429.68 488.16 5.92

Параллельные миры, или Два взгляда на казахстанскую экономику

Судя по официальным данным, отечественная экономика семимильными шагами движется в светлое будущее. И даже карантинные ограничения, вызванные пандемией, послужили для нее плацдармом для очередного рывка вперед. Однако у независимых экономистов эти радужные перспективы почему-то вызывают скепсис. Они рисуют совершенно иную картину происходящего и призывают всех перестать заниматься самообманом.

 

Взгляд сверху

 

Из года в год мы слышим, как с официальных трибун звучат исключительно победные реляции в духе «быстрее, выше, сильнее». Нас уверяют, что за 30 лет независимости ВВП страны вырос в 16 раз, иностранные инвестиции текут рекой – за три десятилетия удалось привлечь 330 миллиардов долларов ПИИ.

 

Уровень безработицы сократился до минимума, что является лучшим показателем в Центральной Азии. Также Казахстан входит сегодня в топ-50 наиболее конкурентоспособных государств и группу стран с уровнем дохода выше среднего.

 

Еще одним подтверждением наших достижений стал отчет об итогах социально-экономического развития за прошлый год и определении ориентиров развития казахстанской экономики на будущее, который на днях озвучил перед парламентариями премьер-министр Аскар Мамин. По версии главы правительства, рост у нас идет по всем направлениям и его, видимо, уже ничем не остановить…

 

Как выяснилось, несмотря на неопределенность в мировой и региональной экономиках, обрабатывающая отрасль Казахстана показала рост на уровне 3,9%. Впервые с 2004 года доля обрабатывающей промышленности (13,1%) превысила долю горнодобывающей в ВВП (12,5%). Динамичным ростом отметились фармацевтика с увеличением на 47%, готовые металлические изделия – на 20%, машиностроение – на 16%, в том числе автомобилестроение (на 53%), производство вагонов и локомотивов – на 39%.

 

Ввод жилья по стране вырос на 16,8%, составив 15,3 миллиона квадратных метров, что обеспечило уверенный рост в строительстве на 11,2% и позволило Казахстану занять первое место среди стран СНГ по вводу нового жилья на человека. В сельском хозяйстве наблюдался наибольший рост среди стран ЕАЭС, а также самый высокий показатель за последние семь лет.

 

Золотовалютные резервы РК выросли на 23,1% – до 35,6 миллиарда долларов.

 

Положительное сальдо внешней торговли составило 8,9 миллиарда долларов.

В рамках индустриализации национальной экономики в 2020 году реализован 201 проект на сумму 916 миллиардов тенге. Наибольшее количество проектов реализовано в АПК, металлургии, стройиндустрии, машиностроении, химической промышленности. Это позволило создать 19 тысяч постоянных рабочих мест.

 

Делясь с депутатским корпусом достигнутыми успехами, глава Кабмина подчеркнул:

 

«Несмотря на сложную социально-экономическую ситуацию в стране, нами исполнены все социальные обязательства перед населением».

 

Что до будущих побед, то и здесь Аскар Мамин определил планку:

«Перед нами стоит задача по дальнейшему укреплению достигнутых показателей и преодолению новых вызовов социально-экономического развития».

 

В частности, речь шла об обеспечении экономического роста по итогам 2021 года на уровне 3,5 – 4,0%, а также об охвате мерами занятости 1,2 миллиона человек. По словам премьер-министра, это позволит повысить реальные доходы населения на 5%.

 

Также поставлена цель реализовать 415 инвестиционных проектов на общую сумму восемь триллионов тенге. Планируется ввод в эксплуатацию 17 миллионов квадратных метров жилья, строительство 200 школ и открытие 30 медицинских учреждений, а также ремонт и строительство шести тысяч километров автодорог.

 

Взгляд снизу

 

Примерно в то же время экономист Айдар Алибаев поделился кардинально противоположной точкой зрения на итоги экономического развития страны. По его словам, ситуация, сложившаяся в казахстанской экономике, требует проведения реформ и коренной перестройки.

 

«Наша промышленность уничтожена, – считает эксперт. – Только в машиностроении перед получением независимости у нас работало порядка двух тысяч предприятий. Сегодня их насчитывается меньше ста. Текстильная и швейная промышленность покрывает всего 6% от наших потребностей, сектор производства обуви и того меньше – лишь 1%. Из каждой тысячи бюджетных расходов на промышленность идет 1 тенге. Для сравнения, на государственный аппарат из каждой тысячи идет 57 тенге, на силовой блок (правоохранительные органы, армия, КНБ) – 64 тенге. Многие предприятия нашей основной «валютодобывающей» отрасли – нефтяного сектора – нам уже не принадлежат. Это и «АктобеМунайГаз» (на 85%), и Павлодарский НПЗ (на 58%), и Шамкентский НПЗ (на 50%), и «ПетроКазахстан» (на 67%)».

 

Эксперт считает, что за годы независимости огромное количество реализуемых в стране государственных программ было провалено.

 

«Счет провалов идет на сотни, – уверен Алибаев. – Это стратегии индустриально-инновационного развития, вхождения Казахстана в число 50 наиболее конкурентоспособных стран мира, агропродовольственная программа, программы «Питьевая вода», «Дорожная карта занятости» и так далее. А это сотни миллиардов долларов (не тенге)! Они просто исчезли – ни одна из этих программ так и не достигла своего результата. Мы сегодня имеем классическую сырьевую колониальную модель экономики. Мы уже, наверное, не в «третьем», а в «четвертом мире. Аул разорен, молодежь вынуждена из него бежать – нет ни работы, ни перспектив, вообще ничего нет. Сельское хозяйство страну не кормит. Доходит до того, что морковь с картофелем становятся дефицитом. При этом по количеству земли Казахстан занимает 9-е место в мире. Также мы числимся среди стран, лидирующих по количеству квадратных метров на душу населения».

 

Также эксперт напомнил о том, что в момент обретения независимости внешний долг Казахстана равнялся нулю, так как все обязательства по его выплате взяла на себя Россия.

 

«Сегодня наш внешний долг составляет около 170 миллиардов долларов. Куда ушли эти деньги? Никто не знает. Ежегодно из страны выводятся от 25 до 30 миллиардов долларов. Реальная инфляция далека от декларируемых 5–6 процентов в год, на самом деле она составляет порядка 20–30 процентов, а может, и еще выше», – рассказал экономист.

 

Отдельно Айдар Алибаев остановился на состоянии финансового сектора:

«Мы имеем классическую ломбардно-ростовщическую финансовую систему. В стране процветает кредитное рабство. Около 7 миллионов человек закредитованы, из них 4 миллиона являются безнадежными заемщиками, которые не в состоянии вносить ежемесячные платежи. От банковской системы у нас только название, поскольку понятию «банк» наши финучреждения не соответствуют. Они никоим образом не кредитуют ни промышленность, ни инфраструктуру, не работают на развитие государства, а просто превратились в вещь в себе, которая зарабатывает деньги на народе (в основном за счет потребительского кредитования)».

 

Еще большее зло, по мнению экономиста, представляет собой квазигосударственный сектор:

«Такие холдинги, как «Самрук-Казына», «Байтерек», «КазАгро», превратились в «черные дыры». Они только высасывают деньги из бюджета, умудряясь превратить в должников компании, аналоги которых во всем мире демонстрируют успешность и эффективность».

 

По мнению эксперта, итог, который нас ожидает, вполне закономерен:

«В стране сегодня (и это только по официальным данным) порядка полумиллиона безработных и около трех миллионов так называемых самозанятых, а по сути – тех же безработных. По моим подсчетам, половина трудоспособного населения Казахстана не имеет работы. Потребительская корзина тоже вызывает вопросы. Сейчас в нее входят 43 наименования продуктов питания. Даже во время войны питание людей было более разнообразным... Для сравнения: продовольственная корзина жителей ряда стран Европы состоит из 600–800 наименований товаров и продуктов питания. Там есть даже такие позиции, как корм для кошек, такси и шампанское!

Идем дальше. По официальным данным, средняя зарплата у нас 230–250 тысяч тенге в месяц. Реальные же цифры весьма существенно расходятся с названными. Все мы прекрасно знаем, что большинство казахстанцев получают по 80–90 тысяч на руки. Но нормам Международной организации труда и ООН уровень бедности был поднят до 1,9 доллара в сутки. У нас 80% жителей страны живут примерно на 1,9–2,5 доллара в день.

 

Только 60% семей имеют доступ к водопроводной воде, 46% живут в домах с центральной канализацией, 42% – с центральным отоплением и 37% – с горячим водоснабжением…»

 

Вместо P.S.

Не будучи специалистом, трудно судить, какая из двух точек зрения в большей степени отражает реалии отечественной экономики. Однако все вышесказанное – это неплохой повод задуматься, в каком из обозначенных параллельных миров вы существуете.

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости

Новости партнеров

Подпишитесь на нас, чтобы получать интересные новости!

Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie