Почему я принял ислам

Смена религии для многих — серьезный шаг.

 

Так уже повелось, что русские традиционно исповедуют христианство. Смена религии – для многих это серьезный шаг, потому что он сильно меняет мировоззрение, привычки и поведение. Сергей Алексеенок в детстве был крещен в православной церкви. А в юности даже успел послужить послушником при храме. Но, как он поясняет, с православием у него как-то не сложилось. Сергей понял, что ислам – это религия мира, добра и созидания, и она ему ближе по духу. Он стал мусульманином, и это был его сознательный выбор. Как долго он к этому шел, почему решил сменить религию, и от чего пришлось отказаться — этим и многим другим он поделился с читателями.

 

— Мысли сменить религию у меня возникли давно. Ислам воспринимался мной на духовном уровне, хотя я понимал, что «путать туризм с иммиграцией» нельзя. Видеть со стороны святые места, или даже заходить в мечеть — это одно, возможно, очарование внешней красотой и загадочностью. Другое дело — жить в этом осознанно.

 

Жесткие правила, регулирующие жизнь мусульманина, — тяжелый труд, особенно когда в тебе еще есть недостаток веры. Тот же пятикратный намаз — именно то, что я не готов был соблюдать, плюс ко всему недостаток имана — настроения веры. Но я понимаю, что все это для нашей же пользы. Это дарит нам очищение и радость.

 

Шел я к этому долгих 20 лет. Уже тогда у меня стали появляться мысли о принятии ислама. Я увлекался суфизмом — это религиозное течение ислама, мистическое, к которому в классическом традиционном исламе относятся очень осторожно. Но Ходжа Ахмет Яссауи — личность, которую я очень уважаю, великий учитель, просветитель, поэт тюркского мира, он как раз-таки проповедовал суфизм.

 

Процесс смены религии у меня проходил в Шымкенте, так получилось, что я был там в командировке. Настроение у меня было подавленное. Я попросил своих друзей-мусульман отвезти меня в мавзолей Ходжа Ахмета Яссауи, куда я стремился последние 10 лет. Я чувствовал там особую энергетику. Друзья меня спросили, почему я с таким уважением отношусь к мавзолею Яссауи, но не принял ислам. Я им объяснил, что ислам для меня — это жесткая внутренняя система, к которой я еще не готов. Они сказали, что, если я так буду рассуждать, то не приму ислам никогда. Говорили: «Прими ислам! Всевышний благ, и со временем укрепит твою веру, а потом по ней уже даст тебе».

 

На следующий день меня отвезли в Сары-Агаш в большой исламский центр. Перед учениками медресе я прочитал шахаду на арабском языке: «Нет иного Бога, кроме Аллаха на небе, и Пророка его Мухаммеда на земле». Потом прошел обряд — когда я молился, мне дали новое имя Мухаммад-Амин. Но по документам у меня осталось мирское имя — Сергей.

 

В исламе множество течений. Я суннит, придерживаюсь ханафитского мазхаба — это наиболее распространенное на территории Казахстана течение.

 

— Сергей, а что вас именно не устраивало в христианской религии?

 

— Меня напрягали какие-то моменты, например, засилье священнической касты, почитание мощей святых. Мне это непонятно. Но это не значит, что я отошел отчего-то плохого в поисках хорошего. Тот же ислам признает христиан как людей Писания. Христианство — это та же вера, которая была дана Всевышним через своих пророков. И в христианстве, и в иудаизме, и в исламе большинство великих пророков, они одинаковые. И Иисус Христос – это тот же Иса, это величайший пророк после Мухаммеда, да благословит его Аллах и приветствует.

 

— А как близкие, друзья и знакомые отнеслись к вашему выбору?

 

— Мои родные знали, что я расположен к исламу, а вот друзей, это немного удивило, ведь я всегда был более свободолюбивым, с тенгрианскими взглядами на жизнь — это воля, степь, почитание культуры нашей земли. Удивило их, скорее всего, то, что я согласился принять жесткие регламентированные правила жизни.

 

— Изменилось ли что-то в вашей жизни, когда поменяли религию?

 

— У меня были привычки, от которых я смог отказаться. Сейчас я планирую отойти от курения. Готовлюсь перейти на пятикратный намаз.

 

Пришлось отказаться от свинины: колбаса, сосиски, бутерброды, перекусы… Я удивился, насколько часто я ее употреблял раньше.

 

Я посещаю мечеть. Хожу туда с друзьями. Жума-намаз каждую пятницу – пока нет. Но я надеюсь, что приду к этому очень скоро.

 

Много путешествую по святым местам. В Казахстане я посетил практически все святые места. Я очень люблю красоту этих мест. Некоторые места, что у нас считаются святыми, «Ак мечеть», например, священная пещера «Қоңырәулие», Аулиеагаш под Жаркентом — это места, созданные природой. Я воспринимаю их как творение Аллаха. Когда вижу их природную красоту, убеждаюсь в могуществе и величие Всевышнего. Но сейчас это места экономического ислама, и к ним надо относиться осторожно, потому что это связанно с идолопоклонничеством. Между людьми и Аллахом нет посредников. Есть один наш пророк, да благословит его Аллах и приветствует!

 

Есть места, которые связаны с личностью. Там похоронены учителя и подвижники — это мавзолеи Ходжа Ахмета Яссауи, Арыстан-Баб. Там ощущается особая энергетика, потому что туда приходит много людей. Чувствуется их единство, намоленность этого места. В Рамадан, например, появляется какая-то концентрация, не такая, так в обычной повседневной жизни. Здесь ты собираешься, больше сосредотачиваешься на вечном — на Боге. И он, по милости своей, нисходит на тебя. Есть еще такое место — Ыргызбай-аулие, с которым у меня связана довольно занятная история, оно находится по дороге из Тарбагатая в Зайсан. Я проезжал мимо, но побывал там только на третий раз. Первые два раза ломалась машина, и наконец, в третий раз мы туда заехали. Это был последний день накануне Рамадана, я был неподобающе одет — в шорты и рубашку с коротким рукавом. Но все же мне нашли подходящую одежду, чтобы я смог зайти в мечеть.

 

Хочу ли я побывать в Мекке? Конечно, это желание каждого правоверного мусульманина. Это один из пяти столпов религии. Но я пока не готов загадывать. Я не знаю, сколько Аллах мне отвел времени для жизни. Каждый день надо воспринимать как последний, потому что ты завтра явишься на его суд. Но, если будет его воля, я бы хотел, чтобы это произошло чуть позже, когда у меня будет глубокое молитвенное погружение и проникновение в религию.

 

— Сергей, трудно ли вам сейчас выполнять правила ислама?

 

— Пока еще в полной мере я их не соблюдаю. Я держал оразу, и это было для меня сложно. Без воды я очень страдал, но все приходит со временем. Те, кто посоветовал мне прочитать шахаду, они были правы. Понимаете: чем больше читаешь Коран, чем больше молишься, тем сильнее твоя вера. Я уже несколько сур знаю, правда, на русском языке, пытаюсь арабский учить. Еще не так много времени прошло с февраля этого года — с момента принятия ислама, но постепенно, с благословления Аллаха, что-то меняется во мне.

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости

Новости партнеров

Подпишитесь на нас, чтобы получать интересные новости!

Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie