419.66 500.44 5.62

Памяти Нагашыбая Шайкенова: Вне права нет свободы

25 марта 2000 года не стало Нагашыбая Шайкенова – человека, которого смело можно назвать одним их первых реформаторов независимого Казахстана.

 

Когда я вспоминаю Нагашыбая Амангалеевича Шайкенова (а вспоминаю я его часто, практически каждый день), то ловлю себя на мысли, что оставшиеся в памяти фрагменты наших встреч сливаются в некую мозаичную картину, где ярких красок гораздо больше, чем тусклых.

 

Наше первое знакомство произошло на одной международной конференции, проходившей в Доме ученых (в первые годы независимости Казахстана подобных конференций международного уровня проводилось превеликое множество). В фойе Дома ученых журналисты и участники конференции плотным кольцом окружили худощавого человека в больших очках.

 

Находясь в этой толпе, я в тот момент не могла представить, что из всех присутствовавших Нагашыбай Амангалеевич запомнит именно меня, точнее – заданный мною вопрос и косу, которую я носила в ту пору.

 

А осенью 1992 года главный редактор «Казахстанской правды» отправил меня брать интервью у нового советника президента страны по правовым вопросам. Им оказался Нагашыбай Амангалеевич, который чуть ли не с порога утвердительно спросил: «Постойте, это же вы мне задавали вопрос в Доме ученых?!» Услышав это, я растерялась. Однако позже, когда мы подружились (и это, позволю себе заметить, была настоящая дружба), я поняла, что память у Нагашыбая Амангалеевича – профессиональная, преподавательская. Забегая вперед, отмечу, что многих своих студентов по Свердловскому юридическому институту, а позже КазГЮИ он не просто помнил, но и знал, чем они занимаются и как живут.

 

Эта память, вобравшая в себя неизмеримо много (особенно по сравнению с другими чиновниками той поры), была первой особенностью Нагашыбая Амангалеевича, которая, словно магнитом, притягивала к нему людей. Другим его достоинством был ораторский дар. В 90-х годах не было практически ни одной трибуны, с которой бы он не выступал.

 

Его любили и журналисты, и студенты. Шайкенов всегда был окружен людьми, которые либо что-то спрашивали у него, либо, наоборот, пытались дать рекомендации по тому или иному вопросу, связанному с юриспруденцией. Право во всех его проявлениях, особенно права личности – это то, что стало не просто предметом его научных исследований, но и легло в основу судебно-правовой реформы, базовые положения которой он разработал, будучи министром юстиции и вице-премьером по правовым вопросам.

 

При жизни к Наке относились по-разному. Одни боялись его прямоты и привычки говорить все, что он думает, без обиняков. Другие ценили его как раз-таки за эту прямоту, а еще – за веру в силу Права и Закона. Некоторым не нравились провозглашаемые им тезисы о реформе судов и правоохранительных органов. Этих людей можно было понять: они привыкли к старой системе и боялись глобальных перемен. Но Нагашыбай Амангалеевич, будучи ученым, видел на несколько шагов вперед. Поэтому ему удалось внести предложение о квалификационных требованиях для кандидатов в судьи и создать апелляционные инстанции в судах. Эти новшества, по его мнению, позволяли формировать независимость судов.

Конституция Республики Казахстан, Уголовный, Уголовно-процессуальный и Гражданский кодексы, закон о нотариате – это лишь малая часть того, что удалось сделать реформатору Шайкенову. Конечно же, это случилось не без помощи единомышленников в лице академиков Майдана Сулейменова, Юрия Басина, Салыка Зиманова. Они, как настоящие ученые, смогли по достоинству оценить предложения коллеги и понять, к чему он стремится.

Издательство «Жети жорга», Юридическая газета, КазГЮИ – все это детища Шайкенова, созданные им в период с июня 1993 года по ноябрь 1996 года. И кто еще так много сделал в суверенном Казахстане?!

 

Кстати, Нагашыбай Амангалеевич искренне восхищался президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым и поражался тому, какие точные вопросы в сфере юриспруденции задавал глава государства. Особенно часто он встречался с президентом во время подготовки Конституции. Я помню, как он рассказывал, что был изумлен познаниями Нурсултана Назарбаева о внедрении новелл, касающихся института президентства, в конституции стран Запада.

 

У меня множество других воспоминаний, связанных с Наке. Например, о том, сколько книг он успевал прочитать несмотря на свою занятость. Или как записывал максимы, которые актуальны и сегодня. В ноябре 1996 года Нагашыбай Амангалеевич оставил госслужбу, подав в отставку с поста вице-премьера. Это было связано не только с противодействием людей, которые пытались помешать реформаторским начинаниям Шайкенова, но и со здоровьем. Тогда же, в ноябре 1996 года, он стал ректором института, который сам же и создал. Суверенный Казахстан потерял талантливого реформатора, зато студенты обрели чуткого и внимательного наставника.

Жизнь отмерила ему еще четыре года, в марте 2000-го Наке не стало.

 

Моя мозаичная картина воспоминаний о Нагашыбае Амангалеевиче включает в себя множество эпизодов, таких как посещение дома бывшего наркома юстиции Казахстана. У мужа моей тетушки была дальняя родственница, супругом которой оказался бывший нарком Шошан Уразбаев.

 

Узнав от об этом, Наке загорелся идеей непременно посетить стариков. После ужина все вышли провожать Наке в прихожую. Тетушка Латипа скомандовала принести стул, чтобы Наке мог обуться сидя. На что Нагашыбай Амангалеевич страшно возмутился и, словно цапля, поднял сначала одну ногу, затем вторую, ловко надев туфли. Старики были восхищены. А сам Наке после этой встречи решил организовать галерею фотопортретов бывших министров юстиции в Министерстве юстиции и позже претворил замысел в жизнь.

 

Вообще забавных эпизодов, связанных с Нагашыбаем Амангалеевичем, в памяти сохранилось немало. Потому что он, будучи Личностью с большой буквы, не боялся попасть в неловкую ситуацию и всегда умел посмеяться над собой.

 

Март – это месяц, в котором родился и ушел из жизни Нагашыбай Шайкенов. Человек, с именем которого связаны реформаторские преобразования в области права в нашей стране. Именно такой Личности очень не хватает сейчас, когда президент Токаев объявил курс на продолжение реформ.

 

Из максим Нагашыбая Шайкенова

 

«Вне права нет свободы».

«Только Право дает голос Свободе. Потому что Право есть мера цивилизованности общества».

«Мы можем с полным основанием утверждать, что без права нет свободной рыночной экономики, а значит, и материального благополучия».

«Право есть освоенная обществом мера свободы».

«Право и экономика – два крыла цивилизации».

«Общество может притерпеться и жить в условиях беззакония – рыночная экономика в условиях бесправия невозможна».

«Настоящий реформатор, как правило, – трагическая фигура. Именно он несет бремя проклятий и «сверху, и «снизу», потому что задевает интересы и тех, и других».

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости
Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie