429.68 488.16 5.92

С боевиками работаем в условиях следственных изоляторов — Руслан Кайыргельды

Директор Центра консультации и реабилитации о профилактике как средстве предотвращения ухода в боевики.

 

В Афганистане власть захватили талибы и это негативно может сказаться и на странах Центральной Азии и Казахстане. Как предотвратить влияние деструктивных течений в исламе?

 

На этот и другие вопросы отвечает директор Центра консультации и реабилитации при управлении по делам религий Алматы Руслан Кайыргельды.

 

– Сейчас много стали говорить о том, что события в Афганистане повлияют на нас, на Казахстан, хотя мы и не находимся в такой непосредственной близости от границы с этой страной. Тем не менее, первое, о чем говорят, будто к нам могут хлынуть мигранты. И среди них может быть немало боевиков. Как в этой ситуации действовать нам в Казахстане: властям, в первую очередь, общественным организациям?

 

– Проблема в том, что я не политолог, мы больше теологи. Хочу отметить, что верующие в Афганистане придерживаются ханафитского мазхаба, как и казахи. Но у них несколько другое ответвление. И мы готовы здесь, в Казахстане, в случае появления представителей различных деструктивных религиозных течений, организовать профилактическую работу. Конечно, не без помощи государства, при поддержке общественности, ну, и представителей официального духовенства. Эта проблема, думаю, общая. Вы правильно отметили: у нас нет общих границ. Но, скажем так, радикальные проявления, которые сейчас могут появиться от граждан Афганистана, не секрет. Мы все прекрасно знаем, что там происходит политика выдавливания лиц, которые не придерживаются идеологии, исповедуемой представителями официальной власти на сегодняшний день. Поэтому в числе тех мигрантов, которые могут проникнуть на территорию центрально-азиатского региона, могут оказаться представители различных деструктивных религиозных течений. Мы со своей стороны готовы принять все меры противодействия пропаганде чуждых нам взглядов.

 

– Вы упомянули о том, что центр готов усилить профилактические меры. Какого рода эти профилактические меры?

 

– Наш центр работает во многом на волонтерских началах. И главным в эти дни для нас является помощь людям, которые к нам обращаются. Не секрет, что в Алматы есть семьи, у которых родственники попадали в лоно деструктивных религиозных течений. И, в конечном итоге, они боятся за жизнь своих родственников и обращаются к нам. Для начала всегда просят узнать, действительно ли их близкие придерживаются деструктивных религиозных течений. В иных случаях настаивают на проведении соответствующей разъяснительной работы. Если человек придерживается религии, мы пытаемся ему объяснить, где правильное направление традиционного ислама. В начале у нас было очень легко. Да, были лица, которые только-только пришли в ислам, и которые, может быть, заблудились и неправильно понимали отдельные каноны ислама и им легко было разъяснять. Но на сегодняшний день задача усложняется. Теперь у нас появляются лица, которые годами уже читают намаз, практикуют ислам и таких лиц очень тяжело разубедить, сказать, что где-то они ошибаются, что каноны ислама другие, нежели те, которым они привержены. С такими людьми надо работать каждый день, на конкретных примерах показывая их заблуждения. Это и есть профилактика.

 

– Простите, пожалуйста, вы упоминаете ислам. Очевидно, имеете в виду экстремистские течения, а не сам ислам?

 

– Все правильно. Мы работаем с лицами, которые придерживаются деструктивных религиозных взглядов. На сегодняшний день эта терминология употребляется во всех государственных органах и в общественности.

 

Совместными усилиями

 

– Ваш центр много и уже давно работает с теми, кто был на передовой, скажем, в Сирии, и вообще принимал участие в боевых действиях. Работаете при этом не только с ними самими, но и с их семьями. Подключаете ли психологов в таких случаях?

 

– Начнем с того, что с лицами, которые непосредственно участвовали в боевых действиях, мы работаем только в условиях следственных изоляторов. Тюрем в городе Алматы нет, и у нас есть специалисты, которые ходят по следственным изоляторам, проводят соответствующую работу. Естественно, что разговоры ведутся на разные темы, но в первую очередь наши специалисты рассказывают о канонах традиционного ислама и указывают на деструктивность воззрений, которые пытаются насадить миссионеры. Что касается семей, то была проведена операция «Жусан», в ходе которой из зоны боевых действий возвращены такие семьи. Точное число подобных семей трудно назвать, потому что женщины с детьми постоянно переезжают.

 

Основная наша задача – социализация детей и данных женщин, адаптация к нашему светскому образу жизни и традиционному исламу. Сейчас мы видим определенные подвижки, есть результаты в данном направлении – это связано с тем, что женщины уже устали от военных действий. Они увидели негативные аспекты. Перед выездом им обещали одно, разъясняли преимущества жизни в исламской стране, а фактически они увидели совсем другое. И они поняли, что были обмануты. Именно поэтому сейчас нам легче с ними работать. Они видят, что государство им много уделяет внимания. Мы же максимально, в рамках нашего реабилитационного центра, пытаемся им помочь адаптироваться. Стремимся оказать помощь, чтобы все дети получили соответствующее образование, необходимую медицинскую помощь, юридические консультации. А теологически с ними работает немножко другая организация – «Акниет».

 

Государство пытается обеспечить им возможность, чтобы дети могли ходить и в детские сады, и в школы, при необходимости получали консультацию и специалистов в области образования, медицины и юриспруденции. Отмечу, что у каждой семьи существуют различные проблемы, но есть общая: окружающие, когда узнают, что женщины с семьями были в зонах боевых действий, вместо сострадания проявляют предвзятое отношение. Поэтому мы максимально стараемся им помочь, чтобы их дети (это же наши тоже дети, дети нашего государства) не были отделены, а, наоборот, были одними из лучших, скажем так, граждан Республики Казахстан.

 

Уберечь неокрепшие умы

                  

– Ваш центр существует четыре года. Какие выводы сделаны за это время? И у меня последний вопрос в связи со всем тем, что вы сказали выше. Надо ли усиливать религиозное просвещение, воспитание населения? В каких это формах делать?

 

– У нас, и я это сам наблюдаю, религиозный вопрос становится все более актуальным. Вы видите, в мечетях на жума-намазах количество верующих больше и больше. Они уже не вмещаются на территории мечети. Но при этом часто попадают на призывы непонятных каких-то шейхов, псевдо-шейхов в социальных сетях, в интернете. Я хотел бы предостеречь нашу молодежь, чтобы свои знания об исламе получали у представителей официального духовенства. У нас в городе 52 мечети, действуют университет Нур-Мубарак, медресе Абу Ханифа. Иначе говоря, первичные знания можно получить в мечети. Если же кто-то желает изучить ислам глубже, то можно обратиться в медресе Абу Ханифа и университет. Замечу, что в обоих заведениях качество обучения с каждым годом улучшается. Преподаватели в доступной форме могут разъяснить ту или иную суру, указать, что главным является в заповедях.

 

В то же время хотел бы так сказать: здесь палка о двух концах – мы не можем пропагандировать в светском государстве отношение к религии и призывать молодежь к исламу. Но при этом хотелось бы уберечь наши молодые неокрепшие умы от деструктивных религиозных течений, которые активность проявляют во всех социальных сетях. А со своей стороны мы хотим сказать, что наш реабилитационный центр, наши двери всегда для всех открыты, мы готовы выслушать любого, помочь каждому при желании. И если есть какие-то проблемы, мы окажем любую посильную теологическую и иную помощь всем нуждающимся.

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости

Новости партнеров

Подпишитесь на нас, чтобы получать интересные новости!

Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie