425.02 450.1 7.17

Пекин готов идти навстречу

Как легче договориться с Китаем по проблеме трансграничных рек?

 

Сложная и противоречивая ситуация с нехваткой водных ресурсов в Центральной Азии стоит на повестке дня уже несколько десятилетий. Ее нерешенность создает сложности на разных уровнях. Проблема представляет угрозу для экологии, сельского хозяйства (ирригации) и энергоснабжения (гидроэнергетики), и в целом для стабильности в регионе. Об этом говорили участники экспертного клуба «Мир Евразии» на состоявшемся заседании под названием «Дефицит воды в Центральной Азии: чем опасен и где выход?».

 

«В среднем по региону водообеспеченность составляет 6 тысяч кубометров в год на 1 человека. Это, конечно, не так критично, как в некоторых странах Африки, где она 1–1,5 тысячи кубометров. Но, для сравнения, в России она составляет 30 тысяч. Скажем, Узбекистан 50 процентов используемой воды получает из-за рубежа, а Туркменистан – 75 процентов», — пояснил доцент Ташкентского филиала Российского экономического университета имени Г. В. Плеханова Равшан Назаров.

 

Экономическая и национальная безопасность любой страны региона тесно связаны с проблемой водных ресурсов. На заседании экспертного клуба одной из тем обсуждения стала результативность переговоров между Казахстаном и Китаем по трансграничным рекам, которые идут еще с прошлого века.

 

«Проблема нехватки водных ресурсов, помимо экономической, гуманитарной остроты, является еще и политической задачей, — заявил заместитель главного редактора газеты «Аргументы и факты – Казахстан» Сергей Козлов. — В основном это касается трансграничных рек. Китайскому искусству замалчивать острейшие проблемы нужно поучиться. Пекин не спешит заключать соглашение об эффективном распределении водных ресурсов, а вопросы казахстанско-китайских трансграничных рек Или и Иртыш поднимались еще в 1990-х годах. Мне кажется, что они еще не скоро будут решены. Непонятно, как к ним можно подойти, как воздействовать на китайское руководство, чтобы оно предприняло действия, меняющие ситуацию. Есть опасения, что в ближайшем будущем ситуация обострится. Китай имеет масштабные программы по строительству гидротехнических сооружений, по использованию истоков Или и Иртыша, и на Казахстане это будет отражаться самым непосредственным образом».

 

По мнению директора Института мировой экономики и международных отношений Акимжана Арупова, Китай участвует в переговорах, ни в чем не возражает, как бы соглашается, но откладывает решение вопросов.

 

«А за эти годы там построены гигантские водные сооружения, они повернули часть стока рек внутрь приграничного с Казахстаном Синьцзян-Уйгурского автономного района (СУАР), — сообщил эксперт. — К тому же в КНР реализуется колоссальная программа освоения Западного края, которая включает в себя переселение десятком миллионов этнических китайцев из внутренних регионов страны в приграничные с республиками Центральной Азии районы. В том числе она связана с опасениями сепаратизма в СУАР, и предназначена, чтобы разбавить приезжими коренное население».

 

Но все это требует все больше и больше водных ресурсов, соответственно обостряет проблему нехватки воды во всем Центрально-азиатском регионе.

 

«Переселение китайцев с побережья вглубь страны практиковалось еще во времена Империи Цин, — уведомил А.Арупов. — Кроме того, программа промышленного освоения западного края предполагает передислокацию громадного количества заводов, не всегда современных, имеющих экологические проблемы и чрезвычайно водоемких. Но мы не можем вмешиваться во внутреннюю экономическую политику Китая».

 

Политолог Замир Каражанов вспомнил о том, что в свое время Россия предлагала Китаю воду из реки Обь. Потому что бывают такие сезоны, когда из-за затопления большие территории уходят под воду.

 

«Избыток воды предлагалось направлять в Китай, решая тем самым две задачи — избежание затопления и продажа воды, как ресурса, — подчеркнул он. — Также отчасти могла быть решена задача снижения изъятия воды в Иртыше на территории Китая, объем которой будет поступать в Казахстан и далее по течению в Россию. Вопрос обсуждался, конкретных решений пока нет. Очевидно, что по трансграничным рекам Казахстан имеет договоренности со своими южными соседями. Немного лучше ситуация обстоит с Россией. В случае же с Китаем проблема пока не решается. А это значит, что Казахстан в вопросе обеспечения водой находится в зыбком положении».

 

«Как только какие-то проблемы с водой у нас, тут же возникает тема Китая, — говорит директор Центра китайских исследований China Center Адиль Каукенов. — Беда в том, что есть большое непонимание соседней страны. Когда мы обсуждаем вопросы стока трансграничных рек, то многие спрашивают: что об этом думает Китай и намерен предпринять? В Казахстане есть люди, которые обижаются на Китай, его действия порой воспринимают как некие козни, а то и вовсе винят соседа во многих бедах». Как пояснил известный казахстанский китаист, судя по изучению многочисленных переговоров с китайскими делегациями, ситуация выглядит следующим образом. Пекин в целом достаточно договороспособен. Казахстанская точка зрения примерно такая: нас все устраивает, ничего не трогайте, пусть все остается, как есть.

 

Неудовлетворенной выглядит китайская сторона, которая так считает в случае с рекой Иртыш: она протекает по территории трех стран, поэтому Казахстан, Китай и Россия имеют на нее право. Ранее Китай особо не интересовался реками Или и Иртыш, так как Синьцзян-Уйгурский автономный район (СУАР) не был развит, использовали их в основном Казахстан и Россия. Теперь очередь Китая, и он имеет право на треть их стока.

 

«Для нас такая позиция является практически неприемлемой, — убежден специалист. — Казахстан постоянно объясняет китайской стороне, что 30% стока может поставить под угрозу экологию всего региона. Для Китая это не должно быть пустыми словами, потому что экологические проблемы региона автоматически ударят по связанному с нами СУАР. Соответственно Китаю важно, чтобы здесь сохранялась экологическая стабильность. На реках выставлено достаточно много казахстанских и китайских экологических постов, ведутся замеры, узнают, почему идет обмеление и т. д.».

 

Открытым остается вопрос о том, сколько стока может себе забрать Китай, и какое количество для него будет справедливым.

 

«Наши споры с Китаем заключаются именно в этом, — уверен А. Каукенов. — Понятно, что Казахстан напирает, что если сократится сток хотя бы на 10%, то это приведет к деградации флоры и фауны. Но у Китая на это есть аргумент: флора и фауна – это замечательно, но на нашей стороне воды не только цветочкам и ежикам, а живым людям. И выбирая между ежиками и людьми, мы предпочитаем последних».

 

То есть, когда в Казахстане говорят о заборе воды Китаем, то не все хотят слушать и знать о том, что у той стороны есть проблемы. «Понятно, что мы волнуемся о том, как будем здесь жить, — сказал эксперт. — Но, если все будут думать только о себе, выиграет тот, кто выше по течению. И это не Казахстан. Поэтому позиция «мне не интересно, что у соседей» изначально проигрышная, нам надо быть внимательными к их проблемам и разбираться в том, что у них происходит. Тогда можно делать более четкие прогнозы, легче будет договориться».

 

Казахстанские переговорные позиции сильны с точки зрения геополитики, убежден руководитель исследовательского центра. При этом у некоторых экспертов, лидеров общественного мнения термины «геополитика» или «мировая политика», если с ними связывают Казахстан, вызывает негатив и отторжение. Но если не заниматься политикой, то она будет заниматься тобой.

 

Пекин готов идти навстречу, потому что он исходит из позиций геополитической конкуренции с другими державами, например, с США. Поэтому, как предполагает А.Каукенов, определенную поддержку можно получить, хотя бы в случае поддержки не проамериканской позиции, обхождения без провокаций, как в случае с Литвой. Адекватная геополитика позволяет в Пекине говорить, что нужно решать имеющиеся с соседями вопросы. Но существует также достаточно сильная позиция регионального правительства СУАР в Урумчи, для которого важна ситуация именно с местным населением, которое страдает от нехватки воды и для пастбищ, и для производств. Мнение Урумчи следующее: нам нужна вода, мы должны больше ее забирать.

 

«От общего фона казахстанско-китайских отношений будет зависеть то, к кому будет прислушиваться Пекин, — резюмировал эксперт. — На сегодняшний день по некоторым вопросам чувствуется охлаждение этих отношений. Казахстану сложнее отстаивать свою позицию. Позиция же властей СУАР: мы постоянно на связи. Тенденция такова, что Синьцзян продолжает активно развиваться, там увеличивается количество предприятий АПК и других производств, все они будут требовать больше воды. Необходимо вести работу, чтобы диалог шел в обе стороны, и привлекать как можно больше специалистов, исходить из качественного понимания ситуации о том, в чем наши сильные и слабые стороны».

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости

Новости партнеров

Подпишитесь на нас, чтобы получать интересные новости!

Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie