Почему сдувается национальная «подушка безопасности»?

Несмотря на выполнение основных параметров республиканского бюджета в 2020 году, казахстанская экономика трещит по швам. Объяснения от правительства стандартны — пандемия коронавируса и волатильность цен на углеводороды. Однако с такими оправданиями не согласны в Счетном комитете. Фискалы уверены, что стагнация имеет внутренние причины.

По амбарам, по сусекам...

 

Масштабный аудит Счетного комитета РК показал, что в 2020 году стремительное падение экономики удалось остановить траншами из Национального фонда. Коронавирусный пожар в экстренном порядке тушили трансфертами из закромов: дошло до того, что 40% доходной части бюджета пришлись на подобные поступления.

 

По сути, с определенного момента Нацфонд перешел из режима накопления в режим потребления. По данным отечественного регулятора, нацактивы снизились до 57,5 млрд. долларов. Только за шесть месяцев текущего года со счетов государственного фонда ушло 2,1 трлн. тенге, приход в два раза меньше — 942 млрд. тенге. Падение цен на основные экспортные товары и всеобщая неопределенность довели местный бизнес до полного «полового бессилья» — налоги в казну собираются только после продолжительных прелюдий. Для покрытия своих обязательств государство вынуждено тратить накопления, отложенные на черный день. 96% от всей суммы прошлогодних поступлений в Нацфонд уже израсходованы. Но это полбеды. Аудиторы СК с удивлением обнаружили, что национальные компании — становой хребет сегодняшней экономики — решили не переводить доходы на государственные счета. Дескать, квазигосударственный сектор получил вольную — ему предоставлено право использовать средства от приватизации на погашение внешнего и внутреннего долга.

 

Более того, нацхолдинги используют «кубышку», словно собственный кошелек. При проверке установлен факт, когда «Самрук-Казына» взял 162 млрд. тенге из Национального фонда, чтобы погасить «персональный» облигационный заем. Не отстают от госменеджеров и наши нефтяники — в 2020 году они задолжали «фонду будущих поколений» 664 млрд. тенге.

 

— Нацфонд в очередной раз выполнил роль «подушки безопасности» для страны. Тем не менее, для всех очевидно, что на фоне кардинального изменения мировой экономики необходимы поиск новых источников несырьевых доходов и пересмотр подходов к управлению средствами фонда. Зависимость от нефтегазового сектора создает риски ухудшения состояния платежного баланса и стабильности национальной валюты, — заявила председатель Счетного комитета РК Наталья Годунова на совместном заседании палат парламента.

 

Кто не работает, тот ест

 

Желание правительства перевести отечественную экономику на несырьевые рельсы вполне объяснимо. Однако иногда одного желания может оказаться недостаточно. К примеру, все попытки трансформации квазигоссектора в высокотехнологичные и эффективные институты не дают должного эффекта. При этом систематическая бюджетная «вакцинация» не мотивирует на повышение рациональности в использовании государственных ресурсов.

 

Аудированный отчет Счетного комитета показал, что у 25 национальных компаний в прошлом году скопилось нарушений аж на 41 млрд. тенге — неэффективно использованными оказались 340 млрд. тенге. Кроме того, широко разрекламированная приватизация принесла в бюджет всего 7% от суммы реализации непрофильных активов.

 

По итогам 2020 года рост долговых обязательств нацкомпаний к уровню 2019 года составил почти 15%. Это, уверены в СК, и стало причиной роста государственного долга. Цифры и в самом деле пугающие. Соотношение задолженности к ВВП достигло 29,4% и превысило установленное Концепцией новой бюджетной политики ограничение в 27%.

 

Следует отметить и резкий рост (в пять раз) долга местных исполнительных органов, который на начало 2021 года составил 1,1 трлн. тенге. Подобные эскапады, по мнению аудиторов, создают очень высокие риски для макроэкономической стабильности.

 

— Задел прочности еще есть. Но хотелось бы, чтобы у нас были четко сформулированные намерения по принятым долговым обязательствам. Когда, из каких источников и в каких объемах планируется осуществлять погашение долга. И не на один-три года, а как минимум на 10 лет. Здесь нужны ясность и прозрачность, — отметила Наталья Годунова.

 

Кстати, львиная доля внешних займов приходится на обеспечение текущей деятельности госорганов, привлечение международных консультантов и изучение зарубежного опыта!

 

По мнению представителей СК, основными системными проблемами государственных холдингов являются:

 

— нерегламентированная и непрозрачная дивидендная политика;

 

— осуществление значительной доли закупок без конкурса и часто у аффилированных компаний (77%);

 

— высокая сметная стоимость возводимых объектов;

 

— существенные недостатки в корпоративном управлении. В большинстве национальных компаний до 58% в административных расходах занимает зарплата;

 

— наличие на балансе непрофильных активов и значительные затраты на их содержание.

 

Ну и вишенкой на торте стала претензия, которая поражает проверяющих чиновников и вызывает рост «левацких» настроений в обществе. Оказалось, что топ-менеджеры нацкомпаний, несмотря на кризис, получают гигантские вознаграждения и бонусы. Причем сумма поощрений не зависит от выполнения модного нынче KPI.

 

Навскидку вспомним АО «Казахтелеком». В прошлом году члены совета директоров оператора связи заработали по 1,7 млрд. тенге, что-то около 8 млн. в месяц на брата. Высокопоставленные железнодорожники из АО КТЖ вместе с зарплатами и премиями получают по три миллиона тенге в месяц. А годовое жалование семи руководителей НАК «Казатомпром» составило 1,2 млрд. тенге.

 

Не ищите здесь логики...

 

Счетный комитет РК неоднократно обращал внимание правительства и законодателей на необходимость рассмотрения вопроса по внедрению системы управления госрисками. Об этом много раз говорил и глава государства Касым-Жомарт Токаев. Однако реакция исполнительной власти «заблудилась» в бюрократических коридорах столицы.

 

Сумма неэффективно использованных бюджетных средств, выделенных в 2020 году, составила 570 млрд. тенге. Сюда входят возврат неиспользованных денег и нарушения по расходованию антикризисных ресурсов, которые не сработали на смягчение последствий пандемии.

Ярчайшим примером откровенного разбазаривания финансов из государственной казны стали специальные экономические зоны. На сегодняшний день в Казахстане официально 13 СЭЗ, но только три из них достроены и запущены в «свет». Напомним, в спецзонах планировали развивать конкурентоспособные производства. За десять лет на эти цели только из республиканского бюджета выделено 372 млрд. тенге, из них 62% — средства Нацфонда. Также в СЭЗ вкладывались и национальные компании — всего объем инвестиций составил порядка 4,3 трлн. тенге. Каков итог? 60% территории специальных экономических зон пустует, а вместо развитой промышленности мы имеем заводы по производству пластиковых стаканчиков, закрывающиеся за ненадобностью. На 1 тенге госвливаний приходится чуть больше 3 тенге инвестиций, из которых 1,1 тенге частных, остальные — квазигоссектора.

Вердикт Счетного комитета: — «... низкий технологический уровень производства и его объемов, снижение роста инвестиций, характер структуры экспорта свидетельствуют о неэффективности деятельности уполномоченных государственных органов, ответственных за координацию достижения основных целей создания СЭЗ».

 

Аналогичных фактов вагон и маленькая тележка.

 

— В отдельных случаях до сих пор отсутствует стратегическое видение развития важнейших отраслей. Недавно Счетный комитет завершил аудит Управления земельными ресурсами. И что же? У нас отсутствует не только Стратегия развития земельных ресурсов. Нет даже концепции. Пока все еще идет гонка за освоением. За это жесткий спрос. А вот переформатировать сознание на результат пока не очень хорошо удается. Уже давно назрела необходимость критически пересмотреть существующие расходы на предмет их качества и получаемого эффекта от реализации. Об этом в каждом своем выступлении говорит глава государства. При ограниченных возможностях бюджета необходимо четко и последовательно расставлять приоритеты. Это позволит гарантировать исполнение всех запланированных обязательств и обеспечит преемственность принятых решений, — резюмировала председатель СК Наталья Годунова.

Источник

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости
Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie