Почему на нужды населения в Казахстане обращают мало внимания?

В ходе очередного заседания аналитической группы «КИПР» его участники пришли к выводу, что, несмотря на все попытки государства нивелировать социальную напряженность в стране, протестные настроения населения усиливаются.

 

Различные госпрограммы, призванные сгладить недовольство общества властью, не отличаются высокой эффективностью. К счастью, до критической точки кипения дело пока не дошло. Однако во избежание социального взрыва необходимо разобраться, что же на самом деле нужно казахстанскому обществу.

 

Топ-5 проблем населения

 

Руководитель ОФ «Стратегия» Гульмира Илеуова предложила для решения этой проблемы пойти от обратного и определить, чего казахстанцы НЕ хотят.

 

Социологические исследования показывают, что перечень этих проблем остается неизменным, хотя процентное соотношение его пунктов иногда меняется.

 

  1. Ухудшение условий жизни, в частности рост цен и тарифов.

 

  1. Низкий уровень доходов (и социальных пособий в том числе).

 

  1. Проблема занятости (безработица).

 

В отношении этого пункта Гульмира Илеуова пояснила, что сейчас «вопросы самозанятости перестали рассматриваться как вопросы безработицы». Соответственно, и сама проблема занятости переместилась на третье место.

 

  1. Проблемы социального плана, в том числе здравоохранения и образования.

– В 2003 – 2005 годах показалось, что социально-экономические проблемы в большей степени либо уже решены, либо стали активно решаться. Тогда появились запросы на реализацию потребностей второго уровня. Стали чаще говорить об образовании для детей, о перспективах, о том, что нужно заниматься досугом молодежи. Но после кризиса, случившегося в 2008 году, рейтинг снова изменился, и перечень жизненно важных проблем вернулся к тому, что было в начале 90-х, – рассказала социолог.

 

  1. Коррупция.

 

По словам Гульмиры Илеуовой, эта проблема неизменно находится в топ-5, хотя и не всегда «на первом месте, как можно было бы предположить, если посмотреть информационный поток».

Очередность следующих пунктов в списке зависит от регионов. Например, в ВКО остро стоит вопрос экологии, а в Карагандинской области – вопрос качества дорожной инфраструктуры.

 

Кроме того, есть разница, о чем мы говорим – о городе или о селе. В сельской местности по сравнению с городом всегда хуже качество образования, медицины, доступа к интернету и так далее.

 

Далее социолог отметила недостатки государственных программ. Программ много (в том числе и социально ориентированных), но их качество порой вызывает вопросы. Гульмира Илеуова считает, что из документов программ «пропала аналитическая часть», в результате чего непонятно, из каких предпосылок исходили при их составлении.

 

– Авторы этих программ действуют ситуативно. Ставят в приоритет внезапно возникший у населения интерес, не проработав эту идею и недостаточно отразив ее во всей совокупности общественных отношений. Бизнес недоволен – значит, решаем потребности бизнеса. А население – практически второй сорт. Но бизнес – это ведь тоже население?! Программа вроде неплохая, но к концу периода все, что не было завершено, закладывается в новую, а цели и задачи могут не соответствовать прежним. Происходит подмена задач нового периода. Программу выполняют любой ценой, но возникает разрыв между тем, что заявлено и что ожидает население, и уже сделанным, – посетовала она.

 

Социолог утверждает, что результаты госпрограмм население не удовлетворяют как раз потому, что изначально эти программы были плохо проработаны.

Гульмира Илеуова также считает, что в обществе растет запрос на социальную справедливость. Такой вывод можно сделать, проанализировав результаты проведенных социологических исследований. Одна из причин подобного положения вещей – продолжающееся и все более усиливающееся расслоение общества. При этом возникает закрепление людей в определенных социальных нишах, а шансов оттуда выбраться – немного.

 

Интересы бизнеса важнее интересов населения

 

Политолог и член НСОД Марат Шибутов предлагает при оценке потребностей населения исходить из того, за что люди готовы бороться. Он считает, что больше всего согражданам не хватает законности и справедливости, поскольку именно на это они чаще всего жалуются:

 

– Если брать первую тройку проблем, то 40% жалоб поступает на действие/бездействие государственных органов. На втором месте – жалобы на правосудие, на третьем – на следствие. В общей сложности на эти пункты приходится 65% всех жалоб населения.

 

Кроме того, сограждан возмущает, когда их ставят в неравное положение на законодательном уровне. В качестве примера политолог взял мораторий на проверки для бизнеса. Его введение привело к тому, что, если бизнес мешает гражданам и те жалуются на него государству, последнее ничем не может помочь, поскольку мораторий запрещает любые проверки. Получается, этим мораторием людей изначально поставили в неравные условия.

 

– Бизнес может делать все, что хочет: шуметь, неправильно ставить вытяжку, продавать спиртное в неположенное время и так далее. И на подобные действия нет никакой управы, потому что государство решило поставить интересы бизнеса выше, чем интересы населения, – пояснил Шибутов.

 

У него тоже нашлись претензии в адрес государственных программ. В частности, он считает, что эти «программы составляются в расчете на тех, кто продвигает свои интересы»:

 

– Государство, если помогает, то делает это для каких-то конкретных людей. Даже когда говорят о целых социальных группах. Простой пример: решили помочь инвалидам и дали приоритет в тендерах на благоустройство объединениям инвалидов. Некоторые акиматы жаловались, что возникают ситуации, когда какой-нибудь инвалид создает объединение, выигрывает тендер на уборку снега, а потом берет в субподрядчики тех, у кого есть техника. Потому что у самого ее нет. В Алматы 45 тысяч инвалидов, а участвуют в тендерах всего человек 20–30.

 

Также политолог утверждает, что даже существующие социальные блага «для бедных» на самом деле используются верхней частью среднего класса, поскольку его представители – самые продвинутые и грамотные. Большинство населения об этих благах ничего не знает, так как просто не читает новости.

 

Получится ли диалог с властью?

 

Председатель Комиссии по правам людей с ограниченными возможностями имени Кайрата Иманалиева Вениамин Алаев заявил, что люди с инвалидностью до сих пор остаются самой бедной и незащищенной группой населения.

 

Среднее пособие по инвалидности для второй группы – 50 тысяч тенге в месяц. Инвалиды первой группы получают в районе 60–65 тысяч тенге, на эту сумму очень сложно выжить. Большинство этих проблем были и до прихода коронавируса, сейчас же они только обостряются.

 

– Государство обозначило вектор на развитие инклюзивного общества и образования. Между тем мы до сих пор решаем вопросы, когда родители детей с инвалидностью жалуются на отношение других родителей к их детям. Со стороны правозащитников стоит трудная задача – разъяснить учителям, детям и родителям права человека, в частности права детей-инвалидов на образование. И это только школа, а ведь есть еще и вузы. Нужно готовить педагогов, которые могли бы эффективно подавать информацию людям с инвалидностью.

 

Отсутствие качественного образования не позволяет таким людям впоследствии получить достойную работу. В Казахстане 705 тысяч людей, которые получают пособие по инвалидности. Только 5% из них имеют высшее образование, – поделился с присутствующими Вениамин Алаев.

 

Также эксперты отметили, что сейчас в обществе появился запрос на диалог с властью. Но та в свою очередь не всегда может его обеспечить.

Социолог Илеуова подчеркнула, что именно для этого во всем мире и существует партийная система. Именно партии должны доносить до власти интересы населения. Для этого можно использовать и дополнительные каналы, в условиях казахстанских реалий таковым может стать НСОД.

 

Модератор встречи и руководитель группы «КИПР» Ерлан Смайлов подвел итоги обсуждения.

 

– Казахстанцы хотят иметь высокий достаток, безопасность, адекватные цены, медицину и образование. Имеется большой запрос на социальную справедливость, качественный, двусторонний и постоянный диалог с властью. В Алматы он достаточно хорошо сформирован и будет расти как тренд. Однако в регионах ситуация другая. Но давайте постараемся быть оптимистами. Очень хочется ими быть, – резюмировал он.

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости
Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie