425.02 450.1 7.17

Парадокс современного Казахстана: спешить необходимо… но медленно и разумно

Крупный государственный деятель Умирзак Сарсенов о текущей обстановке в Казахстане.

 

Недавно у всех на устах было переименование партии «Нур Отан» в партию «Аманат». Стоит вспомнить, что это не первое переименование в истории этой партии. В последний месяц 2006 года в Астане, во Дворце Мира и Согласия, проходил Х съезд партии «Отан». На тот момент заавершившей поглощение таких партий, как Гражданская и Аграрная, а до этого – «Асар». Так вот,  на том съезде было принято предложение отныне величать партию новым названием - «Нур Отан». В прениях всего единицы высказались против этого «ребрендинга». Ими оказались Крымбек Кушербаев и Умирзак Сарсенов... Теперь партия называется «Аманат». Но дело не в этом. Многолетний член Бюро Политсовета партии, крупный общественный и государственынй деятель Умирзак Сарсенов всегда имел свою взвешенную точку зрения. Хотя достаточно редко с ней делился. На этот раз мы обратились к нему, чтобы услышать его мысли по текущей обстановке...

 

***

 

Думаю, не только мне становится ясным, что Казахстан вступил в совершенно новый исторический отрезок своего развития. Этому, несомненно, способствовали прежде всего внутренние события, которые, в свою очередь, произошли на фоне мирового кризиса, как экономического, так и политического свойства. Когда Первый Президент решил сложить с себя полномочия главы государства, нельзя сказать, что это стало огромной неожиданностью. Так или иначе все ждали нечто подобного, но никто не мог предсказать, каким образом это случится… Но ожидания уже были. Когда была названа фамилия ныне действующего президента страны, трезвая часть общества облегченно вздохнула. Потому что эта кандидатура по большому счету у общества, подчеркиваю, у общества, а не во властных коридорах, не вызвала нареканий.  С другой стороны, все терялись в догадках – насколько далеко может пойти новый Президент. Ведь мы все чувствовали, что прежняя модель становится определенным тормозом, поэтому необходимы какие-то обновления.

 

Но чем было примечательно самое начало правления Касым-Жомарта Токаева до январских событий? Да тем, что над всем как бы нависала тень Первого Президента. По этому поводу появилась масса шуток, порой очень злых, про Библиотеку и Акорду. Да, практически сразу после избрания в президенты К-Ж.Токаева им были предложены ряд направлений в сторону демократизации, либерализации нашего общества и государства. Только все это осталось как бы втуне, и, самое главное, без заметных намеков на реализацию. Мы же не можем сказать, что на слабую реализацию нового курса повлияла, скажем, эпидемия COVID-19? Она же задела, будучи общемировой напастью, всех, а не только Казахстан.

 

Но почему определенный застой в застое, если можно так выразиться, столь зримо ощущался? Ответ прост, и он лежит на поверхности – такой эффект получился от складывавшегося феномена двоевластия:

 

- во-первых, данный феномен был в головах многих и многих представителей управленческой и бизнес-элиты, особенно приближенной к окружению так называемой Семьи.

 

- во-вторых, то, что было в головах, переходило в реальность. И в этом зазоре они сохраняли по-прежнему определенный комфорт. Они могли продвигать, например, такие проекты, как «утильсбор». Используя админресурс, иметь прибыль. Это своего рода саботаж и все это чувствовали…

 

Но сейчас атмосфера сильно изменилась, и она, по всей видимости, теперь будет меняться и дальше. Что же случилось? Чтобы это еще раз понять и осмыслить, хочешь не хочешь, а придется остановиться на январских событиях текущего года…

 

Январь по-настоящему открыл нам Лидера

 

У каждого гражданина нашей страны есть что сказать по поводу Января-2022, у каждого были свои впечатления и выводы. Расскажу о своих.  Самым главным для меня звонком, предвещавшим какие-то новые времена, стали слова Президента, сказанные им вскоре после 5 января - я никуда не уеду, буду с народом. За точность не ручаюсь, но смысл был таков.  Было не просто тревожно после такого заявления, было непонятно лично мне, кто же в канун или уже в разгаре этих событий предложил Токаеву покинуть страну?!  И кто же этот «кто-то»? Неужели это Масимов, который, как позже мы узнали, имеет отношение к случившимся беспорядкам? Но достаточно ли его политического веса, даже служебных полномочий для таких советов? Масимов вполне тянет на посредника внутри системы, обслуживавшей Семью, но не более. Конечно, пока следствие не закончится, деталей об этом мы не узнаем. Но есть почему-то твердое убеждение в том, что об отъезде из страны намекали из самого ближнего окружения Первого Президента, которые с самого начала были против преемника в лице Токаева. Это первое.

 

Второе. Касым-Жомарт Токаев объявил народу, что возглавит Совет Безопасности. Это, казалось, было крайне неожданное действие, тем не менее, оно вмиг закрыло целую эпоху в истории страны. Как вообще такое могло случиться? Ведь на тот момент главой Совбеза был сам Н.Назарбаев, и этот пост принадлежал ему по законодательству «навеки», пожизненно… Но в том все и дело – председатель Совбеза неоправданно затянул паузу, исчез с политического поля, не стал делать никаких шагов к урегулированию возникшей ситуации. И главе государства пришлось делать то, что должно было делать.

 

Действующий же президент не просто возглавил Совет безопасности, он взял на себя всю полноту ответственности - поступать жестко и решительно. Вплоть до чрезвычайного приказа в чрезвычайной ситуации: «Правоохранительным органам и армии мною дан приказ открывать огонь на поражение без предупреждения» – сказал он. Его бескомпромиссная позиция в условиях эскалации протестов, быстро превратившихся в кровавые беспорядки и уличные бои, погромы, оказалась верной и оправданной. Обращение за помощью к ОДКБ из этого же ряда. Сверхоперативное прибытие этих сил, взятие под охрану стратегических объектов Алматы, мобилизация собственных правоохранительных органов, верных присяге – это оказалось одним из главных причин сохранения государства. И это не преувеличение.

 

То, что это был заговор и возможно не только внутренний - в этом нет никаких сомнений. Мы не знаем всех мельчайших подробностей и, возможно, вряд ли их узнаем – но уже можно утверждать, что Касым-Жомарт Токаев пресек этот заговор. И тем самым закрыл пресловутую тему «двоевластия».  Действующий президент на практике показал себя Лидером, готовым, когда это необходимо, продемонстрировать решительность и твердость в вопросах управления государством. Причем в настолько острый и опасный для существования самого государства момент, которого никогда еще не было в суверенной истории Казахстана.

 

Таким образом, январь 2022 стал рубежным во многих отношениях - это все что я хотел сказать по этому поводу.

 

А что же происходит теперь и чего нам ожидать? Думаю, наступает новая веха, точнее, новый период времени, который, возможно, назовут эпохой перемен, эпохой политических реформ. Логика суверенного развития Казахстана, к этому взывает и глава государства, отвечает на вызовы времени. Выше было замечено, что после того, как Токаев занял кресло главы государства, он сразу заговорил о преобразованиях. Еще в 2019 году он сказал: «Считаю возможным в качестве пилотного проекта внедрить систему оценки населением эффективности работы местной власти. Например, если в результате опроса более 30% жителей считают, что аким города или села неэффективен – это основание для создания специальной комиссии». Другими словами, такие мощные заявления, без каких-то неясностей, у него были и тогда. Но теперь, что называется, совсем другая погода на дворе, а президент Токаев в каждом своем Послании неустанно все расширяет и расширяет повестку по политическим новшествам. Последнее, мартовское Послание, теперь уже точно оставляет мало шансов обществу жить по-прежнему, как в недавней назарбаевской эпохе, последние годы которой иначе чем закатной в этом смысле не назовешь.  

 

Если раньше у нас президент был постоянным председателем самой многочисленной партии, то теперь этого нет. Переименовав партию, президент Токаев твердо избавился от такого института. Теперь партия «Аманат» должна показать себя в реальном политическом состязании. Уже то, что Касым-Жомарт Токаев существенно облегчил процедуру создания и официальной регистрации политических партий, акцентирует тему выборности акимов на широких альтернативных условиях в сцепке со строящейся новой многопартийной системой — дорогого стоит.

 

В недавнем прошлом мы следовали максиме «Сначала экономика, потом политика». На каком-то этапе даже были получены вроде бы позитивные плоды, добились определенной стабильности. Но это был тактический ход, и он слишком неоправданно затянулся — в итоге все обернулось в ущерб стратегическим целям, прежде всего в социально-экономической сфере. Между тем, именно при развитой политической конкуренции, в принципе, возрастает роль критического подхода ко всем сферам: тех же чиновничьих структур, финансово-банковского сектора. А это и есть та самая демократия, на пути к которой мы свернули к каким-то бесконтрольным химерам, вроде пожизненных постов в системе власти. Вроде бы простая истина, но, увы, должен был случиться Кровавый январь этого года, чтобы мы очнулись…

 

В русле мудрости предков

 

Возвращаясь к мартовскому Посланию Президента нашей страны, можно смело подчеркнуть, что в нем четко определена та самая насущная задача, которую надо незамедлительно решать. Это настройка системы подлинной политической конкуренции, и, соответственно, это и будет переходом на рельсы политической модернизации. И если мы выходим из политической стагнации, значит, мы и впрямь начинаем строить Новый Казахстан.

 

Но вместе с тем, хотелось бы предостеречь от скоропалительности в заявлениях, которые подстегивают естественный ход политических процессов… О чем речь? Дело в том, что со всех сторон несутся предложения о незамедлительной прямой выборности акимов, о незамедлительной парламентской форме власти… На самом деле это путь из огня да в полымя. Время в обрез означает не какую-то фантастическую скорость политических реформ – если помчаться, сломя голову, мы добьемся обратного, негативного эффекта. К примеру, неконтролируемых охлократических настроений, регионального местничества. Это как забить вола и сварит его на костре из арбы, которую он тащил. А как потом двигаться, как быть дальше?

 

Невозможно из суперпрезидентской системы управления в одночасье перейти к парламентской. Кстати, в наших условиях, при нашем менталитете мне лично такой прыжок не кажется панацеей. Гораздо реалистичнее и эффективнее будет внедрение президентско-парламентской системы. А ее приход следует ожидать после определенной подготовки в виде политических реформ в сопряжении с президентскими выборами. Причем не 2024 года, а 2029-го. Именно к этому календарному рубежу страна должна подойти полностью обновленной (или подготовленной – кому как нравится) и политически, и экономически, с высокой активностью политического класса, общественности и всех слоев населения в целом.  

 

Действующего Президента некоторые громогласно упрекают в некой медлительности. Мне же, наоборот, импонирует своеобразная порционность его предложений, указывающая на их обдуманность, осмысленность. Сегодня можно уже смело говорить о последовательно-системном подходе, потому что просматривается курс, которым можно идти, который можно претворять в жизнь. 

 

…Время всегда являлось невозобновляемым ресурсом. И если человек, общество, государство и, что немаловажно, государственный деятель не делают определенных шагов к прогрессу, к чему-то новому, то последующий временной отрезок, как правило, приносит фиаско, топтание на месте, одним словом, не успех. А время не ждет. Времени осталось в обрез. Но как говорили древние – «Спеши… медленно». И, похоже, в русле этой мудрости и двигается вперед наш Президент.

 

(Перевод публикации в газете «Жас Алаш» от 21 апреля 2022 г.)

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости

Новости партнеров

Подпишитесь на нас, чтобы получать интересные новости!

Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie