429.68 488.16 5.92

Тяжелая поступь свободы слова: как изменилось информационное пространство в РК

Казахстан прошел громадный путь за короткий срок.

 

Вчера, как известно, прошел Всемирный день свободы прессы. Когда задумываешься об изменениях в Казахстане, произошедших с момента объявления Касым-Жомартом Токаевым курса на демократические реформы, то понимаешь, что республика прошла громадный путь за короткий срок. Особенно по части реализации различных свобод – слова, протеста, мнения.

 

Ради того, чтобы представители общественности могли свободно высказываться лично президенту, создан Национальный совет общественного доверия. Госслужащие всех рангов вышли в социальные сети и напрямую общаются с гражданами. Журналисты получили возможность задавать на брифингах чиновникам любые острые вопросы, а редакции почти забыли, что всего пару лет назад в республике властвовало «телефонное право».

 

В информационном пространстве страны незаметно произошел очередной перелом – на этот раз от зажатой прессы с министерством-надсмотрщиком в сторону конкуренции на рынке, которая (конкуренция) заставляет редакционные коллективы раскрепощаться, расширять список тем, постоянно проверяя, как далеко дадут зайти в деле критики госорганов и высокопоставленных чиновников. А министерство сосредоточено на соблюдении интересов СМИ, которым в период пандемии были оказаны серьезные налоговые послабления и на своих функциях в других секторах.

 

Например, разбиралось вместе с профильными органами в конфликтах с межэтнической окраской, работало в сфере общественного контроля во время дефицита лекарств во время кризиса пандемии, отрабатывало год волонтера и т.д. Министерство сделало то, о чем много лет просили журналисты – предоставило им свободу и не диктовало повестку. Что для некоторых кажется весьма удивительным, учитывая, что глава ведомства Аида Балаева – каленая аппаратчица, которая отличается весьма жесткими методами управления.

 

И мы уже наблюдаем, как столичная и алматинская пресса понемногу превращаются в самих себя образца начала «нулевых», когда воздух в республике буквально звенел от напряжения информационных схваток. Всего лишь за год высокопоставленных госслужащих, подвергшихся и подвергающихся прямо сейчас жесткой критике и нападкам СМИ и общественных деятелей, набралось столько, сколько не было в течение последних пяти лет. И мы уверены, что этот список будет пополняться и дальше – различные группы общественников, экспертов и СМИ проверяют, смогут ли они добиться прецедента: отставки выбранного в качестве мишени чиновника.

 

Актоты Раимкулова

 

Самый затяжной конфликт – режиссер Ермек Турсунов против министра культуры и спорта РК. С критикой положения культуры в стране Турсунов выступил на первом же заседании НСОД, и с тех пор выдал на-гора массу публикаций, интервью, монологов и постов на эту тему, из которых можно собрать новую книжку.

 

С недавних пор в этот конфликт вмешался экс-министр культуры и информации Ермухамет Ертысбаев, который на своем YouTube-канале посвятил режиссеру уже два монолога по полчаса каждый и явно пытается сосредоточить внимание Турсунова на своей персоне. Перевести огонь на себя, так сказать.

 

Алексей Цой

 

Министра здравоохранения невзлюбили сильнее всего представители немногочисленных либеральных СМИ и Telegram-каналов. Редкие брифинги Алексея Цоя превращаются в допросы, причем журналисты из разных, казалось бы, изданий словно участвуют в командной игре «Загони министра в угол». 

 

Сейчас на повестке дня тема провала вакцинации, за которую Токаев пригрозил «неприятными кадровыми решениями» Цою и всему правительству в целом. То есть, если в случае с Раимкуловой очевиден заказ, связанный, как подчеркнул в своих видео Ертысбаев, с деньгами, то преследование Цоя ведется из чисто спортивно-охотничьего интереса – сумеет ли пресса убедить президента, что правительство надо менять.

 

Асхат Аймагамбетов

 

Министр образования стал мишенью журналиста газеты «Время» Михаила Козачкова. В социальных сетях и Telegram последние дни ведутся ожесточенные дискуссии на тему премиальных министра в размере дюжины окладов – кто-то «слил» Козачкову фотографии зарплатных ведомостей МОН РК.

 

Пока одна часть экспертно-блогерского сообщества пытается защитить Асхата Аймагамбетова, доказывая, что премии – это инструмент привлечения в госсектор опытных управленцев, каковым является действующий министр, противная сторона твердит о «неэтичности» и «аморальности». В любом случае, Аймагамбетов как никто другой близок к тому, чтобы доказать старую истину: «Между мухой и министром есть одна общая черта – обоих можно прихлопнуть газетой».

 

Багдат Мусин

 

Период умиления молодым министром «цифры» прошел, сменившись роптанием по поводу его методов управления. В частности, злоупотребления «походами в народ».

 

Первую вылазку в Гарун-аль-Рашид-стайле соцсети приняли на ура. Багдат Мусин тогда посетил один из столичных ЦОНов, убедился, что на местах происходит бардак, и анонсировал использование метода «тайного покупателя» сотрудниками министерства в работе на постоянной основе.

 

В итоге оказалось, что метод «тайного покупателя» в работе МЦРИАП использует лишь сам Мусин – по крайней мере, сообщают в СМИ только о его походах в ЦОНы. Естественно, вчерашние поклонники сменили тон и теперь спрашивают, кто вообще в министерстве работает, если министру приходится снова проверять, что творится на местах.

 

Бакытжан Сагинтаев и Алтай Кульгинов

 

Акимы двух главных городов Казахстана, наряду с Раимкуловой, стали первыми мишенями СМИ и блогеров, которые поняли, что в информационном пространстве опять можно творить все, не выходящее за рамки законодательства.

 

Разница в накале информационных нападок на двух акимов лишь в том, что в Алматы проживает больше лидеров общественного мнения, чем в Нур-Султане, да и по количеству СМИ, особенно в статусе «независимых», южная столица лидирует. А проблемы у обоих городов примерно идентичны – ЖКХ, ливневки, благоустройство окраин, строительство школ и жилых домов. Как и возможности их решения, в первую очередь финансовые, в условиях корона-кризиса достаточно скромные.

 

Единственное, что следует отметить: нападки на Кульгинова спорадические, в то время как Сагинтаева критикуют на постоянной основе уже несколько месяцев кряду, причем участники этого марафонского забега как будто не собираются выдыхаться.

 

Бауыржан Байбек

 

Наконец, наиболее скандальный пример, до чего у нас свобода слова дошла – это заочная дуэль первого зампреда партии Nur Otan Бауыржана Байбека с лидером незарегистрированной Демократической партии Казахстана Жанболатом Мамаем.

 

Последний обвинил первого в коррупционных преступлениях в бытность акимом Алматы. Сделал это Мамай в YouTube, явно косплея Алексея Навального с его громкими разоблачениями кремлевских коррупционеров. И Байбек решил показать, что умеет играть по новым правилам транспарентного государства, для чего дал интервью другому популярному YouTube-блогеру и журналисту Танирбергену Бердонгарову. И вполне аргументировано разметал мамаевские домыслы, не забывая при этом упоминать, что Жанболат возглавляет фейковую партию и читает тексты с фейкового Telegram-канала. 

 

Все эти многочисленные информационные атаки в адрес министров и акимов создают впечатление какого-то полномасштабного политического кризиса, но все это – иллюзия. А в реальности же всем желающим и имеющим возможность заявить о себе в информационном пространстве развязали руки и отошли в сторону.

 

Мы так давно не слышали недовольных голосов, что считаем их чем-то вроде колоколов скорого Судного дня. Но это просто свобода слова. Получите и распишитесь.

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости

Новости партнеров

Подпишитесь на нас, чтобы получать интересные новости!

Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie