420.79 511.98 5.67

Шокан Уалиханов – парадоксальная и загадочная фигура казахской истории

В прошлом году доктор исторических наук, глава Академии журналистов Казахстана, неутомимый исследователь Сагымбай Козыбаев как бы заранее напомнил, что на 2020 год выпадает 185-летие со дня рождения выдающейся личности, одного из самых известных сынов казахского народа, чингизида Шокана Уалиханова.

 

И это все о нем

Этот год для Казахстана полон юбилейными датами. Так, вся страна, отдавая дань памяти великому просветителю, отмечает 175-летие Абая. Но Шокан в этом плане каким-то непостижимым образом остался в тени.

 

О нем много сказано и написано, снято немало фильмов – документальных и художественных. Изображение Шокана в мундире ротмистра на заре независимости Казахстана было размещено на одной из купюр национальной валюты.

 

– Жизнь и творчество Шокана изучены вдоль и поперек. И историками, и филологами. Также не остались внакладе писатели, философы и правоведы. Библиография об Уалиханове – обширная. Она включает в себя воспоминания его современников, труды академика Алькея Маргулана, в частности его фундаментальный «Очерк жизни и деятельности Ч. Ч. Валиханова». Художественные произведения, изданные в период с 1975-го по 1985 год, – это Муканов, Марков, Стрелков, Косенко, энциклопедия «Чокан Валиханов», выпущенная в 2010 году на русском языке Кокшетауским государственным университетом под редакцией профессора Абуева. Изданы собрания сочинений Уалиханова в пяти томах, – рассказал профессор Козыбаев.

 

Но вместе с тем в биографии Шокана есть тайны, которые ставят в тупик даже такого знатока и эрудита, как Козыбаев.

 

Провалы в истории

 

– Все, что связано с гением, не может быть второстепенным. Но на три вопроса, связанные с его 29-летней жизнью, до сих пор нет однозначных ответов – конкретное место его рождения, поездка Шокана в Париж и тайна его преждевременной (существует версия, что насильственной) смерти, – подчеркнул историк.

 

Конечно, многие моменты его жизни, особенно те, которые касаются заключительного этапа жизни, полны недоговоренностей, каких-то временных провалов, необъяснимых поступков с его стороны. Также вызывает вопросы невнятный характер его взаимоотношений с родственниками. Даже обстоятельства его смерти изобилуют массой противоречивых сведений и жизненных коллизий.

 

Оно и неудивительно: Шокан Уалиханов – одна из самых парадоксальных и загадочных фигур политической истории казахов. Судьба Шокана, его деяния по-прежнему вызывают острый интерес. И острота эта связана прежде всего с универсальной актуальностью всех аспектов его жизни. Он слишком рано ушел из жизни, успев, как минимум, сделать мощные заявки на грандиозную научно-исследовательскую деятельность. Причем, несмотря на все имеющиеся у него очевидные таланты на этом поприще, оно могло быть лишь одной из его ипостасей. Одним словом, он явно многое не успел, хотя то, что сделал, другим хватило бы на несколько жизней. Но почему он так рано ушел из жизни? А ведь таких «но» в его довольно короткой биографии набежит немало.

 

Несомненно одно – он был одним из самых выдающихся казахов XIX столетия. И, пожалуй, лишь один из его сородичей и современников может по праву находиться рядом с ним – Абай. Хотя они были абсолютно разными людьми. Шокан, говоря образно – это принц голубых кровей, прямой потомок великого Абылай хана. Абай же – представитель верхушки карасуйек, выходец из степной родовой знати. Но их объединяет необъяснимая тяга к русской культуре и русскому языку. Шокан – это в какой-то степени классический продукт русской культуры.

 

Блестящий офицер

 

Получив блестящее образование на русском языке, он сделал не менее блестящую карьеру на военном поприще. Всесторонне образованный, он был принят в кругах высшего света Петербурга и нисколько не потерялся в нем. Судя по свидетельствам его петербургских друзей, не в последнюю очередь в силу того, что Шокан почти всегда играл по правилам, принятым в высшем свете русского общества. Под этим мы подразумеваем то обстоятельство, что ничто человеческое ему не было чуждо. Он не отказывался участвовать в гусарских попойках, умел волочиться за женщинами, всегда был в курсе всех интриг высшего света.

 

А о его заслугах перед Российским государством и самодержавием даже не имеет смысла повторяться. Его кашгарская экспедиция до сих пор остается образцом во многих смыслах. А ее практические результаты не утеряли своего научно-познавательного значения и в наши дни. После него в Восточный Туркестан проникали и другие выдающиеся российские разведчики и исследователи, в том числе и знаменитый генерал Лавр Корнилов (кстати, тоже имеющий казахские корни). Но именно Шокан был одним из первопроходцев. И, казалось бы, он востребован, успешен, на него возлагаются надежды, а впереди ждет великая карьера. Но это лишь одна сторона медали.

 

Утопист и идеалист

Фигура Шокана была и остается одной из самых трагических фигур казахской истории. Трагизм этот имеет множество граней. Одна из них – это переживаемый им дуализм. Он заключался в том, что, несмотря на полученное блестящее русское образование и успешную карьеру, в глубинах своего подсознания он оставался сыном степей. Он прекрасно осознавал глубину цивилизационного провала своего народа и всеми фибрами души жаждал его прогресса. Он наверняка мечтал о том, чтобы дух просвещения проник в казахскую степь и его народ смог бы занять достойное место в сообществе народов мира. Однако суровая реальность казахского бытия на тот исторический отрезок времени не оставляла места подобным надеждам. А до модернизации нации, включения номадов в орбиту большой мировой политики, возрождения государственности было еще очень далеко, и вряд ли тогда просматривались такие исторические изменения…

 

Оставаясь в глубине души человеком восточной ментальности, он никогда не утрачивал связи с духом атамекен (земли предков). Отсталость казахов, их косность, приверженность воинствующей архаике, нежелание ничего менять в тысячелетнем укладе жизни – все это не могло не удручать Шокана. Не стоит забывать и о том, что Шокан в этом смысле был немного идеалистом, отдаленно напоминающим социал-утопистов той эпохи. Середина XIX века – это переломный момент политики царизма по отношению к казахскому обществу. Если до этого самодержавие делало ставку на чингизидов, то в указанный период акценты несколько сместились и оно стало больше опираться на набирающую силу так называемую степную знать, состоящую из верхушки карасуйек.

 

Наиболее наглядной иллюстрацией такого подхода стало то, как Шокан с треском проиграл выборы в волостные управители. Местная верхушка с помощью интриг, запугивания и самой банальной коррупции просто-напросто выкинула чингизида Шокана из местной политической жизни. Когда читаешь, с какой горечью он пишет об этом в своем знаменитом письме Достоевскому, то почти на физическом уровне ощущаешь его боль и страдания от пережитой несправедливости.

 

Можно полагать, что этот неудачный опыт, да еще полученный на родной земле, стал одной из причин его возрастной фрустрации, которую впоследствии назовут кризисом среднего возраста. Возможно, Шокан так и не смог до конца оправиться от этого удара, что, собственно, и стало началом его физического конца. Однако след, оставленный им, до сих будоражит воображение и пробуждает желание узнать как можно больше об этой яркой и богатой натуре, человеке, в котором текла кровь того, кто сумел потрясти вселенную, в определенной степени обогнав свои окружение и время, и кто, как яркий метеор, оставил свой след в истории России и Казахстана.

 

Завершая наши рассуждения в более глобальном масштабе и вновь оценивая Шокана Уалиханова как мыслителя и интеллектуала, можно смело сказать, что именно Уалиханов сформировал почву для диффузии европейской и русской цивилизации в культуру Казахстана.

Источник: Vecher.kz

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости
Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie