419.66 500.44 5.62

Тон для отсутствия буллинга в коллективе всегда задает лидер

Понятие «корпоративный психолог» сравнительно недавно вошло в нашу жизнь. Между тем на Западе иметь таких специалистов в штате компании давно уже стало «хорошим тоном» среди прогрессивно настроенных руководителей.

 

Наш сегодняшний собеседник Жан Мукашева – корпоративный психолог «Астана групп». Эта женщина с мужским именем (так захотели ее родственники) и очаровательной внешностью является магистром психологии, доктором делового администрирования и кандидатом педагогических наук. И да, Жан Базархановна – воплощенная мечта, о которой еще на заре суверенного государства грезил первый президент РК Нурсултан Назарбаев. Это человек с высшим образованием, полученным в университетах Казахстана, России и Великобритании, и великолепно владеющий несколькими языками – казахским, русским и английским.

 

Она работает в «Астана групп» с 2018 года и сейчас с улыбкой вспоминает свои первые шаги в компании. Жан не скрывает, что иногда у нее опускались руки и тогда на помощь молодому специалисту приходил глава компании Нурлан Смагулов, чьи целеустремленность и стремление развивать дело мотивировали ее идти вперед.

 

Задача психолога – помогать людям

 

– В чем именно заключается помощь корпоративного психолога? Да в том же, что и у всего менеджмента компании, – развивать бизнес, повышать производительность труда.

 

– Я, конечно, могу ошибаться, но мне кажется, что корпоративный психолог все же решает несколько иные задачи, чем менеджеры компании?

 

– Вы не ошибаетесь, у психолога есть две функции: одна – поддерживающая, другая – оценивающая. Например, оценка эффективности, ресурсности сотрудника, его соответствия функциональным требованиям и ценностям компании. То есть создание психологического портрета личности работника, выявление его потенциала. Это в какой-то степени пересекается с функцией HR, но наша задача состоит в непосредственном психологическом сопровождении, помощи в индивидуальной адаптации во всех сферах жизни: внутриличностной, эмоциональной, семейной, коллективной и социальной.

 

Поддержка психолога проявляется в заботе о сотрудниках, поскольку традиционно в компании принято воспитывать собственные кадры, обеспечивать профессиональный и личностный рост сотрудников.

 

И здесь психологу крайне важно соблюдать такие этические нормы, как конфиденциальность, неразглашение личной и профессиональной информации. Если перед руководством или топ-менеджментом компании стоит выбор – взять человека со стороны или вырастить специалиста в собственном коллективе, то приоритет, безусловно, будет отдан последнему.

 

– Значит, в задачу психолога входит выявление способностей и склонностей сотрудника?

 

– Конечно! Психодиагностика, выявление талантов, сильных и слабых сторон, составление психологического профиля личности, а также умение просчитать возможные риски – это то, над чем работает психолог. Любую ротацию или продвижение по службе всегда сопровождает психолог. И рекомендации специалиста в этом вопросе играют не последнюю роль. Хотя выбор и принятие окончательного решения всегда остаются за непосредственным руководителем.

 

Обратная связь             

 

– Как изменились взаимоотношения внутри компании после появления в штате психолога?

 

– Для меня показателем эффективности работы является обратная связь. В компании существуют различные опросы, которыми занимается наша академия. Эти опросы показывают уровень удовлетворенности и лояльности сотрудников. Плюс они могут оказать помощь в карьерном росте.

 

Но не менее важной составляющей моей работы я считаю формирование условий для раскрытия человеком своего потенциала. Например, у нас в бухгалтерии долгое время работала сотрудница, которая не получала морального удовлетворения от того, чем она занималась. После нескольких коуч-сессий она решилась открыть собственное дело, и теперь эта женщина счастлива, так как занимается тем, что ей по душе. К тому же знание бухгалтерии ей весьма пригодилось на новом поприще. Этот случай как нельзя лучше демонстрирует, что задача психолога состоит не в том, чтобы сделать из человека эффективный инструмент, этакий рабочий станок (хотя, конечно, и такое возможно). Человек – сложный, программируемый, но в то же время саморегулирующийся и самовосстанавливающийся механизм. Им можно управлять до поры до времени, затем он либо сломается, либо начнет бунтовать. А это совершенно не та цель, которую должен ставить перед собой психолог, наша главная миссия – помочь человеку реализовать свой потенциал и найти свой путь развития.

 

Буллинг присутствует всегда, но с ним надо бороться

 

– В любом коллективе есть то, что принято называть буллингом. И если раньше это явление существовало в реале, то сейчас оно «перекочевало» еще и в мир виртуальный. Входит ли в обязанности психолога отслеживать этот процесс? Ведь вполне возможна ситуация, при которой коллеги недолюбливают друг друга, но напрямую об этом не говорят, предпочитая выражать неприязнь в виртуальном пространстве…

 

– Знаете, в самом начале моей работы в компании любое новшество редко сразу же воспринималось коллективом на ура. Были и буллинг, и троллинг, и саботаж, и сопротивление. Потом я поняла: все зависит от личности руководителя, его жизненных ценностей и способов достижения целей. Для меня есть две особенности моего руководителя – порой необоснованный оптимизм и способность работать с тем, что есть, когда, несмотря на определенную среду, человек просто идет и делает. Другие при этом могут критиковать, буллить, а он просто выполняет задуманное (плохо или хорошо – другой вопрос). К чему я это говорю? Да к тому, что в каждой компании существуют свои микроклимат и традиции. У нас, например, это самые обычные человеческие ценности – взаимное уважение, открытость, честность, порядочность, здоровые амбиции.

 

Каждый новый сотрудник обязательно проходит собеседование с психологом. В ходе этой беседы может проявиться многое – воспитание человека, его жизненные ориентиры и моральные принципы. Психолог старается выяснить, что для него важно и какой ценой он готов достигать поставленных целей. Вызывает интерес и то, какой вклад со временем он сможет внести в устойчивость компании.

 

– Вы хотите сказать, что тщательный отбор при приеме на работу – это своего рода профилактика буллинга?

 

– Да, именно так. Я не буду утверждать, что это явление у нас отсутствует полностью, так как у буллинга много видов и форм, которые сегодня, на мой взгляд, плодятся и размножаются благодаря в том числе развитию цифровых технологий и распространению использования в коммуникации социальных сетей. Однако в основе буллинга всегда лежит психологическое насилие как последствие неправильного воспитания, заниженной самооценки, неспособности самостоятельно справляться с внутренними и внешними проблемами, достигать желаемого за счет личных ресурсов. Буллинг, кибербуллинг – это проекция внутреннего состояния человека на внешнюю среду.

 

– Вы говорите о тех, кто занимается буллингом. А как насчет жертв?

 

– Жертвы – то же самое. Умению постоять за себя можно научиться в первую очередь в семье. Буллинг, к сожалению, всегда был и будет.

 

– Но теперь он перешел в виртуальное пространство…

 

– Виртуальное пространство расширяется, все больше людей пользуются интернетом, социальными сетями, поэтому все, что ранее существовало в физическом пространстве, сейчас выливается туда.

 

Как справиться с травлей

 

– Как научиться справляться с кибербуллингом, ведь некоторые воспринимают травлю в интернете намного острее, чем в реальной жизни?

 

– Подход к предотвращению кибербуллинга должен быть системным. Особое внимание необходимо уделять общей психологической грамотности населения, куда входят воспитание в семье, морально-этические ориентиры ребенка, его самооценка, умение защищать свои интересы и личностные границы. Если ребенок растет в среде, где его воспринимают как личность, у него не будет потребности утверждаться за чужой счет. Он будет наращивать свои собственные способности и умения. Надо признать, что в нашем обществе имеются проблемы с личностными границами из-за авторитарного воспитания, принятого во многих семьях. Как правило, оно приводит к подавлению личности ребенка. К этому добавляются директивы в школе, которые регламентируют, что должен, а что не должен делать ребенок. С похожими проблемами мы сталкиваемся в вузе и на работе. И в результате получаем тот самый эффект «сжатия пружины». Что произойдет, если сжимать пружину слишком сильно?

 

– Она выстрелит.

 

– Чем большую силу прикладываешь для сжатия пружины, тем сильнее нарастающие в ней силы сопротивления. Правда, многое зависит и от степени жесткости самой пружины. То же самое происходит с человеком. Чем сильнее его притесняют и подавляют интересы, тем большее недовольство копится у него внутри. И здесь никто не сможет предсказать, когда и в каком месте все это вырвется наружу, равно как и то, в какой форме это произойдет – все зависит от особенности характера человека. Там, где отсутствует страх наказания и приветствуется насилие, человек с легкостью вываливает все накопившееся. Социальные сети воспринимаются многими как место, где присутствуют эти самые (на самом деле – иллюзорные) свобода, безнаказанность и анонимность.

 

Помимо воспитания в семье необходима также просветительская деятельность. Психологическая и правовая неграмотность – отличие тех, кто затевает травлю в интернете. Поэтому окружающим неплохо было бы поинтересоваться, чем занимается ребенок (или взрослый человек) в интернете, постараться понять мотивы такого поведения.

 

– То есть, безразличие окружающих, включая родителей, является одной из причин травли в интернете?

 

– К сожалению, это так. Отсутствие базовых коммуникативных навыков может стать причиной буллинга. Проще говоря, наша проблема в том, что мы по-настоящему не интересуемся друг другом, не умеем выражать свои чувства, слышать того, кто рядом. И, конечно, именно в учебных учреждениях нужно уделять как можно больше внимания растущему человеку. Если мы прозевали то, как воспитывался ребенок в детском саду, то есть шанс исправить ситуацию в школе. Если не получилось в школе – то в вузе. В коллективе всегда есть возможность провести психологическую коррекцию. Важно дать понять человеку, что социум, в который он вошел, не только предоставляет ему возможности свободно себя реализовывать, но и требует соблюдения правил, принятых в обществе, и проявления личной ответственности.

 

– Вы хотите сказать, что проблема буллинга гораздо глубже и сложнее, чем это представляется на первый взгляд?

 

– Однозначно. И если вводить ограничения или правила поведения в том же киберпространстве, то это станет, как минимум, тушением пожара, а как максимум – его предотвращением. Но я сейчас говорю о профилактике. Первое – это воспитание, создание безопасной среды, способствующей психологической адекватности и здоровью человека. Второе – общая психологическая грамотность, когда социум становится той средой, где нет места для буллинга. Речь идет об общей культуре и образованности. Человеку жизненно необходимы знания о том, какие у него есть права.

 

Взять, например, тематику обучения наших сотрудников – воспитание психологической устойчивости. У многих из них весьма стрессовая работа, особенно у тех, кто находится в непосредственном взаимодействии с покупателями или гостями нашей компании. И для них особенно важна психологическая устойчивость, поэтому мы обучаем своих работников основам коммуникации, объясняем, как реагировать на нападки и манипуляции, как разговаривать и вести себя, чтобы избежать жесткого конфликта.

 

Ответственность за буллинг, в том числе и кибербуллинг, как правило, ложится не только на того, кто нападает, но и на противоположную сторону. Человек должен быть психологически грамотным, стрессоустойчивым, уметь сопротивляться. А за детей и подростков вплоть до их 18-летия несут ответственность родители или близкие люди, которые находятся рядом.

 

В социуме же многое зависит от микроклимата. И здесь корпоративный психолог может оказать неоценимую помощь, так как создание здорового микроклимата в коллективе – его основная задача.

 

– Можно сказать, что это основа профилактики буллинга?

 

– Да. Понятно, что здоровый климат в коллективе зависит от многих факторов – взять те же ценности компании, о которых я уже упоминала. Однако я, как психолог, считаю, что пульт управления всегда находится в руках руководителя компании. Только проявленная им воля поможет сформировать в коллективе психологическую устойчивость, характер команды, профессионализм, возможность развития бизнеса и соответствующие жизненные принципы. Если собственник или руководитель компании сам является обладателем высоких жизненных и моральных принципов, он сумеет симметрично перенести их на коллектив.

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости
Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie