Тайна репрессий Сталина

В марте этого года исполнится 68 лет со дня смерти Иосифа Сталина. Однако интерес к личности «Отца народов» не угасает до сих пор. С именем Сталина чаще всего ассоциируются политические репрессии 30-х годов прошлого века и главный фигурант этих репрессий – спецслужбы СССР.

 

Что скрывалось за репрессиями и насколько виновны в них спецслужбы? На эти и другие вопросы, связанные со сталинской эпохой, ответит писатель Александр Колпакиди, который одним из первых на постсоветском пространстве стал писать на эту тему.

 

– Александр Иванович, откуда у Вас такой интерес к истории и в частности – к спецслужбам?

 

– Это произошло случайно. Когда-то я работал в издательстве, где издавали серию воспоминаний разных перебежчиков, невозвращенцев и разведчиков. Я писал к ним комментарии и послесловие, постепенно меня увлекла эта деятельность. Потом руководители издательства начали меня уговаривать написал книгу, поскольку я смог найти целую кучу архивных источников, о которых другие люди не подозревали. Многие думают, что подобные документы находятся в совершенно секретных архивах, а на самом деле в обычных архивах тоже можно найти немало информации. Просто надо искать, и мне удалось это сделать. Так я написал свою первую книгу, а потом все как-то пошло-поехало.

 

– Получается, что даже для таких книг, как «Империя ГРУ» или «КГБ. Спецоперации советской разведки», никаких специальных архивов вы не изучали?

 

– Да, это так. Более того, если бы меня пустили куда-то, то потом могли бы потребовать показать им все, что я написал. И я уверен, что какой-нибудь цензор многое вычеркнул бы. А так я – независимый человек, у меня нет никаких допусков к секретным архивам. Я добыл информацию в обычных архивах. Дело в том, что в Москве, например, десяток таких архивов, где можно найти информацию по спецслужбам. Там есть бывшие партийные архивы: один – ЦК, а другой – московской организации. И в этих архивах находятся личные дела, в том числе и по разведчикам. Существуют, например, открытые военные архивы, там тоже многое можно найти. Большинство людей до сих пор не может поверить, что я ни в каких секретных архивах не был.

 

– Александр Иванович, какие «тайны за семью печатями» могут сейчас храниться в архивах КГБ? Все чаще мы слышим требования раскрыть архивы. Но не приведет ли это к гражданской войне? Ведь может обнаружиться многое: ну, например, что на Сакена Сейфуллина доносы писали сами казахи.

 

– Знаете, в этом, пожалуй, есть зерно истины. Дело в том, что следственные дела, которые все в основном и хотят получить, относятся к 37–38-му годам, и они действительно содержат массу компромата – доносы и так далее. Потому к вопросу об открытии архивов следует подходить максимально осторожно.

 

– А какое мнение сложилось у Вас о спецслужбах СССР?

 

– Я бы сказал, что их участие в событиях 30-х годов огромно, причем они играли в них двоякую роль. С одной стороны, спецслужбы наряду с партией выступали своеобразным «приводным ремнем» преобразования страны. Я имею в виду модернизацию, культурную революцию, коллективизацию. У Сталина было два «приводных ремня». Первый – это реальная партия, в которой имелись люди, стремящиеся действовать, а не получать какие-то привилегии. А второй – это спецслужбы. Этот «ремень» был, я бы сказал, более жестким и четким. Заслуга спецслужб в проведении модернизации страны огромная. То есть без них Сталин ничего не смог бы сделать.

 

– Можете ли Вы ответить, в чем заключалась главная тайна этих репрессий? Чем они были вызваны?

 

– Нам все время рисовали картину эдакого бесконфликтного общества. Сказали: «Ребята, строим социализм! Даешь колхозы!» Ребята ответили: «О, здорово! Давайте строить!»

 

А теперь представьте, кому предлагалось строить социализм. Деревенским парням, которые составляли 80% населения. У них столетиями существовал определенный порядок жизни: работа, праздники, женитьба. И все это было таким патриархальным, домотканым, сермяжным. И вдруг им говорят: «Все, надо в город, будешь жить в бараке. Там такие девчонки, не то, что у тебя в деревне. Выучишься в вечерней школе, станешь инженером». То есть человек должен был полностью поменять уклад жизни. Он приезжает в город, а там – заводы и фабрики. Одно дело на лошадке косить и другое – управлять механизмами. Парень не понимает многого, с трудом привыкает, но большей частью недоволен. Или возьмите инженера. Он теряет статус, не может иметь служанку или горничную, естественно, злится и теряет лицо. Масса людей была недовольна.

В одном только Казахстане происходило огромное количество восстаний, о которых молчали.

 

Появляются конфликты, создаются некие группы. Особенно это начинает проявляться в 30–31-м годах, когда по всей стране тысячи людей участвовали в различных протестных акциях. В Средней Азии басмачи появились, потому, что стало возможно приобрести оружие. Кстати, в мусульманских районах протесты вспыхивали из-за ликвидации шариата. На Дальнем Востоке, в Закавказье, в Азербайджане – всюду были протесты. И все это накладывалось одно на другое – коллективизация, религиозные дела. Естественно, в Советском Союзе ни слова об акциях протеста не говорили. Да и сейчас об этом мало что известно. Стали появляться группы, во главе которых вставали троцкисты, правые, националисты. Шла самая настоящая борьба за власть, прикрывающаяся идеологией.

 

И первыми здесь оказались руководители спецслужб. Сначала Генрих Ягода захотел стать знаменитым на весь мир и основал ГУЛАГ. Затем выяснилось, что он скрытый бухаринец, и на этом сыграл Николай Ежов, пришедший вместо него к управлению в НКВД.

 

Фактически Ежов и захватил власть в стране. Он был секретарем ЦК, возглавлял НКВД и стал председателем Центральной контрольной комиссии, то есть он контролировал партию. У него был план – захватить в стране власть, убрать Сталина или превратить его в формального вождя. Ради этого он начал большой террор. Основная масса людей погибла за время его руководства НКВД – в 37-м и 38-м годах.

 

А Сталин (и я считаю это преступлением с его стороны) ему верил. Верил несмотря ни на что.

 

– Откуда взялась такая слепая вера?

 

– Потому что Сталин мало общался с людьми, он был кабинетным работником. Он, например, доверил Кагановичу железнодорожный транспорт, и тот сделал железные дороги. С ним Сталину повезло, как и с Молотовым. А Николай Ежов оказался подонком. Он погубил массу людей. Причем, как сейчас выясняется из тех же архивных материалов, Сталин даже не подозревал о масштабах репрессий. Ежов филигранно играл на слабостях вождя. Он оказался «талантливым» лжецом, придумывал какие-то подпольные организации.

 

Началось все с Западной Сибири, где якобы окопались враги отечества. Сочинялось все очень правдоподобно. Дело в том, что во время коллективизации огромное количество кулаков выслали в те места. К моменту начала репрессий 400 тысяч человек сбежали. И они нелегально жили в разных районах. Это были в основном молодые люди. Сталин знал о них и опасался, что они могут начать восстания.

 

Ежов этим воспользовался и немедленно составил вполне правдоподобные бумаги, дескать, вот «список организаций, они все в этих организациях, не волнуйтесь, никуда не пропали, во главе стоят бывшие белые генералы». И нашел бывшего эсера, стоявшего во главе одной группировки.

 

– То есть Ежов виртуозно воспользовался изоляцией Сталина?

 

– В этом и заключается трагедия. Причем Сталин, когда это понял, не смог сразу убрать Ежова. Сталин боялся, что тот совершит военный переворот или физически устранит его. И потому Ежова «убирали» целый год. В течение этого времени Сталин постепенно назначал на высокие должности Лаврентия Берию.

 

Перед тем как Ежова сняли, он успел уничтожить немало документов. И нам сегодня остается только догадываться, что это были за документы и каково их содержание.

 

За те два года, что Ежов руководил НКВД, было расстреляно 670 тысяч людей. Это невиданное в истории человечества массовое убийство. И Сталин, конечно же, тоже несет ответственность за их гибель: ведь это он верил Ежову, он его назначал. Именно Отелло задушил Дездемону. И хотя Яго его обманул, но душил все-таки Отелло, а не Яго.

 

Я считаю, что Сталин – великий человек, но он тоже ошибался.

 

– Конечно, все люди ошибаются, а он был человеком. Александр Иванович, Вы согласны с выражением Михаила Ломоносова о том, что «народ, не знающий своего прошлого, не имеет будущего»?

 

– Безусловно, согласен. Особенно актуально это звучит в наше время, когда внутренние враги (а как еще можно их назвать?) разрушают историю, перевирают факты. И это становится очевидным для многих людей. Раньше можно было сомневаться, но сейчас уже все это видят.

 

– У Вас сейчас есть что-то в работе? Над какими книгами трудитесь?

 

– Недавно сдал два тома – больших и толстых – к 100-летию СВР, о внешней разведке. Собираюсь начать работу над книгой о мифах. Отдохну немного, а то коронавирус очень тяжело переносится, а потом сделаю, расскажу о мифах, которые сейчас внушаются обществу. Уже отобрал десятка два таких мифов. Нужно, чтобы люди поняли, как и почему они создаются. Я убедился, что, говоря правду, даже если ты один, можно достичь большего эффекта, чем целые телеканалы.

 

Наше досье. Александр Колпакиди, писатель, главный редактор издательства «Алгоритм» (Москва). Автор и соавтор более 20 книг об истории СССР и спецслужб, среди них наиболее известны «Империя ГРУ», «Двойной заговор», «Спецназ ГРУ», «Главный противник».

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости
Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie