420.32 509.34 5.7

«Работающая бедность», или Почему треть работников Казахстана – малоимущие

Такие данные были озвучены экспертами в ходе заседания аналитической группы КИПР на тему «Работающая бедность в РК: масштабы, причины и необходимые меры для ее сокращения». В совещании приняли участие руководитель группы Ерлан Смайлов, политолог Марат Шибутов, социолог Гульмира Илеуова, мажилисмен Айкын Конуров, экономический обозреватель Сергей Домнин и эксперт Шолпан Айтанова.

 

Растет бедность в принципе и работающая бедность в частности

 

«Работающий бедный» – это человек, имеющий официальную работу, но получающий зарплату меньше 2/3 от медианной (зарплата, ниже и выше которой получают по половине работников).

 

– В 2020 году медианная зарплата в Казахстане составляет 140 тысяч тенге, две трети от нее – это около ста тысяч и ниже. То есть зарплата многих казахстанцев варьируется от 42 тысяч тенге (так как меньше платить нельзя) до 100 тысяч, – сказал Марат Шибутов.

 

Если пересчитывать доход на душу населения, то получается еще меньше. При медиане в 140 тысяч и двух «работающих бедных» в семье – в среднем от 60 тысяч тенге на человека и ниже (зависит от количества детей).

 

Для сравнения Ерлан Смайлов привел статистику Европейского союза, где в среднем «работающая бедность» составляет 9,5%: в Румынии – 18%, в Испании – 13%, в Италии – 11%. У нас же, по его данным, таковых насчитывается около 33%, или около 3 млн человек.

 

– Даже в трудоизбыточных европейских странах таких людей значительно меньше, чем у нас. Это происходит на фоне общего роста бедности в Казахстане – не только среди работающих. Всемирный банк тоже отмечает, что в Казахстане есть большая тенденция роста бедности, причем в сфере занятости четкий стресс устроила пандемия, – рассказал Ерлан Смайлов.

 

Политолог Шибутов добавил, что на низкий уровень «работающей бедности» в ЕС влияет сравнительно неплохое пособие по безработице, которое позволяет человеку не соглашаться на нищенскую зарплату. И работодатель, чтобы найти работников для своего бизнеса, вынужден повышать оклады.

 

Мажилисмен Айкын Конуров предложил для определения «работающей бедности» использовать «индекс холодильника»:

 

– Понятно, что безработные вообще ничего не могут себе позволить, но если семье для того, чтобы купить холодильник, нужно копить несколько месяцев или же брать кредит – ее автоматически можно причислить к категории «работающая бедность».

 

Относительно масштабов этого явления у мажилисмена тоже оказалась своя точка зрения. Он подчеркнул, что почти половина населения страны живет в сельской местности – а там очень низкие доходы. Если присовокупить сюда городских жителей, то к категории «работающая бедность» можно отнести около 70% экономически активного населения.

 

– У нас более половины населения тратит около 54% доходов только на еду, – отметил г-н Конуров.

 

По его мнению, рост потребительского кредитования в нашей стране происходит из-за того, что люди пытаются поддержать свой уровень жизни, причем не за счет роста доходов, а занимая деньги.

 

На сегодняшний день в Казахстане размер средней заработной платы в пересчете на доллары достиг минимума за последние 12 лет. При этом большая часть товаров народного потребления и продуктов питания ввозится из-за границы, а расчеты ведутся в валюте. Соответственно, падает покупательская способность населения.

 

«Законодателем моды» в зарплатном секторе является государство

 

Гульмира Илеуова добавила, что «работающие бедные» часто имеют достаточно высокую квалификацию в своей сфере деятельности и в других условиях могли бы претендовать на более высокий уровень доходов. И в советское время плюс какое-то время после распада СССР он у них был. Однако с течением времени престижность труда заметно упала, а доходы людей сократились. Прежде всего это касается бюджетников (в том числе и социальной сферы):

 

– Это люди, которые в свое время вложились в образование, у которых есть достаточно значимый вклад в развитие нашей республики, но при этом их труд оценивается на очень низком уровне. И если в стране насчитывается большое количество таких людей, возникают вопросы к ее социальной направленности.

Илеуова заявила, что главным «законодателем моды» в сфере зарплат у нас является государство. В госсекторе зарплаты низкие, поэтому частники тоже сохраняют их на сравнительно невысоком уровне. Как минимум – на аналогичных позициях.

 

Уже давно говорили, что нам нужно поднимать заработную плату. В свое время существовала такая концепция, что рынок рассудит и зарплаты вырастут естественным образом. Нам говорили, что баланс зарплат по отраслям тоже придет в равновесие, исходя из некоей «экономической целесообразности». И что мы видим сейчас? Низкие зарплаты в госсекторе, частники тоже на них ориентируются. Соответственно, резкий рывок в других секторах (не считая добывающей промышленности) в принципе невозможен.

 

Социолог рассказала, что уже внутри «работающей бедности» образовались две группы: те, кому денег хватает только на питание, и те, кому даже на питание не хватает:

 

– Это очень большие группы людей, уж порядка 20% точно. По моей оценке – не меньше четверти. Чаще всего в таких семьях работает один из супругов, второй (в большинстве случаев – жена) неофициально подрабатывает. Доход на семью в целом – от 100 до 120 тысяч тенге. В зависимости от размеров семьи на человека приходится от 25 до 35 тысяч тенге.

 

Марат Шибутов добавил, что общую негативную тенденцию несколько смягчает прошедшая в девяностые приватизация квартир и земельных участков. То есть бедным хотя бы есть где жить:

 

– За счет этого доля владельцев недвижимости в Казахстане очень большая – от 55 до 60%, то есть как в развитых странах. Только поэтому мы этих бедных часто не видим. Дальше будет расти количество людей, не имеющих собственных квартир, которые вынуждены платить еще и аренду. «Работающие бедные» вообще неустойчивы: когда что-то случается с работой, они сразу становятся нищими. А при отсутствии собственной недвижимости они станут еще и бездомными. Вот тогда-то мы и увидим истинные масштабы этого бедствия.

 

Формула «сначала бизнес – потом люди» не работает

 

Шибутов подчеркнул, что рост «работающей бедности» приводит к утрате государством конкурентоспособности и снижению его эффективности:

 

– Если люди хотят нормальных зарплат, они должны держаться от государства подальше. Соответственно, у нас будут плохие полицейские, военные, врачи и так далее. Политически такая ситуация ведет к тому, что государство слабеет как относительно других государств, так и внутри, уступая позиции корпорациям. Эти структуры становятся более конкурентоспособными и начинают давить на государство. Это большая проблема.

 

Руководитель аналитической группы КИПР Смайлов добавил, что подобное мы уже могли наблюдать на примере спиленных в Алматы краснокнижных деревьев, когда организации позволили себе «наплевать на все и на всех».

Шибутов считает, что для начала нужно пересмотреть тарифные сетки для бюджетников. Можно просто дать напрямую больше денег, а можно компенсировать какими-то большими социальными льготами. Другого выхода нет.

 

Илеуова напомнила, что в начале нулевых в обществе еще сохранялась надежда на «будущее для детей»: мол, они вырастут и станут богатыми, а мы пока потерпим. Но уже сейчас оказалось, что все больше людей, родившихся в бедности, не могут подняться на более высокий уровень:

 

– Все, как описывали классики. У нас идет конкретное закрепление в социальных нишах и воспроизводство бедности. Эти люди не могут поставить себе более высокие цели. Страна погружается в то болото, из которого мы однажды выскочили путем неимоверных усилий.

 

Еще один «весомый» аргумент, который приводят противники поднятия минимальной зарплаты, что в бюджете на это нет средств. Однако Смайлов считает, что на самом деле они есть, но расходуются «не по адресу».

Если оптимизировать расходы госкомпаний, прекратить спасать банки и тому подобное, денег хватит на всех, да еще и останется:

 

– Нас все время пугают инфляцией: мол, поднимем зарплату – подскочат цены. И зарплату не поднимают, и цены все равно скачут.

 

Очень важно понимать, что формула «сначала бизнес – потом люди» не работает. Нужно в первую очередь поднимать благосостояние населения. Увеличьте минимальную зарплату в бюджетной сфере, а рынок труда – един, как сообщающиеся сосуды. В частном секторе увидят, что работа в бюджетном секторе стала более мотивированной и престижной и люди начали переходить туда, и тоже начнут поднимать зарплату, чтобы вернуть работников.

 

Сегодня в целом по зарплатам планка низкая, и работодатели это прекрасно понимают.

 

Конуров по этому поводу заявил, что в стране, к сожалению, нет адекватного восприятия проблемы «работающей бедности»:

 

– Подобные выводы можно сделать из того, как верстался трехлетний бюджет. В свое время мы приветствовали увеличение минимальной заработной платы, которое благотворно сказалась на многих показателях. Однако сейчас 42 500 тенге – недостаточная сумма, ее надо поднимать серьезно. На сегодня бедность и отсутствие перспектив из нее выбраться – главная экономическая проблема Казахстана. Но правительство пока этого не понимает и в большей степени ориентируется на сырьевую составляющую. Даже не на развитие реального сектора экономики... 

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости
Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie