Работайте… братьями!

Что произошло, если славяне отнимают у тюрков звание кочевников?

 

Вспомним диалог в трамвае из культового фильма «Брат»: «Не стреляй, брат! — «Не брат ты мне…». Далее по тексту, с напоминанием окраса ягодичных мышц «небрата». Эту сцену необходимо вспомнить только для того, чтобы постараться о ней получше забыть. Вернее так, - вспоминать о ней с таким сожалением, от которого бы становилось настолько неуютно именно сейчас, когда память словно приносит извинения.

 

Теперь давайте сделаем над собой усилие и представим… или так… допустим саму возможность повторения этой сцены уже в алматинском автобусе, где в роли «понаехавших» оказались бы «лица славянской национальности».

 

Получилось нафантазировать? Согласимся, что подобные фантазии всегда «на грани фола», но могут стать неким социо-психологическим тестом, и все более становящаяся «притчей во языцех» Толерантность здесь не при чем. И вот почему…

 

Сменилась кодировка распознавания «свой-чужой». Не сочтите за конспирологически ущербную утонченность, но граница ныне пролегла на поле «светкости» и… «советскости». Причем, со всевозможными «перетеканиями» из имиджа — в реноме. И здесь определимся: «имидж» — создаваемый и даже навязываемый образ, «реноме» — уже сложившийся образ, где-то даже «навязший на зубах». Объяснимся на таком примере: при определении статуса мужчины требуется бросить два взгляда – на часы и обувь… «Ролекс» и «Брионии» …и с имиджем все ясно. А если часы — в мобильнике, а на ногах сандалии-плетенки, да с носками… сами понимаете, от такого реноме не уйдешь… словом — светскость и советскость. Вы скажете: а причем тут ксенофобия, как неприятие «чужаков»? И будете где-то правы, но здесь потребуется новый взгляд, в новых условиях, когда…рискнем показаться банальными, но… «когда мир уже никогда не будет прежним»…

 

Да, следует признать, что в этой расхожей фразе, как в капле воды отразилось… что «кровь людская — не водица», а «слеза ребенка»… далее по тексту… сводок с фронтов, на фоне грядущих катастроф. И при всем этом, что-то важное хоть проговаривается в речах политиков и их толкователей – политологов, но что-то явно остается в «тени событий и в эскизах мыслей». Вглядимся. Причем, с акцентированием на нашу символику, в условиях независимости с точки исторического развития, а конкретно с…

 

«91»… и год обретения независимости здесь подразумевается, а так, проще и короче – это название музыкального коллектива. Популярного до чрезвычайности, а также чрезвычайно скандального. Имеющий в своем, как сейчас модно говорить, «в бэкграунде», тянущийся хвост радикально националистических высказываний, чем отмечалась в свое время музыкальная группа «Орда», один из участников которой является продюсером проекта «91». Музыкальный стиль коллектив определяет сам как т. н. «Q – РОР», не путать с «К – РОР», и вот почему. Наш «Кью-поп» исполняется на казахском, а на каком языке поются песни в стиле «Кей-поп», уже не так важно. Важнее, что именно южнокорейцы стали основателями этого стиля, и теперь число их последователей и подражателей множится день ото дня. И группа «Найнти уан» — именно так она объявляется на концертах — это симулякр, «копия копии» многих азиатских коллективов. Да, различаются они лишь оттенками цвета волос и степенью отсутствия маскулиности в имидже участников-парней. И это следует особо подчеркнуть: поющие и при этом танцующие словно соревнуются в изящном отрицании своего же гендера, как проявления социального пола. И в наших степных палестинах, где «би» — означает просто «танец», то в танцевальных движениях группы «91» явно просматривается явное указание на некую «бисексуальность». Что не мешает их поклонникам в РК объединяться в фанатские тусовки под названием «Иглз». Сиречь — «орлы», в смысле «беркуты»… ну, как флаге… а почему не «казакша» — так «агылша» солиднее. И западнее, и зарубежнее, и глобальнее, словом — «адамша», ну, по ходу, «как у людей». Тем более, что поют их кумиры — по большей части на казахском языке — опять-таки — по большей части. В меньшей — идет заполнение пауз и синкопов, ничего не значащим набором слого-ударной патоки, и все это на фоне резвой смеси танцевального речитатива и двуполого вихляния. Что ж… кому как, а «иглзам» — нравится. Причем, нравится именно то, что это единственная казахстанская группа, которая, что называется – «в тренде». А вот остальным «беркутятам» как-то не заходит. И кто же они?..

 

Берем на себя смелость и признаем, сокрушенно вздохнув — «консерваторы», конечно же. И к политике имеющие весьма опосредованное отношение, но по музыкальным предпочтениям — это «эстрадники», «попса», «доМброхоты». И в целом, и в частности — обработчики традиционного народного казахского мелоса, в эстрадных ритмах танцевальных программ… для праздников и дат. Той-дат, для «той-масс», как проявления масс-культуры. И эти самые «той-массы», как «пьяно-ненасытная» толпа гуляк, спешит представить свое творчество как проявление «народности». Где-то, наверное, можно и согласиться, но…

 

Давайте перенесемся теперь на российские просторы и зададимся вопросом: что произошло, если славяне отнимают у тюрков звание кочевников? Да, на улицах казахстанских городов все чаще можно встретить наших славянских братьев, и не стоит задаваться вопросом — как мы их отделяем от местных русских. Кто хоть когда-нибудь бывал в России, обладает таким наметанным глазом… и не спрашивайте — как это получается, давайте остановимся на том, что именно русскоязычные казахи лучше многих русских говорят по-русски. «Как дикторы», без аканья, оканья и прочих диалектологических прикрас. Которые, да, звучат довольно мило, но только в местах распространения русских диалектов. А здесь… ну, сразу: «Да ты, брат, россиянин…». И что? И все. Далее только любопытство: «А чего вам, братцы, дома не сидится?». И начинает работать реноме. Но как-то странно и даже отстраненно. Российская Империя — на подъеме и скоро прирастет Украиной. Что тут поделать — вести с передовой говорят об этом, и кроме того, подтверждаются все чаще западными экспертами. Тогда наши «братья понаехавшие» совсем никак не «имперцы»?.. Упростим ответ, как и в нашем случае…

 

«91»… и все, что связано с либеральными свободами, граничащими со вседозволенностью. «Понаехавшие» обладают неким сверхчутьем, которое четко определило: Украина — это только начало. Далее «войдет» Приднестровье, но без гарантий прохождения новой границы по Днестру, а то и по Дунаю, по Одеру, а там и «до британских морей». А для этого потребуется не просто Специальная Военная Операция» — СВО, а оСВОбождение Европы от американского ига. Но это, надо понимать, мобилизационный призыв на всей территории РФ. Согласимся, что Российская Империя «наносит ответный удар», да, не россияне «замутили Майдан», со всеми вытекающими… в виде кровавой жижи на полях сражений в Донбассе. И то, что все только начинается, диктует новые условия взаимоотношений...

 

На наш взгляд, это и прозвучало на Санкт-Петербургском экономическом форуме из уст президента Токаева. Карьерный дипломат, с огромным опытом, с отличным знанием международной юриспруденции, говорил спокойно и уверенно. Причем, мало обращая внимание на убаюкивающие заверения своего российского коллеги об историческом братстве наших народов. «Непризнание»… прозвучало, как… признание: «Работайте, братья!.. но только в своих, вами так понимаемых юрисдикциях. Для вас в Казахстане таких условий нет и не будет. И все, на что мы можем согласиться, так это…

 

91-й год, как новая точка отсчета «светскости» и «советскости», когда мы говорим всем, кто переезжает в РК: «Здесь можно красить волосы — в пику «той-массам», здесь можно все, что не противоречит законам человеческих отношений, но обращение – «брат» придется заработать»… И всем нам, казахстанцам, следует призадуматься – к кому обращено пожелание: «Добро пожаловать! Работайте…братьями…Бог в помощь!»…

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости

Новости партнеров

Подпишитесь на нас, чтобы получать интересные новости!

Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie