованию, увеличению разрыва между разными слоями общества и их маргиназизации.

 

— закрытию школ, других учреждений, особенно дошкольного и среднего звена образования, вполне подготовленных и оборудованных, создало проблему стихийного и неуправляемого массового перетока учебно-воспитательного процесса и размещения детей в разного рода самодеятельных и сомнительных с позиций качества обучения, рисков для здоровья детей и неподконтрольных никакому мониторингу «продленках», центрах досуга и обучения, предшкольной подготовки и т.п., повысив всевозможные риски.

 

— отсутствие различных форм обучения, как семейная, индивидуальная — переходу сотен учащихся Казахстана в такие структуры зарубежных стран.

 

— бездумной, бессистемной и нескончаемой трате государственных средств на закупку различных технических средств, не синхронизированных друг с другом, разработку платформ, программных и иных инструментов, которые в итоге эффективно не работают, а огромные суммы народных денег оказываются просто выброшены на ветер.

 

— лишению семей источников дохода, когда кто-то из родителей (а если это родитель только один, он же – и кормилец), вынужден вместо работы постоянно и неотлучно находиться рядом с ребенком, сопровождая учебный процесс.

 

— не предоставлению помощи детям из малообеспеченных семей, число которых за последний период заметно увеличилось, в получении горячего питания, одежды, обуви, канц.товаров, в предоставлении возможности для отдыха и оздоровления, что ранее обеспечивалось за счёт средств фонда всеобуча.

 

Несмотря на эти очевидные провалы, дистанционное обучение, как выразилась Смирнова, продолжают «насаждать» в Казахстане.

 

«В пику диаметрально противоположным мерам в других странах: Германии, Франции, Великобритании, России, Китае и т.д. И что самое удивительное и парадоксальное — даже в противовес рекомендациям ВОЗ. Санитарные службы всех уровней, требуя осуществлять именно этот вид обучения, не могут и не стремятся доступно и аргументировано обосновать свои решения, а действуют безапелляционно, как правило, в принудительном, запретительном и санкционно-карательном формате. Похоже, они ничуть не озабочены желанием воспитывать  у юных и взрослых казахстанцев культуру и культ здорового образа жизни, разумных норм и мотивов поведения граждан в интересах своего здоровья и благополучия, а, лишь защищают себя от любых реально возможных и надуманных последствий! Снимают с себя любую ответственность за обеспечение действительной санитарной безопасности, медицинского локального реагирования, соблюдения эпидемиологических мер при возникшей или возникающей ситуации», — уверена депутат.

 

Такие подходы, подчеркнула Ирина Смирнова, разрушают общество, благосостояние, бизнес, рабочие места, обеспечение продуктовой и экономической безопасности, не решая главного — сохранение здоровья граждан.

 

«В этой связи депутаты-коммунисты требуют кардинально изменить подходы и перевести образование с дистанционного – к обычному режиму, при соблюдении санитарных норм», — заключила Смирнова.

 

Переживет ли МОН РК такой информационно-политический накат, сохранившись прежним составом и в рамках единого министерства, а не расформированным на два ведомства с заменой руководства — пока непонятно. Очевидно только, что без четкого сигнала все три депутатские фракции не проявили бы подобное единодушие.

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости
Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie